Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Обзор прессы «Допинг по-русски»: что пишет пресса Швейцарии

Пресса Швейцарии: «Российская система систематического допинга в легкой атлетике — это всего лишь вершина айсберга».

(Keystone)

Швейцарская пресса уделяет огромное внимание докладу о допинге в российской легкой атлетике, опубликованному в Женеве Всемирным антидопинговым агентством (ВАДА). Как следует из этого доклада, использование запрещенных препаратов является среди российских легкоатлетов обычной практикой. Теперь их могут ожидать дисквалификации и даже запрет на участие в Олимпиаде в Рио, а чиновников от спорта — санкции. Что пишет об этом пресса Швейцарии?

«В последнее время стало уж очень сложно следить за многочисленными скандалами, потрясающими устои мирового спорта. Сначала нас многие месяцы занимал подкуп в ФИФА, а вот теперь на первые страницы газет попала Международная ассоциация легкоатлетических федераций (ИААФ). Сначала стало известно, что ее бывший председатель Ламин Диак брал взятки за отказ от санкций в отношении российских спортсменов, уличенных в употреблении допинга, и вот теперь Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) публикует доклад с изложением механизмов, лежащих в основе российской спортивно-допинговой индустрии», — пишет обозреватель газеты «Neue Zürcher Zeitung» Эльмар Вагнер (Elmar Wagner).

«ВАДА рекомендует лишить Всероссийскую федерацию легкой атлетики ее международных полномочий и отстранить от соревнований по меньшей мере пять спортсменов и пять тренеров. Серьезные обвинения выдвигаются и против министра спорта России Виталия Мутко, который, якобы, активно участвовал в манипуляциях с пробами спортсменов. Однако, сколь бы странным ни казался такой вывод, особенно на фоне скандалов с ФИФА, тем не менее, следует заявить со всей очевидностью: допинговая афера в легкой атлетике имеет куда большие размеры и значение ее куда более серьезно.

Футбол и допинг допинг

PLACEHOLDER

Все футболисты, которые намерены принять участие в Чемпионате мира по футболу в Бразилии, проходят процедуру строгого допинг-контроля. По заказу ФИФА и ВАДА этим занимается швейцарская лаборатория.

Речь идет о «Лаборатории допингового анализа» («Labor für Doping-Analysen» — «LAD»), с директором которого Марциалом Зауги (Martial Saugy) поговорил журналист портала swissinfo.ch.

Лаборатория «LAD», проводящая исследования на предмет наличия допинга в пробах спортсменов, является единственной в своем роде в Швейцарии. Она располагается в простом на вид здании в небольшом местечке Эпаленж (Epalinges) в пригороде Лозанны. В этом тихом уголке швейцарской провинции проживает всего лишь 8 тыс. человек.

Лаборатория «LAD» была выбрана «Международной футбольной ассоциацией» («ФИФА») и «Всемирным антидопинговым агентством» (ВАДА) после того, как августе 2013 года ВАДА отобрала лицензию у лаборатории «Ladatec» в Рио-де-Жанейро из-за не соответствия ее работы строгим международным стандартам.

Теперь в Швейцарии специалисты из «LAD» исследуют допинг-пробы всех футболистов, едущих на Кубок мира по футболу в Бразилию. Марциал Зауги, по профессии биохимик, заверяет нас, что «допинг-тесты, по большей части, еще перед началом чемпионата, пройдут все 736 игроков, участвующих в матчах группового турнира».

swissinfo.ch : Лаборатория «LAD» работает вместе с ФИФА с 1998 года. Правда ли, что допинг в футболе не играет никакой роли?

М.З.: Похоже, что так. Конечно, есть виды спорта, где надо гораздо больше бороться с допингом, потому что физическая выносливость там имеет решающее значение. Вспомним, например, о велосипедном спорте или легкой атлетике.

В целом, можно сказать, что риск допинга в индивидуальных видах спорта выше, чем в командных. Учитывая поток информации, трудно себе представить, что вдруг окажется, что вся команда сидит на допинге. Но один конкретный футболист очень даже может.

Помимо этого могу сообщить также, что ФИФА всерьез озабочена проблемой допинга. Национальные футбольные союзы, равно как и Европейская футбольная ассоциация (УЕФА), всегда контролировали спортсменов на предмет запрещенных препаратов. Футбол в статистике Всемирного антидопингового агентства занимает по числу взятых у спортсменов проб одну из самых верхних строк.

Но ФИФА в настоящее время разрабатывает особую антидопинговую стратегию. Она намерена проводить долгосрочные тесты, а также ввести так называемый биологический паспорт и проводить допинг-тесты не во время соревнований, а до них.

Футболистов проверяют чаще

В 2012 году более 30-ти лабораторий, аккредитованных Всемирным антидопинговым агентством, проверили 267 645 проб. Это на 10% больше по сравнению с предыдущим 2011 годом.

Атипичные показатели или даже запрещенные вещества были обнаружены в 4 723 образцах, что, правда, не всегда автоматически является нарушением антидопинговых стандартов. В большинстве случаев (2 279 проб) речь шла об анаболических стероидах.

По количеству проверенных проб — 28 008 — футболисты находятся на первом месте. За ними следуют легкоатлеты (27 836 проб) и велосипедисты (20 624 пробы).

Что касается атипичных показателей или запрещенных препаратов в крови или моче спортсменов, то они у футболистов они были обнаружены в 315 случаях, у легкоатлетов — в 451 случае, в велосипедном спорте — в 502.

Источник: ВАДА (Всемирное антидопинговое агентство)

Конец инфобокса

swissinfo.ch: Мы действительно мало слышим о допинге в футболе. Но не потому ли, что просто допинг-контроль в этом виде спорта слишком слабый?

М.З.: Как я уже говорил, в этом вопросе есть некоторое развитие. Конечно, можно было уже раньше что-то сделать и разработать более умные стратегии. И после Чемпионата мира в Южной Африке ФИФА четко указала, что она хочет устраивать допинг-контроль не на соревнованиях, а уже на тренировочном этапе.

С другой стороны, на мой взгляд, не далек от истины и тот, кто считает, что выборочная проверка и по сей день не потеряла своей эффективности. Игрок, который принимает запрещенные препараты, сильно рискует. Допинг-контроли — и здесь я говорю о Европе, которую хорошо знаю, — проводятся очень серьезно.

swissinfo.ch: ФИФА уже поручала лаборатории, которую вы возглавляете, анализировать допинг-пробы спортсменов, принимавших участие в Кубке Конфедераций 2013 года. Кого-нибудь «поймали»?

М.З.: Никого — а ведь допинг-контроль проводили уже до начала турнира. Игроки знают, что они участвуют в крупном спортивном мероприятии, где высока вероятность взятия у них проб. И уж тем более они знают, что положительный тест вызовет большой скандал.

У меня такое впечатление, что сознание игроков выросло, и на каких-то очень важных турнирах никто не хочет играть с огнем. Допинг-контроль и угроза быть «пойманным» оказывают сдерживающее воздействие. Может звучит не очень красиво, но зато это правда.

swissinfo.ch: На первом групповом этапе Чемпионата мира будет задействовано 736 игроков — 32 команды, в каждой по 23 футболиста. Всех ли проверят на допинг?

М.З.: Число игроков будет даже выше, чем 736, потому что некоторые страны заявили больше, чем по 23 игрока. Некоторые проверки состоятся еще в Европе, прежде чем спортсмены отправятся в Бразилию. В этом случае ФИФА будет сотрудничать с экспертами УЕФА, отвечающими за допинг-контроль — речь идет исключительно о врачах.

У ФИФА также есть свои специалисты для проведения проб. Эти эксперты будут осуществлять свой допинг-контроль в Бразилии и отправлять взятый материал нам. Затем мы будем проводить непосредственно лабораторные исследования.

PLACEHOLDER

swissinfo.ch: Все это, несомненно, требует четко выверенной логистики?

М.З.: Да, но для нас это рутинная работа. Если бы лаборатория «Ladatec» из Рио-де-Жанейро не потеряла свою аккредитацию, мы бы работали сейчас сообща. Теперь это немного сложнее, потому что все образцы должны быть отправлены к нам в Лозанну.

По политическим причинам сотрудничать с другими лабораториями Южной Америки, например, из Колумбии, Мексики или Кубы, никто не стал. Поэтому ФИФА выбрала нас, тем более, что мы уже долгое время работали вместе. В конечном счете потеря времени будет незначительной — лишь 12 часов, пока образцы перевозят самолетом из Южной Америки в Швейцарию.

swissinfo.ch: На какие вещества вы будете обращать особое внимание?

М.З.: Мы ищем все, что нам поручено по мандату ФИФА. Среди спортсменов, которые употребляют допинг, особенно распространены стероиды. В футболе их вы вряд ли найдете. Но есть еще гормон роста, соматропин, который используют для увеличения мышечной массы. Есть эритропоэтин, есть амфетамин.

Особенно важен поиск средств, о которых мы знаем, что они могут быть эффективными на протяжении всего турнира. В частности, стероиды, например, тестостерон. Это средство влияет на «физику» спортсмена, позволяет организму быстро восстановиться, особенно во время турнира, который длится почти пять недель.

swissinfo.ch: Предположим, знаменитый игрок попался на допинге. Может такое случиться, что ФИФА, футбольная ассоциация его страны или клуб сделают все возможное, чтобы дело не дошло до общественности?

М.З.: Все образцы, которые мы получаем, имеют только номер и никогда — имени спортсмена. Таким образом, анонимность полностью гарантирована. Это железное правило. Если у нас есть положительный допинг-тест, мы информируем не только ФИФА, но в Антидопинговое агентство. Если мы не доложим об этом в ВАДА, то мы можем потерять нашу аккредитацию, нас просто отстранят от исследования проб. Такой подход обеспечивает надежность, другими словами, любое давление на нашу лабораторию исключено.

С другой стороны ВАДА в любой момент имеет право отправить положительные образцы для дальнейшего анализа с целью проверки, достаточно ли надежно мы сработали. Иначе говоря, даже нашу лабораторию контролируют для того, чтобы избежать конфликта интересов.

PLACEHOLDER

swissinfo.ch: Снова предположим — у какого-то игрока положительный допинг-тест. Кто отвечает за это? Только спортсмен или еще и наблюдающий врач?

М.З.: Во-первых, конечно, сам игрок. Но у него всегда есть право сделать «пробу Б». Если положительный тест подтверждается, игрок будет дисквалифицирован, а затем еще последуют санкции со стороны ФИФА.

Во время исследования второй пробы ФИФА предоставляет игроку право объяснить свою позицию. Если окажется, что запрещенное вещество было дано ему его врачом, то тогда ФИФА и Всемирное антидопинговое агентство могут принять меры и против врача.

Но сначала, однако, будут применены санкции в отношении спортсмена, который всегда может подать апелляцию в арбитражный суд. Если ответственность лечащего врача будет доказана, то накажут и его. Эта процедура соответствует международному кодексу поведения в борьбе с допингом, которого придерживается и ФИФА.

swissinfo.ch: Впервые данные игроков используются для создания так называемого биологического паспорта. Что даст этот инструмент?

М.З.: Перед чемпионатом мира у всех игроков возьмут пробы крови и мочи. Мы собираем все данные, которые необходимы для создания биологического паспорта с основной информацией о футболисте. Этот документ не ограничивается только биохимической информацией, такой, как количество эритроцитов или какова гематокритная величина в организме.

Он также включает в себя дополнительные сведения и другие показатели, которые могут быть обнаружены в пробе мочи спортсмена. Это позволяет выявить своего рода био-цифровой отпечаток игрока. Если некоторые параметры существенно изменяются по сравнению с тем, что зафиксировано в паспорте, то это может означать прием допинга.

Это первый случай, когда принцип биологического паспорта будет систематически применен в футболе. Но мы привыкли иметь с ним дело, потому что этот документ в таких видах спорта, как велоспорт и легкая атлетика, уже стал частью повседневной жизни.

swissinfo.ch: Как Вы считаете, отстает ли футбол от других видов спорта в том, что касается допинг-контроля?

М.З.: Конечно. Мы знаем, что были и есть большие проблемы с допингом в легкой атлетике и, прежде всего, в велоспорте. Особенно в этих видах спорта популярен эритропоэтин. Самой эффективной мерой для выявления нарушителей было создание биологического паспорта. В футболе риск допинга, конечно, нулю не равен, но он значительно ниже, чем в других видах спорта.

Но это также вопрос масштабности вида спорта. В велосипедном спорте — около 800 профессионалов. А в футболе только на Чемпионате мира выступит почти то же число участников. Для того, чтобы в футболе ввести биологический паспорт, как в велоспорте или легкой атлетике, нужна гигантская организационная машина. Напомню, что в других видах спорта, таких, как хоккей или теннис, биологических паспортов нет.

В целом, я думаю, антидопинговая политика в футболе, учитывая масштабы этого вида спорта и все остальные тонкости, проводится сейчас вполне адекватная.

В самом деле, в случае с футбольными функционерами мы имеем дело с коррумпированными чиновниками, которые одаривали друг друга взятками. Допинговый же скандал касается уже не только административной сферы, он является прямым вмешательством в принципы честной спортивной конкуренции. Здесь речь идет о прямом обмане и искажении рейтингов и результатов, здесь затронута сама суть спорта. И если дать спортсменам, уличенным в использовании запрещенных субстанций, и дальше завоевывать медали, то мы добьемся только одного, а именно, превращения профессионального спорта в полный абсурд. И это куда страшнее, чем разоблачение гнилых административных практик и бюрократических структур».

Дешевый триллер

«Многие пассажи опубликованного Всемирным антидопинговым агентством доклада читаются как сценарий дешевого шпионского триллера. А как иначе следует воспринимать информацию о всех этих подставных лабораториях и трюках с пробами, напоминающую о холодной войне Востока и Запада, которая имела место не только в сфере политики, но и спорта? И в самом деле, чтобы понять весь размах допингового скандала, нам придется вернуться именно туда, в эпоху холодной войны, и вспомнить, например, о том, как ГДР на государственном уровне накачивало своих спортсменов допингами», — пишет выходящая в Берне газета «Der Bund».

«Однако если высшие восточногерманские спортивные функционеры занимались манипуляциями, так сказать, в своем кругу, то теперь «сидящие на стероидах» российские спортсмены получали прикрытие со стороны, теперь уже бывшего, председателя «Международной ассоциации легкоатлетических федераций» Ламина Диака. А это означает, что результаты Лондонской Олимпиады 2012 года были скорее всего фальсифицированы».

Видео спорт коррупция

«Магглингенская Конвенция» — первое крупное международное соглашение о совместной борьбе с договорными матчами.

Газета подчеркивает далее, что «было бы неправильно сосредотачиваться сейчас только на одной России. Как известно, французская юстиция, которая, собственно, и предъявила Ламину Диаку обвинения во взятках, ведет сейчас антидопинговое следствие в глобальном масштабе, да и само ВАДА уже намекнула, что российская система систематического допинга в легкой атлетике — это всего лишь вершина айсберга».

В целом же «такого рода кризис играет позитивную роль в оздоровлении международных спортивных структур, слишком долго проводивших в отношении взяток и допинга самую настоящую «страусиную политику». Здесь должна произойти полная смена менталитета, в противном случае… от спорта окончательно отвернутся спонсоры, болельщики и средства массовой информации».

Разворошить муравейник

Франкоязычная швейцарская газета «Le Temps», традиционно уделяющая России немало места на первых страницах, и в этот раз не обошла скандал вниманием, уже в первых строках комментариев употребив выражение «советская эра». «Даже вопрос представителя агентства ТАСС («Можете ли вы доказать ваши обвинения?»), прозвучавший в адрес ВАДА, был вполне достоин эпохи 1980-х годов, когда Восток и Запад вели холодную войну на спортивных полях всего мира».

Газета обратилась за комментарием к Жаки Делапьеру (Jacky Delapierre), организатору легкоатлетических соревнований «Lausanne Atletissima», который эмоционально отметил, что «проблема вызывает печаль и удивление своим размахом». «Честно, я не думал, что мы еще можем столкнуться с допингом, организованным как в советское время. Это хорошо показывает, что дело заходит далеко за рамки спорта, превращаясь в геополитику».

Впрочем, указывать пальцем только лишь на Россию явно не входит в цель публикации. «Le Temps» напоминает, что в наше время допинг в спорте — это глобальная проблема, и сравнивает президента Международного антидопингового агентства Дика Паунда с человеком, который своим отчетом «разворошил муравейник, что, однако, отнюдь не помешает муравьям скоро вновь приняться за свою работу».

«В следующем году атлеты самой большой по площади страны в мире, возможно, лишатся возможности выйти на беговые дорожки в Рио», — предполагает газета «Le Matin». Она тоже констатирует, что, несмотря на громкие разоблачения, настоящих решений проблемы допинга скандальная пресс-конференция в Женеве не принесла. Что же получается, борьба с допингом проиграна заранее? А может, стоит просто разрешить всем пользоваться чем угодно?

Или все-таки надо реагировать каким-то другими способами, чем сегодня? Но тогда следует покончить с конфликтом интересов, который царит в настоящий момент, когда спортивные федерации, организующие соревнования, одновременно отвечают еще и за антидопинговый контроль. «Через два с половиной года Россия примет Кубок мира по футболу», — напоминает «Le Matin». «Страна, где спортсмены подсажены на иглу, примет у себя тёплую компанию из ФИФА. А что такое коррупция, этой организации из Цюриха хорошо известно...»

Neuer Inhalt

Horizontal Line


swissinfo.ch

Тизер

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта