Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Финансы и искусство Финансирование как инструмент цензуры в Швейцарии?

Автор:


Театральный перформанс «Roger Köppel - eine Abschiebung» («Рождер Кёппель – история одного выдворения») стал причиной неприятностей для цюрихского театра «Neumarkt». 

Театральный перформанс «Roger Köppel - eine Abschiebung» («Рождер Кёппель – история одного выдворения») стал причиной неприятностей для цюрихского театра «Neumarkt». 

(Keystone)

Из-за нашумевшего театрального перформанса правительство кантона Цюрих урезало театру «Ноймаркт» финансирование. Что это — цензура или такой способ контроля качества? Мы попытались разобраться.

Театральный перформанс «Roger Köppel — eine Abschiebung» («Роджер Кёппель — история одного выдворения»Внешняя ссылка), поставленный театром «НоймарктВнешняя ссылка» в марте 2016 года, стал в Швейцарии довольно заметным событием, чтобы не сказать скандалом. Режиссер Филипп Рух (Philippe Ruch) поместил в центр своего сценического действа не больше и не меньше как процедуру изгнания бесов из Роджера КёппеляВнешняя ссылка, депутата Национального совета (большой палаты парламента) от правоконсервативной Швейцарской народной партии (SVP), издателя журнала «Weltwoche», известного в Швейцарии колумниста и публициста, талантливого оратора и полемиста.

Пиус Кнюзель (Pius Knüsel), бывший директор организации швейцарского культурного экспорта «Pro Helvetia». В 2004 году эта организация провела в Париже весьма неоднозначную выставку, после чего ей сократили объем государственного финансирования. После – не значит вследствие? 

(freshfocus)

Сюжет инсценировки был в целом довольно прост и завязан на стремлении изгнать из Роджера КёппеляВнешняя ссылка при помощи своего рода вудуистской церемонии «дух нацистского пропагандиста и агитатора», да и вообще избавить страну от такой личности, как он. А перед спектаклем любой желающий мог выйти на соответствующий сайт и дополнительно в буквальном смысле проклясть Кёппеля и пожелать ему на голову разного рода несчастий, болезней и прочего зла. Что это? Искусство? Или же этот «спектакль» все-таки пересекает красную линию дозволенного?

О качестве этого спектакля в Швейцарии в целом сложилось практически единое мнение: в СМИ постановка была жестко раскритикована в качестве зрелища безвкусного, примитивного и смехотворного. Не удивительно, что все эти события не остались без последствий, в частности, цюрихское отделение Швейцарской народной партии (SVP) направило экстренный запросВнешняя ссылка в кантональное правительство (Regierungsrat) с целью разъяснить параметры и критерии финансовой бюджетной поддержки учреждений искусства вообще и театра «Ноймаркт» в частности, которому из кантонального бюджета каждый год выделяется немалая поддержка в сумме 330 тыс. франков.

В своем ответеВнешняя ссылка на запрос «народников» правительство кантона само осудило постановку и дистанцировалось от нее. Проблему в целом можно было бы считать закрытой, если бы не решение правительства сократить на 2017 год бюджетное финансирование театру на 50 тыс. франков до суммы только в 280 тыс. При этом было указано, что в финансирование в 2018 году будет вновь осуществляться в полном объеме. В ответ на запpос портала swissinfo.ch руководство кантона мотивировало это единовременное сокращение субсидий необходимостью компенсировать непредвиденные административные расходы, возникшие в ходе обработки экстренного обращения цюрихской организации партии «народников».

Такая мотивировка нас не удовлетворила. Разве обработка политических запросов не относится к само собой разумеющимся задачам правительства кантона? Даже Маделена Херцог, руководитель кантонального Министерства культуры (Fachstelle Kultur beim Kanton Zürich), признает, что в кантоне Цюрих в целом не принято выставлять какие-либо особые счета за обработку политических запросов и обращений. Не удивительно, поэтому, что многие швейцарские СМИ склонны рассматривать такое урезание финансирования в качестве «наказание» или «штрафа» за неудачный театральный проект.

Театр Ноймаркт — не исключение

Сокращение субсидий в качестве попытки «наказать» произведения искусства или проекты, «неугодные» власти — в Швейцарии такого рода казусы случались в прошлом неоднократно. В 2004 году, например, швейцарский художник Томас Хиршхорн (Thomas HirschhornВнешняя ссылка) отличился проведенной в Швейцарском культурном центре в ПарижеВнешняя ссылка провокационной инсталляцией, в рамках которой он связал образ Швейцарии с пыточной тюрьмой в Ираке, при этом каждый желающий посетитель выставки мог справить малую нужду на портрет крестного отца и стратега Швейцарской народной партии (SVP) Кристофа Блохера (Christoph BlocherВнешняя ссылка).

Сразу скажем — не самая, может быть, удачная идея. А вот тот факт, что парламент Швейцарии фактически «наказал» швейцарский культурный фонд «Pro Helvetia», финансировавший выставку, сокращением бюджетного финансирование сразу на 1 млн франков, стал в стране, непривычной к такого рода вмешательству политики в дела искусства, настоящим скандалом. Пиус Кнюзель (Pius Knuesel), который был в то время директором фонда, проводит прямую параллель между делом Хиршхорна и ситуацией вокруг театра «Ноймаркт»: «И в том, и в другом случае мы имели дело с бескомпромиссными творческими высказываниями. Оба они вызвали бурную реакцию в обществе. И не это ли цель искусства?».

В случае с Томасом Хиршхорном, кстати, речь шла сначала, — интересное совпадение, — как раз о той же самой сумме в 180 тыс. франков, которые фонд Pro Helvetia потратил на подготовку выставки в Париже. «Попытка компенсировать якобы непредвиденные административно-технические расходы придает очевидно политически мотивированным санкциям некую внешнюю легитимность, обосновывая, по меньшей мере, конкретный размер суммы. Но факт остается фактом: никакое это не возмещение расходов, это штраф за творческое высказывание», — говорит П. Кнюзель.

Почти как Эрдоган или Путин?

Таким образом, П. Кнюзель не сомневается, что сокращение субсидий, пусть даже и задним числом — это одна из форм цензуры. Иного мнения придерживается Маделен Херцог. По ее мнению, речь «о цензуре могла бы идти только в том случае, если бы правительство кантона попыталось ввести какие-то ограничения на творческую деятельность или даже вообще запретить спектакль». Однако в общем и целом руководство кантона признает «общественное значение данного учреждения культуры», тем более, что с 2018 года театр «Ноймаркт» вновь будет получать бюджетное финансирование в полном объеме.

Новые лица Роджер Кёппель: боевой журналист и солдат партии

Автор:

Главный редактор еженедельника «Weltwoche»: симпатизирует России, но при этом в Швейцарии защищает прямую демократию.

Такая мотивировочная логика, однако, вполне вписывается в практику, имеющую место сейчас в Турции или России. Напомним, что, начиная с 2012 года, турецкий премьер Р. Эрдоган проводит курс на приватизацию театров и иных учреждений культуры, что уже вызвало в стране волну возмущения. Турецкие театры, в частности, существовавшие до этого за счет государственного финансирования, теперь практически не получают денег от государства. А правительство выступает в качестве «спонсора» только театральных постановок, удобных властям.

Тоже самое происходит в России. Напомним, что недавно в Москве в Центре братьев Люмьер была закрыта выставка Джока Стерджеса, а в Омске был запрещен показ мюзикла «Иисус Христос — суперзвезда». Российские власти действуют тоньше, чем турецкие: в обоих случаях власть вроде бы ни при чем, а инициаторами запретов становились некие внезапно появившиеся общественные организации (в Москве — «Офицеры России», в Омске — «Семья. Любовь. Отечество»). И вроде бы официально никаких запретов не было. Но при этом совершенно очевидно, что и в том, и в другом случае эти учреждения культуры не получили той поддержки от государства, на которую имели право рассчитывать, против чего выступил Константин Райкин в своей нашумевшей речиВнешняя ссылка.

Так что же, в Цюрихе теперь создались условия, как в Турции или России? Не совсем! В случае того же театра «Ноймаркт» речь шла о возможном оскорблении личности и унижении человеческого достоинства или даже о прямом призыве к насилию, что запрещено законодательством Швейцарии. И в целом, наверное, следует исходить из того, что заглавную роль тут сыграл скорее швейцарский менталитет, в центре которого стоит почти что слепое поклонение букве закона. Но остается вопрос, где проходит граница между свободой искусства и нарушением прав личности?

«Свобода искусства имеет определенные границы. И очерчиваются они Уголовным Кодексом, который нужно, как известно, чтить», — считает П. Кнюзель. — «И для того, чтобы сделать эти границы видимыми, Роджер Кёппель должен был бы подать иск о защите чести и достоинства». Однако сам он до сих пор пока не предпринял никаких шагов ни против театра, ни против режиссера Ф. Руха. И сам Пиус Кнюзель такую позицию в целом одобряет. «Хладнокровие и выдержка в таких случаях — самый лучший образ действий. Это касается и политиков тоже. Своей акцией театр „Ноймаркт“ сам выставил себя в таком невыгодном свете, что он впредь и без наказания будет стараться избегать подобных глупостей».

А как обстоит дело с цензурой и свободой творчества в Вашей стране? Расскажите нам о Вашем опыте!

Свяжитесь с автором материала на немецком или английском языке @SibillaBondolfi в социальных сетях FacebookВнешняя ссылка или TwitterВнешняя ссылка.

Свобода творчества в Швейцарии

Принцип свободы творчества закреплен в Федеральной Конституции Швейцарии и в целом ряде международных правовых актов в области защиты прав человека, ратифицированных Конфедерацией.

В частности, в Швейцарии запрещено осуществление политической цензуры, при этом запрету могут подвергнуться материалы расистского характера, произведения, намеренно унижающие человеческое достоинство и другие творческие формы, намеренно нарушающие действующее законодательство. С другой стороны, понятно, что творчество — это сфера, где наиболее сложно провести некую четкую границу дозволенного.

В соответствии со швейцарским правом, например, запрещено обзывать человека нацистом или каким-то иным способом связывать конкретную личность с теорией и практикой национал-социализма. Ссылки на творческую свободу в данном конкретном случае считаются недействительными.

Конец инфобокса



Перевод на русский: Юлия Немченко, ред. и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×