Navigation

Швейцария и ЕС: не торопись, а то успеешь!

Значительная часть швейцарских парламентариев настроена против ЕС. Keystone / Peter Klaunzer

Вопрос будущих отношений с Европой до сих пор остается в Швейцарии предметом споров. 

Этот контент был опубликован 22 декабря 2020 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Уже почти семь лет Берн и Брюссель пытаются утрясти положения Рамочного институционального соглашения между ЕС и Швейцарией. Но если для Евросоюза неясных вопросов тут не осталось, то в Швейцарии характер будущих модальностей отношений с Европой до сих пор остается предметом споров. Типично по-швейцарски: вопрос решается долго, но если он решается, то это навсегда и ко всеобщему удовлетворению.

Наконец-то вроде бы воз, который и ныне там, сдвинулся с мертвой точки. После того, как в сентябре на референдуме швейцарский народ отверг законодательную инициативу, предлагавшую денонсировать режим свободы перемещения лиц, услуг и капиталов, действующий между ЕС и Швейцарией, ничто теперь вроде бы не мешает дальнейшим переговорам и консультациям по так называемому Рамочному институциональному соглашению. 

Брюссель с огромным нетерпением ждал начала этих переговоров, говоря, что Швейцария и так уже непозволительно затянула процесс. Однако в Швейцарии дела, особенно такие, быстро не делаются. И тем не менее, в самом деле, год завершается, но в этой сфере никаких качественных подвижек до сих пор не замечено. Пандемия, возможно, сыграла свою роль, она сместила акценты и приоритеты, замедлила многие политические процессы. 

Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен недавно приветствовала  результаты сентябрьского голосования, призвав Федеральный совет, кабинет министров Швейцарии, продолжить, наконец, консультации по Рамочному соглашению. Однако и в ЕС многое поменялось. Как говорят эксперты, для самой госпожи У. фон дер Ляйен Швейцария является второстепенным вопросом. Кроме того, должность главного европейского переговорщика со Швейцарией в настоящее время вакантна, так что Ливии Лей, статс-секретарю МИД Швейцарии, назначенной недавно на «расстрельную» должность куратора европейского досье, пока приходится терпеливо ждать. 

Швейцарско-европейские противоречия как мотив во время реконструкции исторической битвы при Моргартене (1315 год). Keystone

Интересно, что в свое время Жан-Клод Юнкер сам неоднократно жаловался на «постоянную ротацию швейцарских президентов», из-за чего ему в рамках швейцарского досье приходилось каждый раз иметь дело с новыми партнерами по переговорам. И вот теперь то же самое происходит и на европейской половине поля. Лично Юнкер провел с четырьмя швейцарскими федеральными президентами 23 раунда переговоров, но теперь, при его преемнице, ЕС поставил Швейцарию в аналогичное положение. При этом довольно трудно определить, нарочно это было сделано, или случайно, и как именно напутствовал Юнкер госпожу У. фон дер Ляйен в плане отношений с таким неудобным партнером, как Берн.

О чем речь?

Вопрос Рамочного соглашения отнюдь не является проходной дипломатической проблемой, ведь, в конечном счете, этот документ призван открыть новую главу в отношениях между Швейцарией и ЕС. На данный момент двусторонние отношения Берна и Брюсселя отличаются в целом позитивной динамикой. Однако «билатеральный» режим отношений двух важнейших торгово-экономических и политических партнеров (проблемы решаются не системно, а на основе ad-hoc-соглашений) превратил их кооперацию в сложно контролируемое «лоскутное одеяло». 

Так называемое Институциональное рамочное соглашение, переговоры по которому начались еще в 2014 году, было призвано заложить единую правовую основу отношений Берна и Брюсселя, формально закрепив ряд базовых критериев и норм развития этих отношений. Но это в теории. А на практике в Швейцарии по этому документу продолжаются горячие дебаты. 

Речь идет, прежде всего, о так называемой «системе динамичной имплементации европейского права в Швейцарии», о толковании этого права, а также о назначении судебной инстанции, которая имела бы полномочия разрешать возникающие разногласия и споры. Швейцария хотела бы также защитить свой рынок труда и высокой заработной платы от дешевых европейских кадров, прежде всего из восточноевропейских государств ЕС, кроме того, она хотела бы поставить заслон на пути введения в Швейцарии юридического статуса «гражданин ЕС». 

Это сделало бы Швейцарию дойной коровой ЕС в плане права немцев или французов обращаться в Конфедерацию за получением и назначением социальной помощи. Посол ЕС в Швейцарии Петрос Мавромихалис (Petros Mavromichalis) занял свою нынешнюю должность совсем недавно. В ряде газетных интервью он еще раз прояснил позицию Брюсселя: Евросоюз готов «уточнять» некоторые позиции и пункты в тексте Рамочного соглашения, но никаких новых «переговоров» быть тут уже не может. 

С точки зрения ЕС переговоры завершились раз и навсегда в конце 2018 года. Если возникнет необходимость в прояснении каких-то параметров, то, разумеется, Брюссель готов приступить к консультациям. Однако Федеральный совет должен будет четко изложить свою позицию. Это и было сделано в ноябре — однако до сведения общественности эта позиция швейцарского политического руководства доведена не была.

Кто в Швейцарии выступает против Рамочного соглашения?

А тем временем, дискуссии в Швейцарии продолжаются. В частности, резкую критику в адрес документа высказывают, что было вполне ожидаемо, представители самой сильной партии Швейцарии, — правой Швейцарской народной партии (SVP). Воспользовавшись зимней сессией швейцарского федерального парламента, она вновь вынесла на повестку дня вопрос Рамочного соглашения с ЕС.

Агитационный плакат, однозначно иллюстрирующий позицию Швейцарской народной партии (SVP) по вопросу отношений Швейцарии и ЕС. Даже после «исторических парламентских выборов» 2019 года SVP остается сильнейшей партией страны. Keystone / Christian Brun

Лидер фракции SVP, крупнейшей парламентской фракции, депутат Томас Эши (Thomas Aeschi) призывает полностью отказаться от подписания Рамочного соглашения. С его точки зрения, в лице этого документа мы имеем «новое издание неоколониального Соглашения о присоединении Швейцарии к Еврозоне», которые было отвергнуто народом на референдуме в начале 1990-х гг. Это «Рамочное соглашение в конечном счете представляет собой не что иное, как капитуляцию Швейцарии». 

И многие члены парламента даже из других партий и фракций вполне это мнение разделяют. Звучит и критика слева. Профсоюзы опасаются ослабления норм и параметров, защищающих высокие зарплаты в Швейцарии от европейского демпинга. Положению швейцарских левых не позавидовать: с одной стороны, они всегда выступали за вступление Швейцарии в ЕС, с другой стороны, они тщательно создают себе имидж радетелей за интересы рабочего класса. Чему в итоге отдадут приоритет швейцарские «красные»? 

Большинство других партий также вроде бы хотят нового раунда именно фундаментальных переговоров по основам Рамочного соглашения — от занятия какой-то четкой позиции они предусмотрительно увиливают, чтобы не связывать себе руки. В целом ясно: с годами критика в адрес Рамочного соглашения в Швейцарии скорее усиливалась, чем ослабевала, и в его нынешней редакции текст этого документа шансов получить одобрения народа на референдуме не имеет. 

Поэтому сейчас все показывают пальцем на правительство, надеясь, что в рамках новых переговоров с ЕС оно сумеет получить новые существенные послабления и уступки или же вообще отправит текст в корзину для мусора. Необходимо наконец что-то четко решать, и как можно скорее! Такого рода призывы звучат сейчас в Швейцарии со всех сторон. 

«Какие ваши доказательства»?

Почему Швейцария скептически смотрит на нынешний текст Рамочного соглашения? Во-первых, в нем и в самом деле существует множество неоднозначных вопросов вроде бы чисто технического характера (имеет ли Швейцария «доступ» на рынок ЕС или она является его «участником»?). Однако в конечном счете речь идет о вопросе политического суверенитета и о страхе утратить привычный (высочайший) уровень благосостояния. 

Критики права говорят, например, что этот документ является предварительным этапом на пути подключения к Еврозоне, а там недалеко и до полноценного членства в ЕС. Кроме того, речь идет о реализации в Швейцарии европейского права. Берн и так уже делает это, но дьявол, как всегда, скрывается в деталях, которые носят отнюдь не только семантический характер. Сегодня процесс имплементации европейского права совершается «автономно» (депутаты имеют в теории право сказать «нет»). 

На будущее предлагается делать это «динамично», то есть переведя процесс в автоматический режим и лишив парламентариев права при желании выразить свое мнение в отношении того или иного европейского правового акта. Наконец, арбитром в рамках споров ЕС и Швейцарии предлагается сделать Европейский суд, а это сразу реанимирует в стране «оборонные рефлексы». Вновь всплывает традиционный тезис о нехороших «чужих судьях», которые будут навязывать Швейцарии законодательство ЕС.

О чем идет речь? Об этом материале ниже.

Есть опасения и слева. Профсоюзы опасаются, что высокий уровень заработной платы в Швейцарии не сможет быть сохранен без соответствующих защитных «фланкирующих» мер. В ЕС рассматривают такие меры в качестве инструментов, которые противоречат идее свободного либерального рынка.

Что говорит ЕС?

Пока, несмотря на все эти шероховатости, отношения Берна и Брюсселя остаются в целом вполне хорошими. Никаких веских причин торопиться нет ни здесь, ни там. Однако и совсем «спустить на тормозах» этот вопрос не выйдет: в отсутствие Рамочного соглашения велик риск того, что отношения Швейцарии и ЕС все больше будут напоминать компьютерную программу, к которой перестали выпускать апдейты. 

ЕС уже дал понять, что не хочет модернизировать и продлевать «билатеральные» (двусторонние) соглашения, срок действия которых истекает или истечет в ближайшее время. Швейцария уже имела возможность «на себе примерить» такого рода реалии. Произошло это в области признания эквивалентности европейского и швейцарского биржевого законодательства. Начиная с 2018 года Брюссель отказывается продлять режим эквивалентности. Методы давления есть у обеих сторон, но в плане чисто количественном Швейцария явно уступает ЕС. Так что в настоящее время пока неясно, будут ли внесены поправки в Рамочное соглашение и если да, то какие. 

Министр иностранных дел Швейцарии Иньяцио Кассис заявил недавно в швейцарском парламенте, что он исходит из того, что это соглашение так или иначе, но будет вынесено на референдум. Когда это произойдет? Не завтра и даже не послезавтра. Напомним, что в дипломатии действует принцип, в соответствии с которым «соглашение есть продукт непротивления сторон». Ничего не согласовывается до тех пор, пока не будет согласовано буквально все. Вопрос в другом: насколько этот принцип вообще применим к стране, где последнее слово в политике имеют не чиновники, а граждане?

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей