Сырьевые рынки Сладкий шоколад с горьким привкусом

В Швейцарии расположены штаб-квартиры многих ведущих мировых производителей шоколада. В последние годы мировая отрасль торговли сырьем предприняла серьезные усилия в плане повышения степени прозрачности своего бизнеса, перехода на рельсы устойчивого развития и соблюдения элементарных социальных норм в странах, где это сырье добывается. 

Не всегда ясно как и через какие руки проходит какао-сырец на его пути к сладкой плитке шоколада. 

Не всегда ясно как и через какие руки проходит какао-сырец на его пути к сладкой плитке шоколада. 

(swissinfo.ch)

Суммируя все эти усилия под вывеской «социальной ответственности бизнеса», глобальные концерны все более активно пытаются зарабатывать на этом моральный капитал, который в наши дни является активом не менее значимым, нежели капитал технологический или финансовый. Насколько допустимы такие маркетинговые трюки? Или же ведущие транснациональные корпорации и в самом деле «встали на путь исправления»?

Небольшой шоколадный магазинчик Филиппа Паскё (Philippe PascoëtВнешняя ссылка) расположен в женевском районе Каруж (Carouge). Имея за плечами длинную историю продажи самых изысканных сортов шоколада, Паскё снискал себе репутацию эксклюзивного и дорогого поставщика, не имеющего ничего общего с массовым товаром.

«В последнее время мои клиенты всё чаще спрашивают, откуда я получаю сырье, и тогда я отвечаю, что работаю, как правило, с дорогими нишевыми сортами, получаемыми от ведущих швейцарских импортеров. Речь идет о так называемом био-шоколаде, который стоит в самом начале производственной цепочки. Его происхождение вполне можно проследить, как это мы обычно делаем с винами».

«Вот это, например...», — говорит Филипп Паскё и протягивает нам на ладони несколько зерен, — «...какао боливийского сорта, собранное вручную в тамошних джунглях. Оно просто превосходно, но для массового производителя такое сырье оказывается слишком дорогим». 

У производителя шоколада Филиппа Паскё (Philippe Pascoët) совесть чиста, он работает только с сертифицированным сырьем. 

У производителя шоколада Филиппа Паскё (Philippe Pascoët) совесть чиста, он работает только с сертифицированным сырьем. 

(swissinfo.ch)

Филипп Паскё говорит, что на упаковках с этим какао ничего не написано про «ответственный бизнес» и про соблюдение производителями на местах минимальных социальных стандартов, но что он доверяет своим партнерам, а недавно он даже посетил их плантации с тем, чтобы лучше понимать, в каких условиях там выращивается это ценное сырьё.

Рекламный эффект?

В последнее время неправительственные и некоммерческие организации осуществляют все более плотный мониторинг условий производства и выращивания сырья. Активно участвует в этом процессе и известная швейцарская НКО «Бернская декларция» («Erklärung von BernВнешняя ссылка»). Вместе с целым рядом других родственных структур она регулярно выпускает специальный «Какао-барометрВнешняя ссылка», в рамках которого концентрируется вся информация, отражающая новейшие тенденции в сфере выращивания какао-бобов.

Если верить данным этого «барометра», то окажется, что в период с 2009 по 2013 гг. объемы официально сертифицированного (то есть произведенного в достойных социальных условиях) сырья, используемого в производстве шоколада и родственных продуктов, росли каждый год на 2%, составляя сегодня общий объем в 16%.

В результате в последнее время в рамках глобальной индустрии производства шоколада, годовой оборот которой достигает 98,3 млрд долларов, возник и укрепился целый ряд торговых брендов-сертификатов («Fair Trade», «UTZ», «Bio»), учитывающих желание многих потребителей поддерживать своими деньгами именно социально ответственные компании и фирмы.

Андреас Фон Аркс (Andreas Von ArxВнешняя ссылка), аналитик брокерской компании «Hervea», указывает на глубокую неоднозначность ситуации. С одной стороны, разрабатываемые и запускаемые международными концернами программы перехода на устойчивое производство и развитие заметно улучшают жизнь тех, кто выращивает и собирает те же зерна какао, что делает поставки сырья более надежными и менее подверженными разного рода форс-мажорным обстоятельствам.

Поэтому, разумеется, компании не упустят шанс сделать из своих социальных программ пиар-акцию с целью улучшить свою подмоченную в прошлые годы деловую и человеческую репутацию. Допустимо ли это? И насколько компании действительно искренне стараются улучшить жизнь африканских фермеров?

Новые стандарты

В качестве еще одного шага в этом же направлении многие аналитики расценили и кадровые новости, о которых недавно поведал один из крупнейших в мире производителей шоколада со штаб-квартирой в Цюрихе «Barry Callebaut». Как стало известно, новым исполнительным директором шоколадного гиганта станет Антуан де Сен-Аффрик (Antoine de Saint-AffriqueВнешняя ссылка), ранее работавший в правлении компании «Unilever».

Свой новый пост господин де Сен-Аффрик займет уже в октябре текущего года, что может свидетельствовать о стремлении концерна более плотно заняться укреплением своего социального имиджа. Эту версию подтверждает и тот факт, что в последнее время «Unilever» действительно много делал для продвижения и развития экологически безопасных технологий производства продуктов питания, и не исключено, что теперь Антуан де Сен-Аффрик попытается применить накопленный им опыт на своем новом рабочем месте.

И если это действительно так, то такое кадровое назначение произошло тем более кстати, если учесть, что в следующем году в мире будет принят новый обязательный стандарт «социального выращивания» какао-бобов. Соответствующие нормы были разработаны совместно Европейским комитетом по стандартизации (Comité Européen de Normalisation, CEN) и Международной организацией по стандартизации (International Organization for Standardization, ISO).

Сертификационные джунгли?

Андреас Фон Аркс опасается, что, преследуя пиар-цели, компании могут в итоге создать настоящий хаос в области стандартов и технологий сертификации «социально» полученного сырья. Ярким примером здесь может быть старинная швейцарская шоколадная компания «Lindt & Sprüngli», купившая в 2014 году американскую кондитерскую фирму «Russell Stover».

В ответ на запрос портала swissinfo.ch швейцарская компания указала, что она разработала и внедряет свою собственную «Lindt & Sprüngli Farming ProgramВнешняя ссылка» - программу поддержки «социально ответственных» технологий производства какао.

«В период до 2020 года мы намереваемся распространить эту программу на весь объем используемого нами сырья, обеспечив одновременно независимый аудит всей производственной цепочки — от выращивания сырья до продажи готовой продукции. Такой аудит позволит нам продолжить прикладывать усилия с целью найти решение проблемы детского труда в рамках всех звеньев, образующих нашу производственную структуру», — уточнила далее компания «Lindt & Sprüngli».

Нечто похожее пытается осуществить и концерн «Barry CallebautВнешняя ссылка», который, по словам его пресс-секретаря Йенса Руппа (Jens Rupp) «с недавних пор плотно работает с крестьянами на местах с тем, чтобы иметь полное представление о том, в каких условиях выращивается и хранится какао. Это позволит нам с большой долей достоверности знать, где выращивается сырье и используются ли при этом недопустимые трудовые практики, в частности, детский труд».

Стараниями этой фирмы на потребительский рынок уже был продвинут целый ряд «социально ответственных» брендов, таких, как «Rainforest Alliance», «Fairtrade», «UTZ», не говоря уже о её собственных программах сертификации качества сырья. На своем официальном сайте «Barry Callebaut» утверждает, что компания тесно сотрудничает с фермерскими кооперативами в Кот-д’Ивуаре и Камеруне, поддерживая их, в частности, путем предоставления им передового сельскохозяйственного ноу-хау.

Другой пищевой гигант, швейцарский концерн «Nestlé», подчеркивает, что у него тоже есть своя программа «поддержки социально ответственного бизнеса» под названием «Nestlé Kakao PlanВнешняя ссылка». В частности, закупки сырья у производителей производятся только в рамках этой программы и только на основе закрепленных в ней социальных стандартов. За счет накапливающихся в рамках этой программы финансовых средств «Nestlé» проводит обучение и переобучение крестьян, строит школы для их детей, способствует искоренению детского труда.

Свою совместную программу схожего характера под названием «Cocoa ActionВнешняя ссылка» запустили недавно такие известные производители шоколадной продукции, как «Hershey», «Ferrero» и «Mars». В период до 2020 года эти компании обещают перейти на полностью сертифицированное сырье, исключающее использование детского труда.

Детский труд на плантациях

По данным американского Тулейнского университета ЛуизианыВнешняя ссылка, степень распространенности детского труда в Западной Африке, откуда поставляется 70% всех в мире какао-бобов, не снижается, а, наоборот, увеличивается.

Так, в 2013-2014 гг. на двух крупнейших плантациях в Гане и в Республике Кот д‘Ивуар трудились 2,2 миллиона детей.

Несмотря на то, что число детей, работающих на плантациях и одновременно посещающих школу, выросло, 96% из них — а это на 13% больше, чем в 2008-2009 гг., — все еще заняты на опасных работах.

Они вынуждены пользоваться для сбора урожая опасными колющими и режущими предметами, переносить тяжести или оказываться в зоне воздействия со стороны токсичных видов удобрений.

В итоге получается действительно целый набор разнокалиберных подходов к решению насущных проблем, связанных с социальными стандартами труда и занятости. С точки зрения пиара, это неплохо: чем более необычен твой проект, тем больше шансов на то, что на тебя обратят внимание. Но вот хорошо ли это для пользы дела? 

Далекие перспективы

Возникает в этой связи еще и другой вопрос: насколько реалистична цель перехода на полностью сертифицированное сырье с учетом того, что программы такого перехода, запущенные всеми крупными производителями шоколада, словно нарочно рассчитаны на дальнюю перспективу? Об думает и Андреас фон Арк: «Вопрос не в том, что происходит сейчас, а в том, какой будет ситуация в 2020 или в 2025 годах».

Конечно, такого рода проекты могут повлиять на общее настроение потребителей на рынке, мотивируя их награждать «рублем» фирмы, которые реально ведут себя с социальной точки зрения ответственно. Такие перемены могут быть зарегистрированы фирмами в рамках их маркетинговых стратегий, что, в свою очередь, может запустить своего рода цепную реакцию перехода основных компаний в режим социальной ответственности. И все равно вопросов сейчас пока остается больше, чем ответов.

«Очень важно усилить степень прозрачности бизнеса и регулярно доводить до сведения потребителей информацию о том, что мы делаем в социальной сфере», — говорит Йенс Рупп. По его информации, пока не все клиенты, покупающие в магазине шоколадный батончик с орехами, непременно желают знать, не использовался ли при сборе какао-бобов, пошедших на этот батончик, детский труд. Но таких становится все больше. И еще не все крестьяне-производители сырья имеют доступ к процессам сертификации. Но их должно становиться больше.

Сбудутся ли такие прогнозы? Станет ли больше и тех, и других, и сумеют ли они кардинально перестроить структуру рынка и логику его функционирования? По информации Сако Уоррена (Sako Warren), генерального секретаря Международного Объединения производителей какао (International Cocoa Farmers OrganizationВнешняя ссылка), в настоящее время от 80 до 90% всего какао на мировом рынке производятся мелкими независимыми фермерами из весьма отдаленных регионов.

«Поэтому импортеры реально способны сейчас добраться только до очень небольшого числа фермеров, охваченных разного рода программами „социально-ответственного производства“, и в этом состоит, наверное, самая большая проблема», — убежден Сако Уоррен. Признавая необходимость расширения программ сертификации сырья, он указывает на все еще серьезную степень несовершенства как самих существующих программ социальной ответственности бизнеса, так и методов их внедрения.

«Убежден в том, что настало время для крупных производителей шоколада, правительств, для организаций, защищающих интересы потребителей, собраться вместе и наметить план решения существующих проблем, ведь до сего дня львиная доля производителей сырья вообще не имеют возможности высказать свое мнение по данной проблематике», — резюмирует Сако Уоррен.

Пальмовое масло

Столкнувшись с ростом цен на масло какао, производители шоколада и кондитерских изделий все чаще переходят в последнее время на пальмовое масло. Данный дешевый заменитель используется в основном в начинке шоколадных изделий. В Европе его применение строго регламентируется.

Несколько лет назад экологическая организация «Гринпис» провела кампанию протеста против крупнейшего производителя продуктов питания, швейцарского концерна «Нестле», который, в том числе, выпускает шоколадные батончики марки «Kit Kat». Экологисты обвинили концерн в незаконной вырубке лесов с целью производства дополнительных объемов пальмового масла, в результате чего разрушению, якобы, подверглось жизненное пространство многих редких видов растений и животных.

В 2004 году неправительственная организация «Круглый стол для решения проблем, связанных с переводом производства пальмового масла на принципы устойчивого развития» («Roundtable on Sustainable Palm Oil», «RSPOВнешняя ссылка»), членами которой являются представители как производителей, так и потребителей пальмового масла, ввела специальную систему сертификации качества.

Чтобы получить такой сертификат, производитель пальмового масла обязан использовать для своего бизнеса только территории, которые уже прежде использовались в схожих сельскохозяйственных целях. Тем не менее, проблему нельзя еще назвать до конца решенной.


Перевод и адаптация: Людмила Клот, Игорь Петров, swissinfo.ch

×