Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

От первого лица Александр Вацек: «Мы прорвали плотину»

, Берн-Биль


Один из лучших хоровых коллективов Европы - капелла "Oreya" и ее руководитель Александр Вацек (в центре, в нижнем ряду)

Один из лучших хоровых коллективов Европы - капелла "Oreya" и ее руководитель Александр Вацек (в центре, в нижнем ряду)

(Oreya)

Предлагаем вашему вниманию интервью с художественным руководителем хоровой капеллы «Oreya»Внешняя ссылка Александром Вацеком, который рассказал, как начиналась творческая биография хора, что означает для него участие в международных конкурсах, как его складывается сотрудничество с хором в целом и с каждым певцом в отдельности.

swissinfo.ch: Александр Александрович, расскажите, как все начиналось, как возник Ваш хор?

Александр Вацек: У меня всегда было огромное желание создать неповторимый хор. Вначале на базе музыкального училища и Дома культуры города Житомира я собрал коллектив из 80-ти певцов. Первое выступление капеллы в Прибалтике уже в теперь далеком 1987 году прошло с большим успехом. Так началась наша карьера.

Со временем состав капеллы стал более мобильным для осуществления гастролей, в ее состав входили уже только 32 артиста. В 1989 году на конкурсе имени Н. Д. Леонтовича, композитора, за которым закрепилась слава «украинского Баха», капелла заняла первое место. После этой победы для нас открылась возможность выступлений за границей.

Каждый год мы стремились участвовать в различных зарубежных конкурсах и практически никогда не возвращались без награды. В 1991 году я обратился к городским властям с просьбой перевести хор на муниципальный бюджет, что позволило оплачивать певцам работу в капелле, сэкономило их время и силы для целенаправленных профессиональных достижений.

swissinfo.ch: В Вашем послужном списке - победы в самых престижных международных музыкальных конкурсах. Сейчас вы везете сразу несколько наград из итальянского города Ареццо. Что дает концертному коллективу такая напряженная конкурсная работа?

А. В.: Конкурсная сторона работы капелле совершенно необходима. Победа в конкурсе — это цель, для достижения которой все лишнее должно отойти на второй план. Это, безусловно, мощная мотивация для роста коллектива, но при этом вовсе не самоцель. Мы должны донести миру культуру нашего народа, его музыку, мы должны быть послами мира, послами культуры Украины. Вот это для нас куда важнее. 

Например, участие в конкурсе Гвидо д'Ареццо я откладывал годами. Дело в том, что у него сложилась репутация довольно бюрократического мероприятия, к тому же он для музыкантов как для фигуристов «обязательная программа», где необходимо точно выполнить все музыкально-технические требования.

Мы готовились к участию сразу в пяти категориях, и неожиданно для себя, выиграли во всех. И получили Гран-при. Вручая пятую награду, президент конкурса, смеясь, прошептал мне на ухо: «Не монополия ли здесь украинской мафии».

Интересно, что сначала итальянцы не хотели, чтобы мы пели гимн Украины, потому что в рамках конкурса были строго были запрещены все политические акции. Но в конце церемонии награждения, после такого количства призов, организаторы сами высказались в пользу того, чтобы прозвучал гимн Украины в оркестровом исполнении. Одна пожилая жительница Ареццо сказала тогда: «Я смотрела почти все конкурсы со дня основания — такого успеха не имел никто». Мы словно «прорвали плотину».

swissinfo.ch: Могли бы Вы в нескольких словах рассказать о своей работе с певцами? Что для Вас, как дирижера, приоритет в творческом процессе?

Капелла "Oreya"

В 2006 году коллектив был приглашен на хоровой фестиваль в Леньяно (Италия) в качестве одного из пяти лучших хоров мира. В 2008 году французский экспертный совет по искусству «Pollifoliya» включил «Oreya» в список 12-ти лучших профессиональных хоровых коллективов мира.

В августе 2009 года хор официально пригласили для участия в Международном фестивале хоровой музыки в г. Инчхон (Южная Корея). В мае 2010 года хор принимал участие во Всемирном фестивале духовной музыки «Musica Sacra»Внешняя ссылка в баварском городе Марктобердорф, будучи единственным коллективом, представлявшим так православную музыкальную традицию.

В арсенале «Oreya» победы на множестве других европейских хоровых конкурсов: среди них конкурсы в городах Турс (Tours, Франция, 1995, 2006 гг.), в Монтрё (Швейцария, 1995, 1998 гг.), в городах Линденхольхаузен (Германия, 1996, 2001 гг.), Мильтенберг (Германия, 2002 г.), Братислава (Словакия, 2001 г.), Варна (Болгария, 1991 г.), Толоса (Испания, 1999, 2011 гг.). Кстати, на фестиваль «ArtDialog»Внешняя ссылка хор приехал с престижного итальянского конкурса им. Гвидо д’Ареццо, где победил во всех номинациях.

Конец инфобокса

А. В.: У нас нет ни одного «формального» звука. Я добиваюсь проживания каждой фразы. С юных лет меня раздражало, когда слушаешь хор, и тебя разбирает такая скука — ну не берет тебя музыка за сердце, не трогает... Вот иногда даже мои хористы слушают какой-нибудь первоклассный хор, все чисто, великолепно, отшлифовано, стройно, а все равно они говорят — скучно. Я считаю, что певцы должны вкладывать смысл, некое высказывание, причем в каждую фразу. Таким образом, я иду к своей мечте, к своему видению пути развития моего коллектива.

С каждой победой у моих исполнителей растет доверие к тому, что я делаю. Доверие — самое важное в творческом процессе. У каждого свое понимание того или иного сочинения, свое представление о нем, о качестве и красках звучания, о смысловом наполнении. Певец должен делать то, что я прошу — но не просто формально выполнить ту или иную задачу, а отдаваться идее всей душой, иначе не получится результата, который я от него ожидаю.

swissinfo.ch: Как Вы охарактеризуете среднестатистического певца своего хора? Есть ли особые критерии в подборе артистов для «Oreya»?

А. В.: Я ищу тех, кто моментально может понять то, что я хочу, и повторить именно так, как нужно. Мне нужен не законсервированный и упакованный выпускник консерватории, а живой, дышащий талант. Я часто прошу: спой как оперная певица, а теперь — расскажи стишок как ребенок, перевоплотись, изобрази тот или иной персонаж.

Как только артист хора приходит ко мне на испытательный срок, я смотрю еще и на его человеческие качества. Вольется ли этот человек в ансамбль? У нас в хоре человек должен быть христианином, любить других людей, не быть заносчивым, смирять гордость, которая есть у всех. По-другому он в коллективе не выживет. Прятаться в моем коллективе и хитрить нельзя. Бывает, что просят меня взять кого-то «по блату», но у меня это не проходит.

Здесь каждый «раздет». Мы, как хор, работаем, конечно, вместе, но я постоянно «выдергиваю» то одного, то другого: пусть один споет, потом другой. Все сразу видят, кто чего стоит. Спрятаться не за кого. Для того, что бы выдержать это испытание и выполнять те художественные задачи, которые я ставлю в данный момент, нужно быть простым, честным, порядочным и достаточно музыкальным. Бывает, что и консерваторские выпускники не могут сравниться с теми, кто уже несколько лет поет в моем коллективе.

swissinfo.ch: Как Вы пришли к видению своего творческого пути, как формировали его концепцию?

А. В.: Один швейцарский эксперт мне сказал: «Через пение своего хора ты выражаешь свою душу, свое понимание мира». И, наверное, он прав. В молодости я много копировал дирижеров, которые мне страшно нравились, и считаю, что это было очень полезно. Владимир Минин, Анатолий Авдиевский, Владимир Федосеев, Виталий Гадзинский, например, были для меня непререкаемыми авторитетами.

Я впитывал от них всё. Но впитав, я пошел дальше. А теперь просто ищу, что есть лучшего в мире. Ужасно рад, если слышу, что кто-то поет лучше «Oreya», так как это вдохновляет и трогает до слез. Я своим хористам всегда советую прислушиваться и присматриваться ко всему лучшему, пытаться понять, как это происходит и учиться самим. Это, я бы сказал, главная черта моего коллектива, вот уже на протяжении почти 30 лет.

Украинские хоры поют в двух-трех направлениях — академический и духовный (церковный) или современный репертуар, или народные песни. Мне же всегда нравилось всё. Музыка — как пища, нельзя, чтобы она была однообразной. Для меня каждый жанр имеет свой цвет и вкус. Джаз, например, — как фрукты, классика — как вода, народная музыка — как хлеб и сало, латино-американская — как вино.

И мы, конечно, много экспериментируем — вводим элементы хорового театра, хореографии. Но здесь важна тонкая грамотная режиссура, ведь всё хорошо в меру, а грань очень тонкая, нельзя впасть в безвкусицу. Ведь это совершенно жалкое зрелище, когда коллектив, скажем, неважно поет и при этом плохо танцует.

В основном я сам режиссирую и ставлю хоровые номера, но часто приглашаю и своих коллег, режиссёров или хореографов, взять на себя роль советчиков и критиков со стороны. Это позволяет нам ставить довольно сложные хореографические произведения, но опять же — всё в меру. И если нам удаётся выиграть конкурс или получить Гран-при, то это и есть «международный знак качества», оценка нашего труда.

swissinfo.ch

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×