Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал



Для того, чтобы работать в Швейцарии, некоторые даже ежедневно пересекают Женевское озеро на паромах.

Для того, чтобы работать в Швейцарии, некоторые даже ежедневно пересекают Женевское озеро на паромах.

(Keystone)

Ежедневно в Женеву на работу приезжают примерно 65 тысяч французов. Четверо из них поделились своими историями с порталом swissinfo. ch, рассказав от первого лица о ситуации на швейцарском рынке труда, о «настоящих» и о «понаехавших» женевцах, о своих трудовых буднях и профессиональных перспективах.

Женевская экономика уже не может существовать без иностранной рабочей силы, в частности, без так называемых «фронтальеров». К этой категории принято относить жителей сопредельных с Женевой регионов Франции. На их долю сейчас приходится почти четверть рабочих мест в кантоне Женева.

Швейцарская зарплата — а она в два-четыре раза выше французской — дает многим возможность реализовать мечту о собственном жилье. Но роз без шипов не бывает. За десять лет число работающих в Женеве соседей-иностранцев выросло вдвое, спровоцировав заметную социальную напряженность.

«Моя жизнь в Женеве идеальна»

43-летняя Карин Эстеве (Karine Esteves) — мама 13-летнего сына и менеджер кофейни в крупном коммерческом центре в коммуне Тоне, что на окраине Женевы. «Раньше, работая в аэропорту, я тратила слишком много времени на дорогу. Сегодня ситуация значительно улучшилась, потому что моя работа находится прямо рядом с границей. Десять минут на велосипеде — и я на месте. Моя „фронтальерская“ жизнь практически идеальна, мне хватает времени и на работу, и на семью».

Уроженка севера Франции, Карин Эстеве раньше была секретарем в транспортной компании, но успела поработать и на острове Реюньон, бывшей французской колонии, и в Верхней Савойе, практически у стен Женевы. О свободной вакансии в компании, которой принадлежит сеть кофеен, ей рассказала работавшая там подруга. «У меня уже был опыт работы официанткой, поэтому мне сразу же предложили пост менеджера. Здесь важна практика, а не дипломы».

С проблемой дискриминации на работе Карин ни разу не сталкивалась по очень простой причине: все сотрудники кафе — французы. «Зарплата тут не для швейцарцев. Но нам она прекрасно подходит». Она с удовольствием делится своими размышлениями о клиентах: «Женевцам нужно, чтобы им уделяли внимание, хорошо их обслуживали. Они очень требовательны».

«Пересекать границу каждый день ничего для меня не значит, ведь пограничников уже давно нет», — прибавляет она. А отработав положенные 42 часа в неделю, Карин Эстеве не торопится покидать Женеву: «Мой сын ходит во французскую школу, но мы проводим немало свободного времени в Швейцарии. Здесь более разнообразная культурная жизнь, больше спектаклей и концертов, которые я стараюсь по возможности не пропускать».

Судьба «фронтальера»

За 10 лет число жителей соседних приграничных регионов Франции, работающих в кантоне Женева, выросло практически вдвое, с 32 900 человек по состоянию на конец 2002 года, до 65 150 — к концу 2012-го.

Они занимают 23% всех рабочих мест в Женеве (в 2011 году — 22%). Еще никогда поток тех, кто пересекает границу утром и вечером, не росл так быстро: без сомнения, этому способствует заметное сжатие рынка труда за пределами Швейцарии, в частности, во Франции.

На конец 2012 года среди 82 200 жителей Франции, обладающих разрешением на работу в Швейцарии, было 65 150 работающих. 76% из них живут во французском департаменте Верхняя Савойя и 19% в департаменте Эн.

61% иностранных рабочих, резидентов соседних с Женевой регионов — это мужчины. Две трети всех «фронтальеров» — это лица в возрасте от 25 до 44 лет.

Конец инфобокса

«Каждый старается обогнать другого»

Инженер-техник Дамьен Пестель за свои 32 года от роду накопил уже десятилетний опыта работы по специальности, из которых  последние два года он работает на крупную швейцарскую компанию. «У меня очень интересная профессия. Наш главный офис находится в Женеве, а производственные центры в Китае и Болгарии. Мы производим электронные детали для оборудования, которое экспортируется по всему миру».

«Родители переехали в соседний с Женевой регион, когда я был ребенком, так что я тут вырос. Я живу в 20 минутах езды на машине от Женевы. Поскольку в компании немало сотрудников-французов, рабочий график у нас максимально приспособлен для людей, приезжающих издалека. Это позволяет избегать пробок».

Дамьен Пестель без труда нашел свою работу, также последовав совету одного из друзей. Ему не пришлось повышать квалификацию или учиться чему-то новому. Его опыт работы полностью устроил швейцарского работодателя. Молодой инженер считает, что работают его коллеги-французы в целом очень хорошо. Правда, он не отрицает и некоторой напряженности на рабочем месте.

«Обстановка сейчас не самая простая. Каждый стремится показать себя в лучшем свете и обогнать другого, ведь „фронтальеры“ прекрасно знают, что в любой кризисный момент они — первые кандидаты на увольнение». Несмотря на это, он с оптимизмом смотрит в будущее и готовится продолжить карьеру в той же компании, но не возражает и против перевода в один из зарубежных филиалов. Это открыло бы перед ним международные горизонты.

Квартирный вопрос

«Женева не в состоянии предоставить житье даже собственным детям», — регулярно констатирует Франсуа Лоншан (François Longchamp), министр по делам городской застройки в кантоне Женева.

По некоторым оценкам, порядка 20-30 тысяч швейцарцев и обладателей двойного, швейцарско-французского гражданства «эмигрировали» по ту сторону границы.

Они не всегда регистрируют свое новое место жительства, поэтому-то трудно точно сосчитать количество людей, ездящих в Женеву (как) на работу, а спать возвращающихся во Францию.

Мэр расположенного недалеко от Женевы французского городка Сан-Серг (Saint-Cergues) Габриэль Дубле (Gabriel Doublet), говоря о жестких правилах застройки жилья, подчеркивает: «Мы живем на двух разных планетах. Французский мэр, который решит забетонировать свою коммуну, с легкостью может это сделать. В Швейцарии это невозможно».

В его коммуне в Верхней Савойе проживает 3 тысячи человек. «У нас в Сан-Серге 850 жителей работает в Женеве, из них 450 — швейцарцы. Все это представители женевского среднего класса, которые не могут найти для себя жилье в Женеве и не видят другого выхода, кроме как поселиться во Франции».

Мэр добавляет: «Сегодня, как с одной стороны, так и с другой, некоторые политические движения пытаются разжигать ненависть к соседям. Всего этого в скором времени не будет. Я верю в нашу совместную трансграничную агломерацию и убежден, что в будущем жители по обе стороны границы сблизятся еще больше».

Сейчас в приграничном регионе Швейцарии и Франции реализуются сразу два крупных транснациональных проекта - железнодорожная линия CEVA и новая трамвайная линия, которые свяжут Женеву с соседними французскими коммунами и улучшать жизнь людей,  живущих в одной стране и работающих в другой.

Этьен Блан (Etienne Blanc), депутат французского парламента и мэр города Дивон-ле-Бен, очень положительно оценивает близость его коммуны к Швейцарии.

«Когда вы заседаете в Национальной ассамблее рядом с депутатом из центральной части Франции, который озабочен уменьшением населения, закрытием фабрик и снижением налоговых сборов, то хорошо понимаешь, в какой привилегированной ситуации мы оказались».

Правда, он не отрицает и связанных с этим сложностей: дорогая аренда жилья, уменьшение площади сельскохозяйственных земель и парковых зон, увеличение нагрузки на транспорт и дороги.

Конец инфобокса

«Французы подвергаются дискриминации»

Не все соседи женевцев довольны тем, как им работается «в гостях». «Три-четыре года назад я бы с радостью поделилась впечатлениями о моей работе в Женеве, но сегодня у меня нет никакого желания этого делать», — призналась медсестра-француженка.

«Я люблю мою профессию, но обстановка у нас в больнице уже не та, что прежде. Французы, такие, как я, подвергаются дискриминации. Нас, например, вынуждают соглашаться на такой график, который не подходит швейцарцам: работа в ночные смены или в выходные по нескольку недель подряд». Но, воспитывая в одиночку двух дочерей, она не решается сказать «нет», чтобы не потерять своего места.

27-летняя Магали оказалась в регионе Женевы семь лет назад и начала здесь все с нуля. «Я приехала на автомобиле, который одолжила мне моя мать. Совсем одна, только с клеткой с моими двумя кошками на заднем сиденье... Я родом из Монпелье, мой отец умер, у матери там маленький домик. Но на юге Франции нет работы, молодежь оттуда уезжает», — рассказала она.

«У меня был диплом помощника фармацевта, но никакого опыта работы. Я ответила на двести объявлений о работе в Швейцарии, и наконец, накануне нового года, меня взяли на два месяца в большой торговый центр в Лозанне, чтобы упаковывать подарки. После праздников и распродаж я осталась там продавщицей в парфюмерном отделе. Каждый рабочий день я встаю в 5 утра, но мне удалось накопить достаточно денег на то, чтобы сделать первый взнос и купить в кредит маленькую квартиру».

Магали не скрывает и своего сожаления: «Я с детства хотела работать в аптеке, но мой диплом в Швейцарии не признается. От многолетней работы стоя у меня варикозное расширение вен, это в моем-то возрасте! Летом даже не надеть юбку, только брюки». Но, отказавшись от профессиональных амбиций, она смогла реализовать другую мечту множества работающих в Швейцарии жителей приграничных регионов — о собственном жилье.

Карин Эстеве тоже не скрывает радости: «Наконец-то, в следующем месяце мы переезжаем в собственные апартаменты!» Это практически нереально для французов, которые живут в соседнем с Женевой регионе, но не получают швейцарских зарплат: цены на жилье здесь высоки, как почти нигде в стране.


При участии Самюэля Жабера (Samuel Jaberg)., swissinfo.ch


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×