Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Дипломатия Швейцария, ОБСЕ и Украина: итоги подвели...



«Председательство в ОБСЕ стало, скорее, шансом для самой организации, чем для Берна». Участники круглого стола в Женеве (слева направо): Сидония Габриэль, Эрик Хёсли, Ксавье Колан и Рафаэль Нэгели.

«Председательство в ОБСЕ стало, скорее, шансом для самой организации, чем для Берна». Участники круглого стола в Женеве (слева направо): Сидония Габриэль, Эрик Хёсли, Ксавье Колан и Рафаэль Нэгели.

(Swissinfo / Russische Schweiz / Yury Obozny)

По мнению большинства наблюдателей, Швейцария довольно удачно отработала в 2014 году на посту председателя ОБСЕ. Самым большим для нее вызовом стал, без сомнения, конфликт в Украине. На прошлой неделе в Женеве была предпринята попытка дать оценку результатам деятельности швейцарской дипломатии конкретно в рамках этой проблематики. Выводы, которые были сделаны, оказались не слишком радужными.

Дискуссия экспертов на тему «Швейцарская дипломатия в сердце конфликта в Украине: итоги деятельности во главе ОБСЕВнешняя ссылка» прошла в женевском «Пресс-клубе» 25 февраля. Мероприятие было организовано «Форумом по швейцарской внешней политикеВнешняя ссылка» (foraus — Forum Aussenpolitik — Forum de politique étrangère), неформальным мозговым центром, объединяющим молодых специалистов в области международных отношений. Как сказано в Уставе «Форума», эта организация «разрабатывает идеи, инструменты и рекомендации и предоставляет их в распоряжение как людей, принимающих решения во внешнеполитической сфере, так и в целом широкой общественности, наводя, тем самым, мосты между наукой и политикой».

Дипломатический юбилей 200лет

200 лет отношений России и Швейцарии: в период политического кризиса роль моста между народами начинает играть культура.

Поэтому-то в популярный в Женеве «Швейцарский клуб прессы» для разговора по итогам швейцарского председательства в ОБСЕ были приглашены как политики, так и ученые, включая журналистов. Рафаэль Нэгели (Raphael Nägeli) представлял швейцарскую дипломатию. Он руководит в швейцарском Департаменте (министерстве) иностранных дел специальной рабочей группой (Task Force) по ОБСЕВнешняя ссылка. Сидония Габриэль (Sidonia Gabriel), директор швейцарского Центра исследования проблем миротворчества (Centre for Peacebuilding, KOFF), отвечала за науку, а Эрик Хёсли (Eric HoesliВнешняя ссылка), журналист, профессор Лозаннской высшей технической школы (EPFL) и Женевского университета, специалист по странам постсоветского пространства, представлял цех как ученых, так и журналистов.

Ведущим встречи был Ксавье Колан (Xavier Colin), известный всему франкоязычному миру благодаря своей авторской программе «GeopolitisВнешняя ссылка», выпускаемой телеканалом «TV5». Он и начал вечер, указав сначала на хорошую новость, а именно, на то, что 25 февраля 2015 года, по информации украинской стороны, впервые за долгое время на фронте не погиб ни один украинский солдат. «Есть ли в этом заслуга Швейцарии и ОБСЕ? Сейчас, когда все согласны, что швейцарское председательство в ОБСЕ было для нее огромным шансом, ожидали ли дипломаты, какую ношу они на себе взвалили? Можно ли вообще говорить о шансе?»

«Сегодня хороший день — обошлось без жертв. Но если подводить итог за весь год, то он, безусловно, будет негативен», — к такому выводу пришел Рафаэль Нэгели. По его убеждению, «ни Швейцария, ни ОБСЕ, ни вообще кто-либо еще, так и не смог остановить конфликт в Украине. Эскалация продолжается и сейчас. Украина получила более 6 тыс. убитых, более полутора миллиона беженцев, минские соглашения о прекращении огня нарушены более 250 раз в течение 10-ти дней. Так что я не думаю, что мы все отлично поработали. О достигнутых нами результатах нужно говорить сдержанно», — считает этот дипломат, шеф которого, министр иностранных дел Дидье Буркхальтер, был недавно избран в Конфедерации «Швейцарцем Года», в том числе и за его заслуги по руководству ОБСЕ в такой нелегкий кризисный период.

Что могла сделать Швейцария?

Могла ли Швейцария сделать больше для предотвращения эскалации насилия? «Мы предчувствовали грозу еще тогда, когда выступления на Майдане носили мирный характер. Мы хотели предложить техническую помощь, например, по подготовке журналистов к работе в условиях Майдана, по мерам, направленным на соблюдение прав человека, по мониторингу вероятных досрочных выборов. Но мы имели право действовать только по приглашению украинской стороны — таковы правила работы ОБСЕ. Янукович нам тогда сказал „Спасибо, не надо“. А через пару дней он лишился власти. Новое временное правительство приняло все наши предложения. Но вскоре произошла аннексия Крыма, и все вдруг резко поменялось: конфликт стал международным», — напоминает Рафаэль Нэгели.

«Меня начинают серьезно раздражать рассуждения на тему „Что же там в голове у Путина?“ Здесь нет никакой психиатрической проблемы, проблема есть геополитическая. В непонимании этого и заключается огромная ошибка в оценке ситуации. Действия России вовсе не лишены логики, когда речь идет о реальной угрозе ее основным национальным интересам. Поэтому исходить из того, что в России все решает один человек, и его устранение изменит ситуацию — глубокое заблуждение», — убежден Эрик Хёсли.

Украинский кризис ОБСЕ Швейцария

Дидье Буркхальтеру не позавидуешь. Будучи министром иностранных дел Швейцарии, он должен быть нейтральным, но в роли председателя ОБСЕ обязан ...

«На кон поставлены и интересы Украины тоже. В результате мы оказались перед лицом ужасной трагедии, в том числе человеческой. Поймите, интерес русских к Украине совершенно несимметричен нашему. Связи между Россией и Украиной настолько сильны, что подобных примеров просто не существует в Западной Европе, поэтому мы не можем понять всю глубину трагедии. Люди в ужасе от войны, и они знают о ней не только из СМИ, существуют семейные связи и внутрисемейные каналы, через которые распространяется информация», — считает Э. Хёсли.

Швейцарский шанс для ОБСЕ?

Как бы то ни было, мир вспомнил об ОБСЕ именно в контексте Крыма. В этом смысле швейцарское председательство действительно стало для ОБСЕ шансом. Швейцарцы реально хотели вдохнуть в организацию новою жизнь. Изначально они планировали именно реанимацию ОБСЕ сделать своим приоритетом, но добиваться этого путем активного налаживания диалога на Западных Балканах (между Сербией и Косово, а также внутри самого Косово) и на Кавказе (между Арменией и Азербайджаном, между Россией и Грузией). Украинский конфликт смешал все карты и заставил на ходу перекраивать повестку дня.

«Нам удалось создать трехстороннюю контактную группу по Украине, которая является единственной постоянной площадкой для переговоров, в отличие от, например „Нормандского“ или „Женевского“ формата. А главным успехом швейцарский дипломатии я считаю создание мониторинговой комиссии и теперь пятьсот пар „глаз ОБСЕ“ могут с места событий информировать о ситуации», — напоминает Рафаэль Нэгели. Но в самом ли деле это шанс для Швейцарии укрепить свои позиции «великой дипломатической державы»?

«Разумеется, мы предпочли бы для Швейцарии другой шанс. Но все-таки мы его заслужили своей миротворческой деятельностью, компетентностью своих дипломатов, например, Хайди Тальявини или Тима Гульдиманна. Так что председательство Швейцарии в ОБСЕ стало везением, прежде всего, для самой этой организации, а не для Берна», — считает Эрик Хёсли.

«Для нас, швейцарцев, важно другое. В контексте украинского конфликта мы по новому должны взглянуть на наш нейтралитет и на „наше двойное нечленство“, то есть неучастие в работе НАТО и Европейского союза. До последнего времени ЕС не являлся весомым геополитическим игроком на континенте, но на сей раз мы вынуждены были следовать в фарватере санкций ЕС, причем в ущерб нашим собственным экономическим интересам», — указывает он. «По крайне мере, русские восприняли наши действия именно как участие в санкциях ЕС. Из внутриполитических соображений Федеральный совет, правительство Швейцарии, сознательно замалчивает это изменение сути швейцарского нейтралитета по отношению к ЕС, но нам нужно серьезно задуматься над этим», — подчеркивает журналист.

А как насчет Украины? Может быть Швейцарии следовало бы и дальше играть свою традиционную роль «закулисного», в хорошем смысле этого слова, посредника между конфликтующими сторонами, а не главного переговорщика на европейской авансцене? «Одно другому не мешает, швейцарская дипломатия продолжала действовать и за кулисами», — заметил Рафаэль Нэгели. Для Эрика Хёсли ответ также очевиден: «Представьте себе, что во главе ОБСЕ стояла бы Литва, как это было в 2011 году, — страна о которой по ее последним действиям никак не скажешь, что она вносит вклад в установление стабильности в регионе».

Что дальше?

Швейцарское председательство в ОБСЕ закончилось 31 декабря 2014 года. Что же дальше? «Теперь Швейцария вместе с Сербией, председателем ОБСЕ в 2015 году, и Германией, председателем 2016 года, образует руководящую „тройку“ ОБСЕ. Это позволит продолжить нашу работу по претворению в жизнь последних мирных соглашений, в частности в форме мониторинга — ведь сил по поддержанию мира в регионе нет», — напомнил Рафаэль Нэгели.

Со своей стороны, Сидония Габриель уверена, что Швейцария и, в частности, швейцарский Центр исследования проблем миротворчества, продолжит работу, предже всего, с гражданским обществом Украины. Это крайне необходимо, чтобы, не дожидаясь прекращения конфликта, способствовать переходу региона к мирной жизни.

Первый шаг уже был сделан в рамках организованного «KOFF» гражданского форума, который прошел в Базеле в декабре параллельно министерскому саммиту ОБСЕ. «Лучшей руководящей „Тройки“, чем Швейцария, Сербия и Германия, для ОБСЕ просто сложно было бы пожелать. В такой конфигурации есть все шансы наладить мирный диалог между всеми сторонами», — отметил Эрик Хёсли. 

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×