Navigation

Заблокировать в Швейцарии политика в соцсетях? Легко!

Фотомонтаж фиктивной блокировки профиля президента Швейцарии Ги Пармелена в сети Twitter. swissinfo.ch

В эпоху «новой этики» и анонимных кампаний шельмования в интернете соцсети становятся цензорами. А как ситуация выглядит в Швейцарии? Разговор с действующим юристом. 

Этот контент был опубликован 28 января 2021 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Блокировка профилей президента США Д. Трампа в социальных сетях Twitter и Facebook, а также на портале видеохостинга YouTube стали причиной активной полемики: одни говорят – поделом, другие – а как же свобода слова? Ясно одно: ведущие глобальные частные технологические корпорации стали уже едва ли не самым главным арбитром в области свободы слова. Судьба одного из важнейших завоеваний либеральной демократии зависит от никому не известных менеджеров и алгоритмов. 

С какой стати? И как дело обстоит в Швейцарии? Поговорили с Мартином Штайгером (Martin SteigerВнешняя ссылка), швейцарским практикующим юристом и экспертом в области правовых основ функционирования киберпространства.

swissinfo.ch: Как поступил бы Твиттер в случае, если бы президент Швейцарии Ги Пармелен призвал к походу на парламент в Берне? Заблокировал бы его аккаунт?

Мартин Штайгер: Да, такое вполне возможно себе представить. Онлайн-платформы в Швейцарии, наверное, «вырвали бы провода» даже гораздо раньше. Дело в том, что Швейцария также защищает свободу выражения мнений, но иначе, без обычных в США соглашений об ограниченной ответственности. Там провайдеры социальных сетей могут быть привлечены к ответственности за сделанные пользователями на их платформах заявления только при определенных условиях. Поэтому в Швейцарии эти платформы несут куда большую юридическую ответственность за высказывания и мнения, опубликованные пользователями. 

И тому уже были примеры, например, в 2016 году депутат федерального парламента от Швейцарской народной партии (SVP) Андреас Гларнер (Andreas Glarner) был, причем не в первый раз, на некоторое время заблокирован сетью Facebook «за ненадлежащий контент». Бан был совершен после того, как сетевые активисты нажаловались на политика в администрацию Facebook.

Как в Швейцарии возникает такая блокировка? И как ее можно снять или опротестовать?

В основном решение послать кого-то в бан на некоторое время принимается самими платформами, в основном на основе данных собственных сетевых фильтров и жалоб пользователей. В некоторых случаях такого рода жалобы подают и официальные органы, например Федеральное управление уголовной полиции (Федпол). 

Мартин Штайгер (Martin Steiger). ZVG/Katja Müller

Что касается гипотетического варианта блокировки аккаунта Ги Пармелена, то тут следует учитывать административные ресурсы, в частности, Федерального ведомства по делам коммуникации и связи (BACOM). Оно может попытаться использовать свои каналы и, связавшись с той или иной платформой напрямую, добиться снятия блокировки, тем более что многие платформы имеют сотрудников в Швейцарии, хотя бы для того, чтобы иметь возможность продавать рекламу на здешнем рынке.

А какие тут существуют правовые инструменты для отмены бана? Можно ли пользоваться ими?

Это делать, конечно, тоже возможно. Но швейцарское законодательство не определяет точно границ свободы выражения мнений, поэтому решение такого вопроса было бы в теории передано в руки швейцарского суда. Но для принятия юридически обязательного решения ему бы потребовалось очень много времени. В случае онлайн-платформ, зарегистрированных за рубежом, пришлось бы посылать запрос об оказании правовой помощи, и на это тоже ушло бы много времени. 

К сожалению, на данный момент в нашем распоряжении есть очень немного прецедентных швейцарских судебных решений, и это связано с тем, что подача любого иска в Швейцарии, как правило, обходится очень дорого. Недавно депутат швейцарского федерального парламента Бальтазар Глеттли (Balthasar Glättli) внес в парламент предложение принять решение, обязывающие международные интернет-платформы иметь официальный адрес в Швейцарии. 

Если бы у них здесь был такой «почтовый ящик», то пользователи, так или иначе пострадавшие от решений социальных сетей, могли бы быстрее и эффективнее защищать себя и свои интересы. Национальный совет и Совет кантонов, большая и малая палаты парламента, приняли эту депутатскую инициативу к рассмотрению, и теперь очередь за правительством - Федеральным советом.

Глобальные социальные сети по сути уже близки к тому, чтобы приватизировать демократию как таковую. Их решения взять и «выпилить» кого-то из социальной сети формально являются частным решением частной лавочки, а на деле – внесудебной расправой. Вот и канцлер Германии Ангела Меркель заявила недавно, что решения об ограничении основных прав и свобод граждан должны совершаться только в порядке, определенном действующим законодательством, а не некими частными операторами социальных медиа-платформ. Где же тут могло бы находиться решение этой дилеммы?

Простых ответов на такого рода вопросы у меня нет. Главное, мы не должны никуда спешить и торопиться. Потому что если мы поспешим с каким-то важным решением, то вероятность возникновения сопутствующего побочного ущерба будет очень высока. Ситуация с таким немецким законом как, например, «Закон о мониторинге правоприменения нормативных правовых актов в сети интернет» (Netzwerkdurchsetzungsgesetz или NetzDGВнешняя ссылка), который вступил в силу 1 октября 2017 года, говорит нам как раз об этом.

В каком смысле?

Как упомянутый NetzDG, так и другие существующие нормативные акты создают для сетевых социальных платформ соблазнительный стимул сразу и быстро удалять контент в случае любых сомнений, даже вне зависимости от того, оправданно это удаление или нет. Поэтому наиболее важным является вопрос о том, какие средства правовой защиты могут иметь граждане в своих руках с целью эффективной защиты своих интересов в случае удаления или же неудаления того или иного контента.

Делегирование всей правовой ответственности самим платформам, как мы сейчас уже хорошо понимаем, есть сплошное лицемерие, коль скоро существующие внутри данных платформ нормы и процедуры, как правило, не соответствуют стандартам правовой государственности с их принципом верховенства права. Давайте не будем забывать, что проверка жалоб соцсетями часто проводится чисто автоматически и живой сотрудник подключается к ситуации только в исключительных случаях, но даже и тогда у него на принятие решения остается не больше 30 секунд. 

Поэтому ответственность должны нести отдельные государства, в частности - их судебные органы. Но при этом я вовсе не хочу сказать, что все частное изначально есть зло, а все государственное есть изначально добро. Государства, претендующие на право иметь в своих руках инструменты регулирования свободы выражения мнений на онлайновых платформах, должны в первую очередь сами гарантировать своим гражданами и на своей территории полную свободу выражения мнений. А во многих государствах ничего такого и близко даже нет.

Насколько в Швейцарии свобода мнений находится под угрозой со стороны социальных сетей?

Не вижу такой угрозы! Мы в Швейцарии имеем сейчас в своем распоряжении самую широкую свободу выражения мнений. Нашим гражданам позволено заходить со своими мнениями очень далеко, идет ли речь об однополых браках или о мерах правительства по противодействию коронавирусу. 

Блокировки в Швейцарии

Напомним, что 20 января 2021 года сеть Twitter заблокировала четыре аккаунта одного из швейцарских политиков от правой консервативной Швейцарской народной партии (SVP). Будучи членом парламента от кантона Цюрих, он давно уже был широко известен своими провокационными высказываниями. В 2016 году он был уже осужден судом за клевету.

Это отнюдь не первый такой случай в Швейцарии. В 2019 году Твиттер заблокировал профиль одного из депутатов бернского кантонального парламента. Речь шла о твитах, которые касались Джеффри Эпштейна, якобы сексуально эксплуатировавшего несовершеннолетних лиц. В это дело были вовлечены тогда многие знаменитости. Но до сих пор в целом швейцарское правительство не шло на ужесточение законодательства, регулирующего в стране деятельность глобальных онлайновых социальных платформ. 

Поэтому такие эксперты, как Мартин Штайгер, с нетерпением ждут финального отчета Федерального ведомства по делам коммуникации и связи (Bundesamt für Kommunikation), который должен быть опубликован уже в текущем 2021 г. В декабре прошлого 2020 года Еврокомиссия представила проекты закона «О цифровых услугах» (Digital Services Act, DSA) и закона «О цифровых рынках» (Digital Markets Act, DMA). Их целью является повышение степени правовой ответственности глобальных технологических гигантов.

В основе этих законов лежит простой принцип: то, что запрещено в реальном мире, должно быть запрещено и в мире цифровом. Онлайновые социальные сети и платформы обязаны будут повысить степень прозрачности своей работы, а в спорных случаях решения должны будут принимать государственные суды. Для Швейцарии, не являющейся членом ЕС, эти законы все равно могут стать образцом на будущее. 

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.