Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Многосторонняя дипломатия Женева, кризис и диалог на высшем уровне

, г. Женева


Потолок зала заседаний СПЧ украшает вычурный расписной плафон работы испанского художника Мигеля Барсело (Miquel Barceló). 

Потолок зала заседаний СПЧ украшает вычурный расписной плафон работы испанского художника Мигеля Барсело (Miquel Barceló). 

(Keystone)

В Женеве проходит очередная сессия Совета ООН по правам человека, а это значит, что на некоторое время центр международной многосторонней дипломатии переместился на берега Женевского озера. Повестку дня нынешней сессии СПЧ в значительной степени определяют многочисленные кризисные очаги и горячие точки — в Украине, на Ближнем Востоке, в Африке. Одновременно главам дипломатий ведущих стран мира вновь предоставляется возможность провести неформальные консультации, «сверив часы» со своими контрагентами и партнерами.

Как всегда основной наплыв участников сессии был отмечен в самую первую неделю работы Совета ООН по правам человека (СПЧВнешняя ссылка), по традиции отданную под «дебаты на высшем и высоком уровне». За это время на трибуну в зале, потолок которой украшает вычурный расписной плафон работы испанского художника Мигеля Барсело, успели подняться более сотни глав государств и правительств мира, а также руководителей дипломатических ведомств ведущих держав.

«В последние годы все большее количество высших руководителей стран мира используют возможность, предоставляемую участием в сессии СПЧ, для того, чтобы поучаствовать в дебатах на высшем уровне и разъяснить миру основы своей внешней политики. И это очень хорошо, потому что такие дебаты позволяют обеспечить лучшее понимание приоритетов каждой страны».

МККК предупреждает

Возможность выступить в Женеве на сессии СПЧ представилась и президенту Международного Комитета Красного Креста Петеру Мауреру (Peter Maurer), который как раз недавно побывал в Москве и провел там на высшем уровне консультации на предмет перспектив улучшения гуманитарной ситуации в зоне конфликта на юго-востоке Украины.

«Заветы человечности требуют от нас обеспечить всем раненым и больным, без какого-либо различия, доступ к медицинской помощи.

Эти заветы кладут ясные границы применению средств насилия и указывают на неприемлемость применения таких систем вооружений, которые не позволяют делать различие между военными и гражданскими лицами.

Человечность есть гарантия такого отношения (к участникам конфликтов), которое обеспечивает при любых обстоятельствах сохранение их элементарного человеческого достоинства».

Конец инфобокса

Такого мнения придерживается Адриан-Клод Цоллер (Adrien-Claude Zoller), глава женевской неправительственной правозащитной организации «International Service for Human Rights» («ISHRВнешняя ссылка»). Эта организация вот уже 40 лет проводит профессиональный мониторинг ситуации, складывающейся в мире в области прав человека. И он как никто другой разбирается в том, как работают структуры ООН, в том числе и недавно основанный СПЧ.

Особенную актуальность нынешней сессии Совета по правам человека придало присутствие на ней глав дипломатий США и России, что и понятно — конфликт на юго-востоке Украины может считаться сейчас самым опасными мировым кризисом со времен окончания холодной войны.

Согласились в том, что они не согласны

Как и следовало ожидать, позиции Джона Керри и Сергея Лавров в сфере прав человека не только не близки и не совпадают, но даже, скорее всего, вообще находятся в разных измерениях.

Так, Джон Керри, например, выступил с утверждением, что он не знает сейчас ни одной другой страны в мире, которая столько сделала для укрепления прав человека, как США. Сергей Лавров не преминул возразить и подчеркнуть, что «международное сообщество должно избавиться от любого мессианства и уважать различия стран».

Как отмечает Даниэль Уорнер (Daniel Warner), известный американо-швейцарский политолог, «всегда очень полезно понаблюдать за тем, как в Женеве проходят дебаты на тему защиты прав человека. Увы, в настоящее время мы находимся в особой ситуации. Кризисы, связанные с Ираном, Израилем, Украиной, Ливией и Сирией почти не оставляют времени и места для обсуждения собственно правочеловеческой проблематики».

По его словам, «для того, чтобы решить, например, иранскую ядерную проблему, необходимо обеспечить участие русских. Интересно будет посмотреть на Лаврова и Керрри и на то, как они одновременно будут обсуждать Иран и Украину. Очень хочется надеяться, что у них хватит дипломатического искусства уловить связь между различными частными проблемами и найти хотя бы минимальный общий базис для глобального сотрудничества».

Режим «без галстуков»

Для Адриана Клод-Цоллера Совет по правам человека «это трибуна, с которой государства провозглашают свои взгляды и приоритеты, но еще это и место, которое позволяет проводить закулисные встречи, без которых было бы просто невозможно организовывать будущие формальные переговоры по самым актуальным пунктам мировой повестки. В Женеве не так уж много отелей соответствующего уровня, поэтому тут, хочешь не хочешь, обязательно увидишь всех. И тебя тоже все увидят. Затеряться невозможно.

У каждого президента или министра, прибывающего в Женеву, как правило, очень насыщенное расписание. Поэтому непосредственная подготовка заранее намеченных контактов и консультаций начинается уже за две недели начала очередной сессии СПЧ. Это огромный объем работы, которая тематически не ограничивается рамками прав человека», — выдает нам А. Клод-Цоллер «тайны дипломатической женевской кухни».

Швейцария обеспокоена

В самом начале мартовской сессии Совета ООН по правам человека выступилВнешняя ссылка министр иностранных дел Швейцарии Дидье Буркхальтер. В центре его выступление находилась тема религиозного экстремизма и терроризма

«Есть ли что-то более мрачное и зловещее, чем заставлять маленьких девочек взрывать себя на переполненных рынках?

Если ли что-то более низкое, чем пытаться задушить свободу слова?

Есть ли что-то более нетерпимое, чем уничтожение религиозных символов, все равно, кому они принадлежат, евреям, мусульманам или кому-то еще?

Конец инфобокса

И все-таки, не рискует ли проблематика собственно прав человека просто потеряться на фоне столь интенсивной деятельности? Патриарх швейцарской дипломатии посол Франсуа Нордманн (Francois Nordmann) так не считает: «Все международно-политические дебаты ведутся здесь все-таки именно под углом прав человека. Присутствие лиц высокого и высшего ранга показывает, что Совет по правам человека функционирует, и что никто не оспаривает его роль и значение в рамках международной многосторонней дипломатии».

Не только великаны

Адриан-Клод Цоллер предлагает также обратить внимание не только на представителей великих держав, но и, например, на республику Фиджи: «После целого ряда переворотов и вообще периода политической нестабильности, Фиджи, наконец, получила законно избранное правительство.

Прибытие в Женеву нового премьер-министра этой страны является важным событием как для Фиджи, так и для перспектив решения проблем, с которыми эта страна сталкивается в настоящее время. Я имею в виду, например, такую острую и больную для Фиджи проблему, как расовая дискриминация».

В качестве позитивного примера Адриан-Клод Цоллер указывает и на Ботсвану, африканскую страну, в которой с момента обретения независимости не произошло ни одного переворота. «Сейчас руководство этой страны решительно модернизировало политику в области прав человека. Поэтому министр иностранных дел Ботсваны прибыл на этот раз в Женеву с тем, чтобы проинформировать своих коллег из других стран о данных изменениях».

Двойные стандарты?

Впрочем, сколь бы оптимистично ни был настроен опытнейший Франсуа Нордманн, все равно, не стоит забывать, что именно чрезмерная политизация и завела в тупик предшественницу СПЧ, Комиссию ООН по делам человека, и именно поэтому ее пришлось распустить и организовать «перезагрузку», результатом которой и стал Совет ООН по правам человека. Об этом напоминает, в частности, Джавад Зариф (Javad Zarif), министр иностранных дел Исламской Республики Иран.

«Несмотря на все положительные стороны СПЧ, склонность к политизации здесь все еще преобладает. А ведь именно она и нанесла в итоге непоправимый ущерб ныне распущенной Комиссии ООН, заставив ее увязнуть в двойных стандартах и в неоправданной избирательности. Например, мы боремся с нетерпимостью, в том числе и религиозной, но при этом оправдываем карикатуры, которые наносят ущерб мусульманам всего мира под предлогом свободы мнений».

Не комментируя слова иранского министра, Франсуа Нордманн признает: «Да, риск идеологической поляризации существует. Но СПЧ не есть экспертный орган. Это объединяющий большинство стран мира Совет, который занимается политикой в области прав человека, а политика всегда связана с несовпадением точек зрения».

ООН еще пригодится

По мнению Даниэля Уорнера, именно работа Совета по правам человека показывает, что ООН не следует списывать со счетов и отправлять на свалку истории. «Организация Объединенных наций не настолько устарела, как некоторые думают. СПЧ, например, вносит важнейший вклад в поддержание значимости норм международного права, пусть даже при их реализации ООН сталкивается сейчас с серьезными трудностями».

Что же до основных политических кризисов, которые сейчас сотрясают планету и вызывают такое сильное беспокойство у всего мирового сообщества, то здесь Даниэль Уорнер настроен в целом оптимистично: «Мы все чаще начинаем говорить о новой холодной войне или даже о Третьей мировой. Но именно здесь, в Женеве, можно четко увидеть, что сколь бы ни разнились позиции Керри и Лаврова, они тоже пытаются нащупать возможные форматы сотрудничества на самых разных направлениях. Потому что иначе просто нельзя».

Слишком много внимания Израилю?

В качестве примера «политизации» СПЧ можно было бы упомянуть ситуацию вокруг Израиля. В своем выступлении в начале этой недели в Женеве госсекретарь Джон Керри выразил сожаление в связи с «фиксацией» Совета по правам человека на Израиле, что выражается, в частности, в росте числа резолюций СПЧ, касающихся этой страны.

Даниэль Уорнер полагает, что слабые позиции американской дипломатии ослабляют и Совет по правам человека, не позволяя ему действительно объективно расследовать случаи нарушений международного гуманитарного права в рамках, в частности, регулярных военных столкновений между движением ХАМАС и израильской армией.

При этом политолог подчеркивает, что Израиль все-таки прекратил бойкотировать Универсальный периодический обзор (УПОВнешняя ссылка), основной механизм СПЧ, который позволяет регулярно пересматривать и оценивать позиции каждого государства с точки зрения соблюдения им основных прав и свобод человека и гражданина. И это, по его мнению, очень обнадеживающий сигнал.

Конец инфобокса


Перевод с французского и адаптация: Людмила Клот

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×