Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Старинные полотна Наследство Гурлитта станет ловушкой для Берна?



Анри Матисс, «Сидящая женщина», ок. 1923 г. - демонстрация изображения картины на пресс-конференции в ноябре 2013 года в Мюнхене.

Анри Матисс, «Сидящая женщина», ок. 1923 г. - демонстрация изображения картины на пресс-конференции в ноябре 2013 года в Мюнхене.

(Keystone)

Корнелиус Гурлитт отписал свое собрание картин Художественному музею Берна. Журналисты уже успели ткнуть пальцем в особенно болезненные аспекты его завещания и высказали сомнения, что «коллекция века» вообще доберется до Швейцарии.

Адвокаты К. Гурлитта проинформировали музей о том, что умерший 6 мая в возрасте 81 года в Мюнхене Корнелиус Гурлитт указал в своем завещании Художественный музей Берна в качестве единственного наследника. Это пояснил директор музея Маттиас Френер (Matthias Frehner) в интервью газете «Berner Zeitung».

Вместе с коллекцией музею предстоит унаследовать и «обязанность прояснить спорные вопросы относительно происхождения отдельных произведений». Речь идет одновременно о «прекрасном и щедром подарке, но также и о большой проблеме». Попечительский совет займется теперь изучением экспонатов, а затем решит, «намерен ли он вообще вступать в наследство», — пояснил Маттиас Френер.

На вопрос, что же привело Гурлитта именно в Берн, попыталась ответить швейцарская газета «Le Temps». «Глубоко страдавший от того, что к нему относились как к преступнику, Корнелиус Гурлитт решил, что его сокровище никогда не достанется немецкому музею. А в Берне он был как раз знаком с торговцем произведениями искусства Эберхардом Корнфельдом (Eberhard Kornfeld), одним из попечителей Художественного музея Берна», — пишет газета.

«Для него это неожиданное наследство означает еще и существенное бремя. Но когда оно окажется в Берне, да и прибудет ли оно туда вообще — это открытый вопрос», — пишет газета «Berner Zeitung». По мнению еще одной бернской газеты, «Der Bund», то, что бесценная коллекция практически упала на музей с неба, это повод для радости, но при этом наследство Гурлитта еще должно быть «полностью освобождено от обвинений в том, что это награбленное искусство». И только потом картины можно будет представить общественности.

Оба издания согласны, что этот дар может и не случайный и не напрасный, но к большим расходам, размер которых пока еще нельзя конкретно определить, он приведет в любом случае.

«Безобразное наследство»

Тот факт, что музей, субсидируемый государством, получает «с этим подарком обязательства длиной в вечность», поясняет, почему музей не торопится вступать в наследство, комментирует эту историю газета «Süddeutsche Zeitung».

В случае, если завещанное вообще когда-нибудь окажется в музее, стоит «задаться вопросом, а не оказывают ли Гурлитту таким образом слишком много чести. При всей красоте картин это наследство остается довольно безобразным, ведь Хильдебранд Гурлитт, отец Корнелиуса, в основном наполнил свою картинную сокровищницу во времена, когда нацисты незаконно похищали и реквизировали произведения искусства».

Собрание Корнелиуса Гурлитта состоит из порядка 1 500 произведений таких художников, как Макс Бекман, Пабло Пикассо, Анри Матисс, Марк Шагал и Макс Либерман. В вопросе, сколько они могли бы стоить в денежном эквиваленте, ни искусствоведы, ни германские власти пока не пришли к общему мнению. Ко всему прочему, некоторые картины нуждаются в серьезной реставрации.

Поэтому вполне понятно, что Художественный музей Берна пока не говорит четко, примет ли он этот подарок. На это указывает газета «Neue Zürcher Zeitung». «Такая осторожность вполне оправдана, учитывая тот ворох правовых и этических проблем, окружающих почти каждую картину».

«Подарок-ловушка»

Остается открытым вопрос, «может ли вообще коллекция Гурлитта украсить собой музей, а особенно нас должно интересовать, заслуживают ли произведения искусства, которые преодолеют путь в Берн, затраченных на них усилий?» — указывает «NZZ» и приходит к выводу, что «в любом случае следует проявить сдержанность, ведь запасники бернского музея уже и без того практически переполнены».

«Картины, созданные художниками классического модерна, как нельзя лучше подошли бы Художественному музею Берна», — указывает газета «Nordwestschweiz». Издание называет коллекцию «подарком-ловушкой», напоминая о сомнительной истории этих шедевров и последующих расходах на их юридическую очистку.

Музей выразил «свое изумление и тем самым отреагировал правильно. В конце концов, если подарок и стал грома среди ясного неба, то руководство должно понимать, что гром не раздается в солнечный день, и что он предваряет грозу».

Возмущен не на шутку

Непроясненным остается также другой вопрос, а именно, почему Корнелиус Гурлитт в начале 2014 года, незадолго до своей запланированной операции на сердце, завещал коллекцию именно Художественному музею Берна, с учетом того, что на нее претендовали различные немецкие и австрийские музеи и галереи.

«Наверное все дело в том, что в глазах старшего поколения, пережившего войну, Швейцария еще не потеряла имидж гаранта безопасности и правосудия», — высказывает свое мнение бернская газета «Der Bund». Кроме того, наверняка на Корнелиуса Гурлитта повлияли нелепые слухи, ходившие о нем и его коллекции, что еще больше отдалило этого застенчивого индивидуалиста от его родной Германии».

«Корнелиус Гурлитт, человек-затворник и, что называется, „не от мира сего“, был внезапно в последний год своей жизни грубо втянут в общественную жизнь», — пишет еженедельник «Die Zeit». «Его делали то нацистом и военным преступником, то человеком, уклоняющимся от уплаты налогов и чуть ли не контрабандистом. Затем, наконец, он стал еще и жертвой не в меру усердной баварской юстиции».

«То, как вели себя власти в его случае, не на шутку возмутило Гурлитта», — отмечает германская газета «Frankfurter Allgemeine Zeitung», а потому он решил отдать картины куда-нибудь «за рубеж, лишь бы они не оставались в Германии. И это вполне понятно».

Напомним, что модернизм во времена Третьего рейха считался «дегенеративным» направлением в искусстве. Национал-социалисты изымали картины модернистов из музеев, а частные коллекционеры в силу разных причин подчас сами спешили избавиться от них и продавали полотна по сниженной цене. И если будет доказано, что обнаруженные картины были незаконно конфискованы национал-социалистами у прошлых владельцев, их вернут семьям пострадавших.

Правовые вопросы

Известный швейцарский бизнесмен и меценат Леонар Джанадда (Léonard Gianadda), создатель одноименного фонда, поделился со швейцарской телерадиокомпанией RTS противоположным мнением: «Стоит ли сейчас говорить о своего рода отравленном даре? Это ведь нужно еще доказать. Несомненно, подарок создаст проблемы, но они решаемы. Бесспорно также, что у отца коллекционера проблемы были. Его сын также торговал произведениями искусства. На протяжении пятидесяти лет он продавал их, но это не создавало никаких сложностей».

Что же касается спорных картин, то «для этого существуют специальные комиссии, и при наличии оснований произведения будут возвращены их законным владельцам», — считает Л. Джанадда. Со своей стороны Федеральное ведомство культуры Швейцарии считает, что каждая картина должна быть изучена с целью определить, была ли она украдена нацистами или нет.

«Директивы Вашингтонской декларации (о возврате произведений искусства, украденных нацистами, Швейцария подписала ее в 1998 году) указывают на необходимость принятия справедливых и взвешенных решений для произведений искусства, конфискованных нацистами». Правительство Швейцарии будет следить за тем, чтобы исполнение завещания проходило согласно национальным и международным нормам. Но это не все. Перевозка коллекции из Германии в Швейцарию может войти в противоречие с немецким законом о вывозе культурных ценностей.

А он указывает, что произведения, фигурирующие в национальном реестре культурных ценностей, не могут быть вывезены за пределы страны без официального разрешения. Решать вопрос, какие картины заслуживают быть внесены в этот реестр, будут германские федеральные земли. Возможно, это коснется и некоторых произведений из коллекции Гурлитта. Таковы слова германского эксперта по вопросам наследования Антона Штайнера (Anton Steiner), процитированные немецким информационным агентством «DPA».

Не в Корнфельде дело

Тем не менее, продолжает «Frankfurter Allgemeine Zeitung», может быть, тут есть и другая причина, почему именно Художественный музей Берна стал наследником такой коллекции. «Через бернского торговца предметами искусства Корнфельда (Kornfeld) Гурлитт уже продал несколько работ. Однако неизвестно, посоветовал ли именно он передать свою коллекцию музею в Берне». Говорить об этом сам Корнфельд не пожелал, сообщает «F.A.Z.».

Директор Художественного музея Берна музея Маттиас Френер (Matthias Frehner ) признался в интервью, что Корнфельд был действительно «одним из основных покровителей» музея, но «он не играет никакой роли в связи  с коллекцией Корнелиуса Гурлитта. Одной его персоной не следует объяснять полученное нами наследство».


Перевод с немецкого и адаптация: Надежда Капоне и Людмила Клот, swissinfo.ch


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×