Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Миграция Год 2015: волна беженцев захлестнула Европу

Год 2015-й войдет в историю как период небывалого миграционного кризиса. Сотни тысяч беженцев, словно по мановению невидимой руки, неожиданно устремились с пылающего Ближнего Востока в Европу.

Открытые границы, потом вновь закрытые границы, сначала «культура гостеприимства», а потом поджоги центров размещения беженцев, социальное напряжение и политические дебаты о том, «справимся ли мы с миграционным кризисом или нет», в том числе и в Швейцарии. Предлагаем оглянуться на прошедший год и поразмышлять над причинами и последствиями миграционного кризиса без эмоций, исключительно на основе сухих цифр.

Управление Верховного комиссара Организации Объединённых Наций по делам беженцев (УВКБ), организация системы ООН, занимающаяся оказанием помощи беженцам, предупреждало о надвигавшемся кризисе еще в 2014 году, указывая на то, что никогда еще со времени окончания Второй мировой войны на нашей планете не было такого количества беженцев и вынужденных мигрантов.

Все вместе они вполне могли бы составить целую страну с населением в 60 млн человек, которая по этому показателю находилась бы на 24 месте в рейтинге самых густонаселенных государств мира.

Откуда и куда?

В 2015 году, наконец, волна беженцев всей своей мощью обрушилась на Европу. По имеющимся оценкам, до конца 2015 года Европейский союз и страны, входящие в Европейскую Ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ/EFTA), среди них и Швейцария, примут до одного миллиона беженцев и вынужденных мигрантов.

Основной целью всех этих потоков была и, как видно, останется Германия, которая примет у себя примерно одну треть от общего числа переселенцев. Представленный ниже график наглядно показывает распределение потоков мигрантов по странам Европы за первые девять месяцев 2015 года.

Внешний контент

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Почти половина беженцев, пытавшихся найти в 2015 году убежище в Европе, прибыла только из трёх стран: Сирии, Ирака и Афганистана. Политические дебаты и СМИ концентрировались, конечно же, на самой большой группе вынужденных мигрантов с самой, наверное, трагической судьбой, а именно, на беженцах из Сирии.

Именно они, вольно или невольно, стали символом явления, получившего название «миграционный кризис». Однако при этом не следует забывать и о других странах, охваченных перманентным кризисом, о таких, например, как Ирак или Афганистан.

В 2015 году число беженцев из этих стран увеличилось по сравнению с 2014 годом, соответственно, в четыре и в два с половиной раза. Заметно увеличился и поток беженцев из Косова, но тут основной причиной выступили не военные конфликты, а экономический кризис, в котором пребывает эта страна практически с момента своего образования.

Косовары, в частности, осознают, что их шансы на получения убежища в Европе, и, в частности, в Швейцарии, фактически равны нулю, но это все равно не останавливает их, с учетом наличия в Конфедерации достаточно мощной косовской диаспоры.

asylum origins

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Кризис, не имеющий аналогов?

За все 1990-е годы, в разгар войны в Югославии, Европе пришлось принять, разместить и интегрировать примерно 700 тыс. беженцев. Сегодня же, как мы уже упомянули, количество вынужденных мигрантов уверенно подбирается к одному миллиону. А что же Швейцария? И тогда, и сейчас, она остается, по большому счету, в стороне от основных потоков беженцев.

По данным Федерального ведомства по делам миграции (Staatssekretariat für Migration — SEM) в 2015 году Конфедерация примет у себя примерно 34 тыс. беженцев, что на 10 тыс. больше, нежели годом раньше. Рост довольно заметный, однако следует учесть, что он во многом просто несравним с ситуацией 1999 года, когда Швейцарии пришлось справиться с наплывом почти 44 тыс. беженцев из Косово.

Тем не менее, даже такое количество вынужденных мигрантов стало в Швейцарии предметом острых общественных дебатов, по крайней мере, агитационная кампания накануне выборов нового состава федерального парламента Конфедерации проходила практически полностью под знаком дискуссий на тему миграции.

Внешний контент

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Эволюция транзита

В последние несколько лет потоки беженцев двигались в Европу разными путями. Сначала это был европейский анклав в Африке Сеута, затем главной «магистралью» стал путь через Средиземное море, после чего, буквально в одночасье, средиземноморский поток иссяк, уступив лидерство «балканскому транзиту».

На предмет причин такой эволюции и ее связей с актуальными конфликтами в Европе и на Ближнем Востоке имеются разные мнения. Бесспорными, однако, остаются цифры. Так, в 2014-2015 гг. почти 900 тыс. человек предпочли, рискуя жизнью, отправиться в путь морским путем с целью добраться до европейских берегов. При этом, по данным УВКБ, число погибших достигло примерно 3 580 человек.

море

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

В то время как беженцы из Африки все еще предпочитают морской путь, — из Ливии и Туниса в Италию, — вынужденные переселенцы из Сирии и Афганистана открыли для себя «балканский маршрут» через Турцию на греческие острова. В настоящее время именно он является основным магистральным путем, по которому мигранты попадают в Старый Свет.

Неожиданный наплыв десятков тысяч беженцев поставил прежде всего страны Восточной Европы перед целым рядом трудно решаемых проблем. С другой стороны, такая новая ситуация придала всей миграционной проблематике «европейское измерение», а Италия перестала быть единственной «жертвой миграционного кризиса».

Как реагирует ЕС?

Разумеется, Европейский союз и Европа не погибли от наплыва беженцев, не погибнут они и в ближайшем будущем. Тем не менее, действительно, несмотря на все политические дебаты и драматические публикации в СМИ (все мировые средства массовой информации облетела фотография утонувшего сирийского мальчика, вынесенного волной на европейский берег), ЕС сейчас пытается с огромным трудом сформулировать нечто, что было бы способно хотя бы отдаленно напоминать единую европейскую миграционную политику.

В сентябре 2015 года государства, образующие ЕС, договорились принять у себя и добровольно распределить по странам Евросоюза 160 тыс. беженцев. Это решение было принято в качестве своего рода признания усилий, которые в последние месяцы предпринимали Италия и Греция в рамках Дублинского соглашения.

Тем не менее, к 7 декабря 2015 года в другие страны из Италии и Греции были перемещены всего лишь 160 официально зарегистрированных беженцевВнешняя ссылка. Швейцария со своей стороны обещала принять 1 500 человек, однако ни один из них пока так и не ступил на землю Конфедерации. Словакия же и Венгрия направили в Европейский суд иски о признании неправомерными решений ЕС относительно равномерного распределения беженцев по всем странам Европейского союза.

Напомним, что в 2015 году Венгрия оказалась неожиданно в самом центре «миграционного кризиса». Будучи всего лишь транзитной страной, она находится сейчас на втором после Германии месте по числу поданных властям ходатайств о предоставлении статуса беженца. Стремясь ограничить дальнейший приток беженцев премьер-министр Венгрии Виктор Орбан (Viktor Orban) принял решение построить на границах с Сербией и Хорватией настоящие стены из колючей проволокиВнешняя ссылка.

Представленный внизу график показывает соотношение числа поданных в странах Европы ходатайств о предоставлении статуса беженца с такими показателями, как численность населения и ВВП на душу населения. В 2014 году Швейцария находилась на четвертом месте среди стран Европы по числу беженцев на один миллион населения. В 2015 году она уже оказалась здесь на шестом месте.

Внешний контент

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Поскольку Европа так и не смогла выработать единый курс в сфере регулирования миграционных потоков, многие страны начали действовать в одиночку, разрабатывая свои собственные подходы к данной проблематике. Самый яркий пример солидарности с народом Сирии продемонстрировала федеральный канцлер Германии Ангела Меркель, предоставившая, пусть и на короткий срок, сирийским гражданам право свободного транзита на территорию ФРГ.

Однако потом чувства восхищения и одобрения сменились критикой, причем как в самой Германии, так и за ее пределами. Очень скоро и Берлин, и ряд других стран встали перед необходимостью временно прекратить действие положений Шенгенского соглашения и перейти к систематическому персональному контролю на своих внешних границах. Неожиданно Европа «без разделительных линий» оказалась отброшенной на четверть века назад, ко времени существования на старом континенте укрепленных границ и разного рода фронтов и рубежей.

Напомним, что именно Венгрия в конце 1989-го года открыла свою границу с Австрией и запустила, тем самым, процесс разрушения Железного занавеса, и вот теперь та же самая Венгрия оказалась первой страной, начавшей восстанавливать стены и заграждения по периметру своих национальных границ. Теракты в Париже, имевшие место в середине ноября 2015 года, привели к дальнейшему ужесточению миграционного режима в странах ЕС, особенно после того, как стало известно, что один из террористов попал в Европу именно под видом сирийского беженца.

За пределами Европы

Стремясь поставить потоки беженцев под более жесткий контроль ЕС обратилась за помощью к Турции. Анкара пообещала сделать так, чтобы беженцы не покидали ее территории в сторону Европы, в обмен на что она получила от Евросоюза финансовую помощь в размере трёх миллиардов евро, либерализацию визового режима и обещание реанимировать процесс переговоров о вступлении в ЕС.

Однако и турецкие возможности не беспредельны. Имея всего 78 миллионов человек населения, эта страна уже приняла примерно два миллиона сирийских беженцев. В целом же, по данным УВКБ, сейчас примерно 86% всех сирийских беженцев проживают в развивающихся и «пороговых» странах, из них 45% приходятся на такие страны, как Турция, Пакистан, Ливан, Иран, Иордания и Эфиопия.

Внешний контент

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.


Перевод на русский: Игорь Петров, swissinfo.ch

×