Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Вопросы истории Почему швейцарцы любят строить бункеры?

Bunker

Военнослужащий швейцарской армии у входа в подземное оборонное сооружение в районе г. Гштаад, декабрь 1990 года. 

(Keystone)

Швейцарский историк Йост Ауф дер Маур (Jost Auf der Maur) написал книгуВнешняя ссылка о подземной Швейцарии, в которой нашло отражение его удивительное путешествие в глубины швейцарской истории, воплощенное в самых разных сооруженных под землей объектах как гражданского, так и военного назначения. Эта книга позволяет взглянуть на Конфедерацию совсем иными глазами.

Что заставило Вас взяться за тему «Подземная Швейцария»?

Йост Ауф дер Маур: Меня всегда поражало, сколь велико швейцарское подземное царство, с другой стороны, меня интересует моя страна и ее история. Я уверен в том, что без дорогостоящей подземной инфраструктуры Швейцария уже просто не могла бы существовать и функционировать. Короче говоря, кто хочет лучше узнать Швейцарию, тот должен познакомиться и с ее подземными сооружениями.

Йост ауф дер Маур (Jost Auf der Maur)

(Tom Haller/Echtzeit Verlag)

И как Вам подземная Швейцария? Что там можно увидеть? И вообще, видно ли там что-нибудь?

Йост Ауф дер Маур: С удивлением обнаружил, что что запах подземной Швейцарии неоднороден, даже каждый проходящий в одном и том же туннеле поезд пахнет по-своему. Большей частью запах под землей мало располагает к прогулкам, поскольку там, как у нас говорят в народе, «смердит и шмонит», а попросту — плохо пахнет. Архитектура таких сооружений прозаична и технологична, поскольку они, прежде всего, должны выдерживать огромное давление, оказываемое на них скальными породами. Наконец, под землей ты очень быстро теряешь возможность ориентироваться. Да и в целом там есть много таких вещей и особенностей, о которых такой любопытствующий профан, как я, просто не имеет никакого понятия. Хорошо, если кто-нибудь будет рядом и поможет разобраться.

Что произвело на Вас самое сильное впечатление?

Йост Ауф дер Маур: Разнообразие (встречающихся под землей сооружений). Я был просто ошарашен подземными водохранилищами, сооруженными в комплексе с гидроэлектростанциями, и это при том, что все эти объекты были построены в середине прошлого 20-го века. В этих тщательно проработанных и эстетически привлекательных самых настоящих «храмах прогресса» еще можно ощутить несокрушимую веру в возможности техники. Бесконечный гул турбин воспринимается в качестве своего рода минималистического гимна прогрессу. Вдобавок ко всему вышеперечисленному многие сооруженные под землей хранилища питьевой воды просто сами по себе очень красивы. Они очень убедительно подчеркивают ценность такого ресурса, как вода, сразу становится ясно, что резервуары с питьевой водой, на самом деле, гораздо важнее подземных банковских сейфов.

А что Вас больше всего огорчило?

Йост Ауф дер Маур: Объекты, которые иначе как «уродливыми порождениями процесса отправления властных полномочий» и не назовешь. Ничем не оправданные инвестиции и капиталовложения, осуществленные зашоренными технарями и политиками, которые, вообще ни в чем не разбираясь, без толку закопали здесь гигантские средства, не понеся потом за свое разгильдяйство никакого наказания. Примером такого подхода может служить огромный город-бункер «Зонненберг»Внешняя ссылка («Sonnenberg») в Люцерне, спроектированный в 1970-е годы в качестве гигантского бомбоубежища. Еще один пример: туннели наподобие так называемого «окна Бедретто» («Bedretto-Fenster»), подземного пятикилометрового отворота от базисного туннеля «Фурка» в сторону кантона Тичино, который планировался для организации движения пассажирских поездов, но потом был заброшен, в основном, по финансовым причинам. Сооружение подземных военных укреплений также было, во многом, сомнительным предприятием, хотя это была очевидная классика: их строительство было, как всегда, подготовкой к давно прошедшей войне.

Ознакомившись с Вашей книгой, можно сделать вывод, что, как бы парадоксально это ни звучало, собственно к армии и задачам обороны «подземная Швейцария» имеет довольно опосредованное отношение?

Видео Швейцарские бункеры на страже цифровых данных

Когда-то эти бункеры строились в Швейцарии с военными целями, а сегодня их переделывают, например, под дата-центры. 

Йост Ауф дер Маур: В самом деле – с момента основания в 1848 году современного швейцарского федеративного государства вооруженные силы, в общей сложности, построили в горах три поколения крепостей. Последнее было готово уже после окончания холодной войны и от него почти сразу же отказались в качестве безнадежно устаревшего (формата организации национальной обороны). В общей же сложности армия возвела всего лишь 8% всех имеющихся в Швейцарии подземных сооружений, что составляет 250 км подземных штолен и ходов. Куда более активно под землей работали транспортники, энергетики и предприятия гражданской обороны. На их «совести» находятся, соответственно, 1 240, 800 и 1 200 км подземных сооружений.

Швейцария, учитывая ее размеры ее площади, является абсолютным чемпионом мира по строительству объектов под землёй. О чем это вообще говорит?

Йост Ауф дер Маур: Не стремясь приводить каких-то оценочных суждений, скажу все-таки, что страсть швейцарцев к строительству подземных тоннелей и бункеров является выражением их стремления расширять свою территорию по направлению центру Земли. В большинстве случаев такого рода проекты действительно носили очень практичный характер, а слово «практично» в Швейцарии является средством, оправдывающим любые цели. Мне же лично, как историку, прежде всего в глаза бросается два фактора, да процесса, порой диаметрально противоположных.

С одной стороны, речь идет о стремлении прокопать гору, вылезти с другой стороны и протянуть соседу руку. С другой стороны, речь идет о столь же ярко выраженном стремлении швейцарцев закопаться в нору, отгородиться от всего света, сказать, не трогайте меня! Мы не хотим, чтобы Альпы преграждали нам путь на юг, но при этом мы очень хотели бы, в случае наступления «кризисной ситуации», иметь над головой как можно более толстый слой защищающего бетона. Факт, однако, остается фактом: в период с 1848 года и по сей день наша страна, по большому счету, была от подобных ситуаций избавлена. При этом данное понятие («Ernstfall») до сих пор остается у нас в обойме наиболее часто употребляемых слов и выражений. И, наверное, это логично, ведь наступлением «угрозы кризиса» можно было, особенно в период холодной войны, обосновать что угодно, а главное, оправдать почти любые финансовые траты.

Когда смотришь в прошлое, то многие из построенных подземных объектов, действительно, кажутся изначально лишенными какого-либо смысла. Таков, например, уже упоминавшийся Вами «Зонненберг». И тем не менее, при всех проколах и ляпах, наверное, не стоит так уж критично подходить к стремлению государства обеспечить защиту жизни и интересов своих граждан?

Йост Ауф дер Маур: Город-бункер «Зонненберг» является самым настоящим порождением больного воображения политиков периода холодной войны. Когда в 1986 году в Базеле я оказался свидетелем знаменитого пожара на заводе, принадлежавшем химическому концерну «Sandoz», я увидел на практике, что никому даже и в голову не пришло бежать прятаться в бункер, и не только потому, что к этому моменту все такого рода объекты давно уже были забиты игрушечными железными дорогами, шкафами с одеждой и стеллажами с вином. Не пошли туда люди потому, что там не было возможности принимать радиопередачи. А ведь в подобных критических ситуациях все хотят слушать радио и получать новейшую информацию о происходящем.

Кроме всего прочего, это ведь еще и чисто философский вопрос, а именно, следует ли нам вкладывать миллиарды в железобетон на случай наступления гипотетического «Дня Икс», или же лучше следует потратить деньги на улучшение жизни общества здесь и сейчас? Мы оказались, наверное, практически единственной в мире страной, решившей инвестировать в бетон. Это, если хотите, еще одно доказательство того, что Швейцария — это и в самом деле «особый случай в истории» («Sonderfall»).

Но может быть, мы еще когда-нибудь будем радоваться, что у нас есть эти бетонные убежища, с учетом того, что США и Северная Корея постоянно в последнее время грозят друг другу атомным уничтожением. Где, как не под землей, прятаться от возможных последствий ядерного апокалипсиса?

Йост Ауф дер Маур: Эффективная защита начинается задолго до того, как все начинают трястись и боягузничать. Паникёров мы должны держать на коротком поводке, а это требует культуры, чувства собственного достоинства, гражданского мужества, просветительской и разъяснительной работы с населением. Основатель Красного Креста, швейцарский гуманист Анри Дюнан (Henri Dunant, 1828-1910) призывал использовать в политике т.н. «женский принцип», то есть идеалы гуманизма и сострадания, без которых становится невозможным любое миротворчество. Сейчас его слова актуальны как никогда.

«Подземную Швейцарию», выстроенную для целей обороны, Вы рассматриваете скептически, иногда даже негативно. А нельзя ли все-таки взглянуть на нее позитивно? Неужели нет в ней ничего хорошего? В конце концов, мы живем в горной стране, и сама топография просто-таки принуждает нас зарываться в землю и скалы?

Йост Ауф дер Маур: В самом деле, наша топография настойчиво приглашает нас рыть тоннели и строить бункеры. Поймите правильно, я не критикую, точнее, не только критикую, я просто наблюдаю. И я часто благоговейно преклоняюсь перед достижениями, обеспеченными трудом предшествующих поколений. Но когда наши военные, в тайне от народа, зарывают в Урнских скалах сумму в 12, а то и, по другим оценкам, в 15 млн франков, и когда сейчас они делают тоже самое в рамках создания военной компьютерной системы единого управления родами войск «Network Enabled OperationsВнешняя ссылка», то тогда, уж простите, меня начинают терзать, как опять же говорится в народе, «смутные сомнения».

Страницы истории Швейцария раскрыла тайну секретного «Объекта 1102»

В Швейцарии впервые раскрыли информацию о правительственном «Объекте 1102». Прикоснитесь вместе с нами к государственным секретам Конфедерации.

Этот проект должен будет дать в итоге нашим генералам возможность в режиме реального времени координировать взаимодействие родов войск в ходе решения боевых задач на территории Швейцарии. И я очень боюсь, что мы опять переживем скандал, сравнимый с приснопамятной закупкой самолетов «Mirage» (подробности см. в этом материалеВнешняя ссылка). Интересно, какие СМИ у нас потом рискнут расследовать это дело?

В своей книге Вы приходите к выводу, что Швейцария, быть может, потому столь охотно зарывается в землю, что она — страна агорафобии, боязни открытого пространства. Этот тезис звучит красиво, но с какой стати швейцарцы вдруг должны бояться пустых площадей?

Йост Ауф дер Маур: Может быть, речь в данном случае, скорее, идет о том, что нам просто больно видеть, как некое пространство остается пустым, неиспользованным, не дающим прибытка. Может быть мы, будучи гражданами крестьянской республики, просто не созрели для феодальных просторов шикарных площадей. Потому что такие площади, обрамленные роскошными фасадами грандиозных зданий — а мы видим примерны похожих архитектурных ансамблей в Италии, России, Франции — требуют уверенного, смелого шага. Большинству же из нас как раз и не хватает умения и желания приобщится к миру элегантных па. Ну что поделать — даже умея делать это, мы частенько стесняемся собственного же таланта!

Будь даже Швейцария, и в самом деле, страной сплошных агорафобов, все равно, особого вреда все эти бетонные бункеры ей пока не нанесли. Более того, может быть, наоборот, рискну предположить, что именно это «подземная ипостась» Швейцарии и является секретом её успеха?

Йост Ауф дер Маур: Красивое выражение «секрет успеха» прозвучало тут весьма кстати. Но если в чем и состоит этот секрет, то, наверное, в том, что строим мы обычно очень качественно, но при этом не выставляя на показ лишнего, мы постоянно совершенствуем (наши строительные технологии), мы стремимся решать прежде всего задачи практического характера. Народ на референдумах регулярно дает добро подземным проектам. Что неправильного в том, что мы хотим иметь возможность строить так, чтобы потом мы могли положиться на эти объекты, зная, что они не подведут и не откажут? Мы строим — и обеспечиваем стабильность нашей страны, причем речь идет в данном случае не только о функциональной, но и о, если хотите, метафизической стабильности.

Когда Вы говорите «мы строим», то это соответствует действительности лишь отчасти. Всю грязную работу у нас делали и делают, в основном, гастарбайтеры. На эту тему в Вашей книге, кстати, тоже можно найти много критических замечаний.

Йост Ауф дер Маур: Люди, построившие подземную Швейцарию, делали это не задаром, им выплачивалась заработная плата, обойтись без которой они не могли. Первый Готтардский железнодорожный туннель они построили, получая в качестве зарплаты ежедневно денежные средства, эквивалентные 4 кг хлеба.

Вы пишете, тем не менее, что строительство подземной Швейцарии только за последние 150 лет унесло 10 тыс. человеческих жизней. Как Вы пришли к такой гигантской цифре?

Йост Ауф дер Маур: Этот показатель возник в результате сложения всех имеющихся данных. К числу жертв я прибавлял и тех, кто умер в результате ужаснейших условий жизни. Рабочие ведь умирали не только в забое, но и дома от тифа, туберкулеза, гриппа, от болезней, вызванных паразитами. Умирали от болезней, распространявшихся вследствие нечеловеческой тесноты, в которой жили рабочие. Поэтому наряду с шахтерами-проходчиками я учитываю также женщин и детей, которые жили в деревнях рядом со строительными площадками. Нельзя забывать и тех сотен людей, что заболели и были побыстрее уволены и отправлены домой с небольшими карманными деньгами, чтобы только они, не дай Бог, не умерли на территории Швейцарии. Уже давно пора нам поставить им памятник в знак благодарности.

Строительство подземной Швейцарии уже завершено?

Йост Ауф дер Маур: Что Вы! Наоборот, туннелей нам катастрофически не хватает. Очень хочу надеяться, что подземная, экологически нейтральная, транспортная система «Cargo Sous Terrain» все-таки будет построена. Она ведь позволит тогда серьезно разгрузить дорожную сеть Швейцарии.

Jost Auf der Maur, «Die Schweiz unter Tag. Eine Entdeckungsreise», Echtzeit-Verlag, Basel, 144 S., Fr. 32.—.

Конец инфобокса


Цифры и факты

— Все подземные и доступные туннели могли бы в общей сложности образовать подземный ход протяженностью 3 750 километров, что соответствует расстоянию от Цюриха до Оренбурга.

— Большей частью подземные сооружения принадлежат в Швейцарии не армии (ей причитается на более 250 км подземных туннелей и сооружений), а предприятиям швейцарской гидроэнергетической отрасли (803 км), транспортникам (1 238 км), учреждениям гражданской обороны (1 200 км), научно-исследовательским институтам и лабораториям (50 км), а также обычным горным предприятиям (300 км). Мест в подземных укрытиях гражданской обороны хватит на 115 процентов населения Швейцарии — такого нет ни в одной другой стране.

— Весь грунт, вынутый при строительстве туннелей, мог бы заполнить товарный состав длиной более чем в 10 тыс. км. Если бы этот состав двигался перед Вами на переезде со скоростью 60 км в час, то поднятия шлагбаума Вам бы пришлось ждать 7 дней подряд.

Конец инфобокса



Перевод с немецкого: Юлия Немченко, swissinfo.ch


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×