Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал



Крупный план озера «Lai da Tuma» в кантоне Граубюнден; это озеро считается истоком Рейна.

Крупный план озера «Lai da Tuma» в кантоне Граубюнден; это озеро считается истоком Рейна.

(Keystone)

Портал swissinfo.ch прошел всю швейцарскую часть великой европейской реки Рейн, - от его альпийских истоков до берегов промышленного Базеля. Проблемы реки не исчезли, например, большое количество ГЭС все еще существенно осложняет жизнь многих видов рыб и животных, обитающих в Рейне… Однако есть и очевидные признаки улучшения ситуации.

Ледяная жидкость пронизывает меня насквозь, пробуждая организм к новой жизни. Я складываю руки ковшиком, стараясь зачерпнуть как можно больше воды из родника, который течет затем дальше и впадает в небольшое озеро «Lai da Tuma» («Tomasee» — «Озеро Тома»). Водоем с названием, заимствованным из ретороманского языка, находится на высоте 2 345 метров над уровнем моря в горах кантона Граубюнден и считается истоком Рейна.

Я, в отличие от моей горной проводницы Марты, совершенно выбился из сил после полуторачасового подъема от перевала Оберальп (Oberalppass) к границе между кантонами Ури и Граубюнден, а потому я очень рад возможности отдохнуть на увитой зеленью скамейке и немного полюбоваться серебристо-зеленым естественным озером внизу.

Сегодня утром это настоящее чудо природы принадлежит только нам

Сегодня понедельник, и этим утром озеро Тома, настоящее чудо природы, принадлежит только нам. Затих рев мотоциклов, снующих по серпантину из долины вверх, а потом опять вниз, различимо только щебетание птиц и иногда слышен посвист сурка. Я буквально сражен красотой здешних ландшафтов.

Озеро Тома, увы, не смогло совсем избежать прикосновения рук человеческих. После официального открытия в прошлом году нового туристического маршрута, так называемой «Дороги четырех источников», 90-километровой тропы к истокам Рейна, Роны, Ройса и Тичино, на выходных сюда устремляются тысячи людей, которые путешествуют по горам, а в жаркие дни купаются в ледяной воде озера. «Двадцать лет назад не многим приходило в голову подниматься в горы только ради озера Тома. А сегодня на тропах, ведущих сюда, можно встретить даже молодежь», — говорит Марта.

Рады этому обстоятельству отнюдь не все. По данным экологической организации «Pro Natura» открытие горных прогулочных маршрутов наложило на природу весьма заметный негативный отпечаток. Моя проводница Марта не разделяет эту крайнюю точку зрения. «Десять лет назад многие путешественники оставляли везде упаковки, коробки и прочий мусор. Но сегодня большинство из них относится к природе с большим уважением и даже заботой. Так что рост числа туристов волнует меня в гораздо меньшей степени — во всяком случае, пока. Кроме того, туризм — это ведь важнейшая статья доходов в нашем регионе».

Облака начинают постепенно заволакивать небо, поэтому самое время подумать нам о спуске. Вытекая из озера, небольшая речка Рейн да Тума (Rein da Tuma) как бы ныряет в темное, ледяное отверстие, чтобы снова появиться, уже на 20 метров ниже, и начать свое долгое, длиной в 1 230 километров, путешествие в Северное море.

В недрах

Чуть дальше вниз — и бурлящий поток снова исчезает под землей и уже на поверхность больше не возвращается. Куда же он течет? «Видишь вон там речушку?», — спрашивает Марта и указывает вниз в долину. «Эта вода течет не из озера Тома, а из других источников, образующих водосборный бассейн Рейна».

Река Рейн да Тума, как и многие другие ручьи и речушки в бассейне Переднего Рейна, заключена в трубу и течет через созданные человеком подземные тоннели к «крупнейшей насосно-аккумулирующей гидроэлектростанции в Швейцарии», как пишет в своем проспекте швейцарский энергетический концерн «Axpo», владелец этой ГЭС. Водные туннели, которые вдоль склонов зигзагообразно направляют «влажное золото» к построенным в 1960-м году электростанциям у небольших городков Таваназа (Tavanasa) и Райхенау (Reichenau), по-прежнему скрыты от моих любопытных глаз.

Около 55 процентов энергии, производимой в Швейцарии, получают сегодня благодаря гидроэлектростанциям. 21 процент от этого объема производится в кантоне Граубюнден. В течение следующих 35 лет здесь будут построены новые, экологичные и более эффективные ГЭС для удовлетворения растущего спроса на электроэнергию. Многие, в первую очередь природоохранные организации, опасаются, что слишком долго безнаказанно «выжимать» потенциал швейцарских вод у энергетиков не получится.

Экологические издержки

Как вы уже, наверное, заметили, эта изначально речная прогулка, которую я предпринял как раз во время «Международного года водного сотрудничества», теперь стала поездкой по автомобильным маршрутам. Чуть ниже исторического города Дисентис (Disentis) я останавливаюсь там, где речной поток несется по небольшим валунам. Знак, который обращает мое внимание на опасность искусственного наводнения, регулярно возникающего в ходе работы расположенной неподалеку ГЭС, объясняет, почему здесь нигде не видно ни души.

По-научному это называется «гидропикинг» («hydropeaking»). Речь идет об искусственных наводнениях, возникающих в периоды высокого спроса на электроэнергию, когда через турбины ГЭС прицельно направляются огромные объемы воды. В Швейцарии от таких искусственных наводнений страдают до 1 тыс. км водных артерий, особенно реки Передний Рейн (Vorderrhein) и Задний Рейн (Hinterrhein), а также часть Альпийского Рейна между городом Райхенау и Боденским озером.

«Окружающая среда платит за это очень высокую цену. Рыбы и другие водные обитатели либо выбрасываются на берег и гибнут, либо уносятся водой в другие места, нерестилища разрушаются, места обитания речных животных уничтожаются, температура воды изменяется», — говорит эксперт по вопросам охраны водных ресурсов Диего Тонолла (Diego Tonolla) из швейцарского Федерального ведомства по охране окружающей среды («Bafu»).

На примере того места, где я нахожусь сейчас, очень хорошо видно, как многочисленные плотины и гидроэлектростанции прерывают пути миграции речных обитателей. Лестничные рыбоходы, которые могли бы помочь им преодолевать рукотворные препятствия, построены не везде, а те, что построены, зачастую очень плохого качества. В плотинах застревают песок, галька, частицы дерева, которые в качестве донных отложений очень важны для естественной среды обитания рыб и животных. От их недостатка пострадало, например, разведение форели в Альпийском Рейне.

Экологическая организация «ProFisch Alpenrhein» бьет тревогу. Она описывает ситуацию в регионе как «катастрофическую». В 2011 году организация призвала власти и производителей электроэнергии принять хотя бы какие-то меры, которые могли бы улучшить положение, такие, например, как строительство отдельных линий стока, уменьшение, или хотя бы «оптимизация», объема вод, используемых для производства энергии. Кантон Граубюнден и концерн «Axpo» уже поставили в план на 2014 год обсуждение некоторых из этих мер. Но их осуществление в этом районе не следует ожидать ранее 2030 года.

Другая проблема — характера прямо противоположного, — заключается в очень небольшом количестве воды вниз по течению после электростанций. В соответствии с законом, принятым в 1992 году, в руслах рек после ГЭС должно оставаться определенное минимальное количество воды. Однако пока, как видно, выполнить требования этого закона смогут только 16 из 26-ти кантонов Швейцарии, и то только к 2015 году. При этом, например, кантон Граубюнден взял сознательную паузу, ссылаясь на многочисленные правовые проблемы, мешающие ему, де, достичь этих целей.

В небольшой деревушке Валендас (Valendas) я подхожу к реке там, где пассажиры надувных лодок с воплями мчатся через каменистые пороги. Здесь, где река снова становится дикой и бурной, она пробирается между известняковыми вершинами ущелья Руйнольта (Ruinaulta), природной достопримечательности с глубиной склонов до 400 метров в верхнем течении Рейна между городами Иланц и Райхенау. Многие называют эту местность швейцарским «Гранд Каньоном».

Еще несколько километров вниз по реке — и Рейн снова меняет свое лицо. В Райхенау Передний Рейн покидает ущелье и соединяется с Задним Рейном, стекающим с перевала Сан-Бернардино. Соединяясь, бурные воды двух рек несут с собой столько поднятого со дна песка, камней и других отложений, что вода превращается в какой-то мутно-коричневый бульон.

В тугом корсете

Когда я еду по автобану вдоль реки на север, мне хорошо видны старые стены города Кур, виноградники, плодородные пахотные земли этого региона, который также известен как «Страна девочки Хайди» (героини серии популярных романов для детей — прим. ред.). На этом пути длиной в 80 км Рейн разбухает, благодаря целому ряду притоков, подпитывающих его с восточной стороны. Еще несколько десятков лет назад река здесь сама искала себе путь через широкую каменистую долину. У города Тризен (Triesen), на юге Княжества Лихтенштейн, русло реки было тогда временами шириной в один километр.

Чтобы защитить себя от наводнений, с конца 19 века люди последовательно сужали реку, проложив в итоге канал шириной в 100 метров, ведущий к Боденскому озеру. Выгода от получения дополнительных плодородных земель была оплачена снижением степени биологического разнообразия региона. Сейчас предложения избавить реку от этого «тугого корсета» возникают регулярно.

Лукас Индермаур (Lukas Indermaur), эксперт «Международного фонда по охране дикой природы» («WWF»), мечтает о том, чтобы экологически восстановить (ренатурировать) регион реки Альпийский Рейн, используя опыт, накопленный им в ходе восстановления природного потенциала поймы реки Тальяменто (Tagliamento) на северо-востоке Италии, очень богатой сейчас разными видами рыб и животных.

«Рейн похож на живой организм. Нам нужно постоянно заботиться о нем», — говорит Л. Индермаур. Мы разговариваем, стоя у реки в районе деревни Дипольдзау (Diepoldsau). Учитывая тот факт, что на продолжительном участке Рейна между городом Кур и Боденским озером практически нет гидроэлектростанций, то здесь у него, играющего роль «миграционного коридора» между Альпами и регионом альпийского предгорья, есть значительный потенциал в плане дальнейшего развития степени своего биоразнообразия.

Крупные проекты по ренатурации реки существуют пока, правда, только на бумаге. На пути реального воплощения находится в настоящий момент только одна совместная швейцарско-австрийская инициатива, а именно, проект «Rhesi», цель которого возродить Рейн и одновременно защитить от катастрофических наводнений 300-тысячное население региона между местом сразу после Княжества Лихтенштейн, где река Иль впадает в Рейн, и Боденским озером. Стоимость проекта оценивается в 600 млн. франков.

(Keystone)

Этот проект вызвал осенью 2012 года всеобщее недовольство, когда общественности были представлены два его варианта. Некоторые сразу высказали опасение, что экологическое решение проблемы приведет к потере многих источников питьевой воды и примерно 450-ти гектаров пахотных земель. В связи с этим ученым были заказаны дальнейшие исследования, а проект перенесен на 2019 год.

Маршруты для любителей природы

Я неторопливо шагаю вдоль «Нового Рейнского канала» до того места, где он впадает в Боденское озеро. Вокруг меня вьются стрекозы. Ярко-зеленая вода протекает мимо земснаряда, который выгребает из русла реки гравий и песок, и перегружает их в речную баржу. Каждый год Рейн переносит в Боденское озеро около трех миллионов кубометров тяжелых донных отложений.

Треугольная дельта Рейна, занимающая площадь примерно в 2 тыс. гектаров между построенным в 1900 году каналом и маршрутом изначального течения реки, является местом обитания около 600 видов растений и 300 видов животных, в том числе таких птиц, как крачки речные обыкновенные (Sterna hirundo) и зуйки малые (Charadrius dubius).

На берегах Боденского озера живет в общей сложности около двух миллионов человек. Оно является вторым по величине озером в Центральной Европе по объёму воды (48 км³) после Женевского (89 км³), снабжая живительной влагой 4 миллиона человек, в том числе жителей Штутгарта, крупного немецкого города, расположенного в 120 км от него. Кроме того, регион Боденского озера — это еще и популярное место отдыха и туризма.

Мусора — ни на берегах, ни в озере — я почти нигде не вижу, ну, кроме, разве что, пары случайно попавших в воду пластиковых оберток. По данным научного отчета «Международной комиссии по защите вод Боденского озера» («Internationale Gewässerschutzkommission für den Bodensee» — «IGKB») за 2011 год, на данный момент решена даже проблема микрозагрязнений. На берегу так называемого Нижнего озера (меньшего из двух водоемов, составляющих Боденское озеро) находится живописный средневековый город Штайн-ам-Райн. Беспечная молодежь сигает с моста в прохладную воду.

У границы между Германией и Швейцарией я сбавляю темп и неторопливо еду мимо идиллической деревни Диссенхофен (Diessenhofen) и вдоль речной долины с камышами. За городом Шаффхаузен (Schaffhausen) я вижу, как и стар и млад спасается от жары в знаменитом бассейне «Рюбади» («Rhybadi») — отвоеванной у Рейна и специальным образом обустроенной части речной акватории.

Электроэнергия и промышленность

Построенная в 1870-м году на Рейне деревянная купальня «Рюбади» на целых 30 лет моложе плотины, перегородившей Рейн у швейцарского города Шаффхаузен. С тех пор на реке вплоть до Базеля, — а это отрезок пути в целых 165 километров, — было построено еще десять плотин.

Наверху над бурлящей водой, на гребне бетонной плотины, куда может спокойно забраться любой желающий, биолог-рыбовод и член правления «Швейцарской ассоциации рыболовства» («Schweizerischer Fischereiverband») Самюэль Грюндлер (Samuel Gründler) рассказывает мне, как резко такие плотины меняют характер реки на этом участке.

«Из-за них рыба не может мигрировать. Замедляется течение, а потому речная экосистема исчезает и возникает озёрная экосистема», — объясняет он. Движение донных наносов также значительно замедляется, тем самым ограничивается среда обитания рыб и мелких речных животных. Швейцарские и немецкие власти обещают предпринять меры по улучшению состояния русла реки, подвергшегося сильной эрозии, а также найти пути ликвидации проблем, вызванных строительством плотин. В марте этого года швейцарское «Федеральное ведомство энергетики» («Bundesamt für Energie») представило план, который показывает, как можно снова запустить механизм переноса донных отложений и экологически оживить этот участок реки.

Еще немного южнее — и долина резко сужается. Везде видны туристы, которые щелкают фотоаппаратами: перед нами «Райнфаль», единственный речной водопад в Западной Европе, возникший там, где воды реки шириной в 150 метров неожиданно рушатся вниз с высоты 23-х метров. Отсюда и далее, на отрезке между немецким регионом Шварцвальд и холмами Юрских гор, Рейн начинает уже свой плавный, неторопливый ход. Нас еще ожидают небольшие пороги возле швейцарского городка Кобленц, но дальше Рейн опять неторопливо течет в своем узком, созданном людьми «корсете».

Когда я проезжаю мимо крупнейшей швейцарской атомной станции «Ляйбштадт» («Leibstadt») и корпусов национальной энергетической компании «Swissgrid» в Лауфенбурге (Laufenburg), то мне сразу бросается в глаза, насколько развитым является производство энергии на Рейне. Одна пятая часть от общего объема производства электроэнергии в Швейцарии «течет» именно здесь.

Экономическое значение Рейна становится еще более очевидным, когда я добираюсь, наконец, до Базеля, с его речными портами, построенными в пригородах Муттенц (Muttenz) и Бирсфельден (Birsfelden), а также к северу от города, на границе Германии и Франции. Базель — это важнейшая промышленная метрополия Швейцарии и вообще всего «Рейнского колена», однако и здесь природе удается отвоевывать себе ниши для существования.

Урс Кристен (Urs Christen), представляющий экологическую организацию «Pro Natura», показывает мне новую бобровую хатку на берегу реки недалеко от города Гренцах-Вилен (Grenzach-Wyhlen) близ Базеля. «Если бы я был бобром, то я бы ни за что не стал селиться в непосредственной близости от химического гиганта „BASF“. А вот он не побоялся», — говорит У. Кристен.

Бобры постепенно возвращаются в Швейцарию начиная примерно с 1956-го года. В густонаселенном кантоне Базель-сельский, благодаря поддержке таких организаций, как «Pro Natura», на Рейне и его притоках живет уже полдюжины бобровых семейств. Коллеги из «Всемирного фонда по охране дикой природы» надеются, что аналогичные усилия будут предприняты и в том, что касается возвращения лосося в Рейн и в его левый приток, реку Ааре.

(swissinfo/Rhybadi)

Снова чистая вода

Красные, желтые и синие водонепроницаемые мешки в форме рыб... Их берут с собой купаться и складывают туда одежду — они пропадают и снова показываются на мерцающей серой поверхности воды. Пловцы уворачиваются от парома, проплывают мимо собора из красного кирпича, а потом выходят из волн и появляются на спускающейся к реке лестнице набережной перед лицом сотен истосковавшихся по солнцу горожан.

Для многих базельцев купание в прохладном Рейне и гуляние с друзьями на солнечном берегу — любимое занятие в жаркие летние дни. С тех пор, как с целью устранения последствий пожара 1986-го года, — тогда в результате пожара на складе фармацевтического гиганта «Сандоз» («Sandoz») воды Рейна подверглись массированному загрязнению — властями были приняты жесткие очистные и надзорные меры, вода в реке стала гораздо здоровее и чище.

Та авария стала одной из крупнейших экологических катастроф в Европе. Сегодня в неприметном белом здании на берегу Рейна в немецком городе Вайль-ам-Райн (Weil am Rhein) к северу от Базеля расположена одна семи швейцарско-немецких мониторинговых станций, цель которых заключается в контроле качества и температуры воды в реке, а также степени содержания в ней диоксида углерода.

Пауль Свобода (Paul Svoboda), эксперт-эколог от кантона Базель-городской, убежден, что качество воды в Рейне в последние годы значительно улучшилось. Он указывает на панель с диаграммами и графиками и поясняет: «Это видно по проводимым нами измерениям. Есть вещества, содержание которых не только снижается, но и больше вообще не обнаруживается, например, опасный гербицид „атразин“, который запрещен в Германии с 1991-го, а в Швейцарии с 2012-го года».

Пробы воды берутся ежедневно, потом их отправляют в лабораторию в Базель, где их анализируют, используя, в частности, масс-спектрометр с очень высоким разрешением. С начала 2012 года на нем можно проверить воду на наличие более 300 веществ. С 1990-х годов фокус работы экологов сместился с обнаружения в воде тяжелых металлов, продуктов питания и хлорированных продуктов на поиск следов пестицидов, фармацевтических препаратов, бытовой химии и других микрозагрязнителей.

Швейцария в этой области обходит своих соседей Германию и Францию, — говорит П. Свобода. Швейцарские власти хотят, например, ввести пока только некоторых станциях очистки сточных вод такие дополнительные процедуры, как озонирование и ультрафиолетовое облучение воды. Это могло бы устранить до 80% всех содержащихся в воде микрозагрязнителей. Осенью 2013 года парламент Швейцарии будет обсуждать финансирование таких новых мер. Их реализация займет 20 лет и будет стоить до 1,2 млрд. франков.

В результате химической катастрофы 1986 году вода в Рейне была красного цвета. Сегодня в солнечный летний день вода в реке сине-зеленая. «Она достаточно чистая, чтобы в ней без проблем купаться, но пить я бы ее не стала», — говорит Сара, сотрудница на стойке регистрации в отеле, где я остановился. Поскольку день еще в самом разгаре, почему не последовать ее совету? И так, с солнцем над головой, с гимном Базеля «Ds Basel a mym Rhy» («В Базеле, на моем Рейне..») в груди и с водонепроницаемым мешком в виде рыбы за спиной, где находится моя одежда, я прыгаю в прохладную воду. Рот я, на всякий случай, держу плотно закрытым.


Перевод с немецкого и адаптация: Надежда Капоне и Игорь Петров., swissinfo.ch


Гиперссылки

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×