Что значит получить «пожизненно» в Швейцарии?

В Швейцарии нет такой меры наказания, как пожизненное заключение, однако и здесь вполне можно попасть в тюрьму на долго! На очень долго! Keystone

Суд над преступником, совершившим жестокое убийство семьи из четырех человек, стал в Швейцарии поводом для очередного раунда общественных дебатов о мерах уголовного преследования особо тяжких преступлений. На прошлой неделе подошло к концу громкое дело Томаса Н., которого приговорили к «пожизненному» заключению за убийство четырех человек. Что это означает на практике и почему такое заключение зачастую вовсе не равноценно реальному пребыванию в тюрьме «до конца жизни»?

Этот контент был опубликован 19 марта 2018 года - 09:00
Сибилла Бондольфи ( Сибилла Бондольфи)

После Второй мировой войны многие страны Западной Европы, в том числе и Швейцария, исключили из своих УК такую меру, как реальное пожизненное заключение по примеру США, где человека вполне могут приговорить к лишению свободы на 100 и даже больше лет. Это значит, что, сколько бы преступнику ни было лет на момент оглашения приговора, в Соединенных Штатах он реально проведет за тюремными стенами всю оставшуюся жизнь. 

Швейцарская юридическая система отличается от американской и европейской. УК страны предусматривает за особо тяжкие преступления (убийство, геноцид) наказание в виде дословного пожизненного лишения свободы. Однако в повседневной жизни эта норма почти не применяется. Любое наказание от 10 лет здесь уже считается «пожизненным», а преступник, чтобы он ни совершил, может уже через 10-15 лет выйти по УДО.

Четырехкратное убийство в Рупперсвиле

На прошлой неделе в Швейцарии завершился процесс над так называемым «убийцей из Руперсвиля» (города в кантоне Аргау). В декабре 2015 года он проник в дом, где проживала незнакомая ему семья, взял ее в заложники, а затем убил всех ее членов. Преступник действовал крайне жестоко: он совершил сексуальное насилие над 13-летним мальчиком, а затем перерезал горло ему и всем остальным членам семьи. Прокурор требовал от суда приговорить Томаса Н. к «пожизненному» содержанию под стражей. 

Суд проходил весьма противоречиво и даже сумбурно, поскольку два эксперта-психиатра высказали мнение, что преступник может пройти курс медицинско-психиатрической терапии и снова стать нормальным членом общества и навсегда удалять его из социума – это чрезмерная мера. Сам преступник тоже заявил на суде, что считает себя педофилом, способным, однако, пройти курс лечения и исправиться. Такого рода дискуссии стали поводом для нового раунда дебатов о том, какие меры наказания в Швейцарии должны назначаться по тем или иным уголовным делам? 

Итак, проблема заключается в следующем: поскольку буквально пожизненного срока в Швейцарии нет, то преступник, отбыв назначенный ему срок наказания и «искупив вину», может выйти на свободу, все еще представляя, одновременно, объективную опасность для общества. Гарантии, что он не совершит новые преступления, не может дать никто. Как быть в этой ситуации?

Трагическим прецедентом в истории швейцарского правосудия является дело Эриха Хауэрта (Erich Hauert). В 1983 году он был приговорен к швейцарскому «пожизненному» заключению за одиннадцать изнасилований и два убийства на сексуальной почве. Несколько лет спустя условия его заключения были смягчены, что привело к фатальным последствиям: получив в 1993 году отпуск из тюрьмы на волю без сопровождения, он изнасиловал и убил молодую женщину.

Швейцарцы – за заключение до конца жизни

В феврале 1996 года еще один преступник-рецидивист изнасиловал 13-летнюю девочку. Затем он попытался задушить ее и она выжила только потому, что притворилась мертвой. После этого мать и крестная девочки запустили народную законодательную инициативу, которая предлагала преступников, совершивших тяжкие насильственные преступления, в том числе и на сексуально-педофильской почве, оставлять за решеткой действительно до конца жизни. В 2004 году, вопреки рекомендациям правительства, парламента и экспертов-юристов, граждане Швейцарии «Инициативу о пожизненной изоляции («Verwahrung») лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления», все-таки одобрили.

Два режима содержания под стражей

Сегодня в Швейцарии законодательством теоретически предусмотрены два режима, две возможности содержания особо опасных преступников изолированными в тюрьме даже после того, как те отбыли назначенное им первичное наказание, что делает эти режимы похожими на фактическое пожизненное заключение но только похожими.

— «Регулярная изоляция» («normale Verwahrung»): если суд квалифицирует преступника, даже после отбытия им своего срока лишения свободы, в качестве потенциального общественно-опасного рецидивиста, то тогда он может быть помещен на неопределенный срок в «изоляцию». При этом преступник будет регулярно проходить процедуру экспертной оценки своего состояния, и он может быть освобожден по УДО в случае, если есть полная уверенность в том, что на свободе он больше не войдет в конфликт с законом.

— «Пожизненная изоляция» («lebenslange Verwahrung»): если данное лицо совершило тяжкое и/или особо тяжкое преступление, если в наличии имеется значительный риск рецидива и если преступник считается неисправимым и не терапируемым, что должно быть подтверждено двумя независимыми друг от друга экспертами, то тогда суд может вынести решение о «пожизненной изоляции» без права на экспертизу и на пересмотр приговора. Вариант освобождения из-под стражи может быть рассмотрен только в случае появления новых научных методов терапии, гарантирующих, что данное лицо больше не будет представлять собой опасности для общества.

Федеральный суд отменяет все действительно пожизненные приговоры

На практике, однако, в Швейцарии если и применяется, то только «регулярная изоляция». Высшая швейцарская судебная инстанция, Федеральный суд в Лозанне, до сих пор отменял все приговоры, предусматривавшие действительно пожизненное лишение свободы путем содержания в тюрьме. В настоящее время всего лишь один преступник в Швейцарии сидит в буквальном смысле до конца жизни, согласно духу и букве упомянутой «Инициативы о пожизненной изоляции («Verwahrung») лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления». Недавно он обратился в Федеральный суд с апелляцией.

Сейчас в Швейцарии власти предпочитают быть может быть даже излишне бдительными. На притяжении последних 14-ти лет в среднем по УДО из тюрем выходили только 2% осужденных из числа тех, кто отвечал критериям условно-досрочного освобождения. Таким образом, лица, совершившие особо тяжкие преступления и склонные к рецидиву, фактически всегда остаются за решеткой фактически на всю оставшуюся жизнь в режиме «регулярной изоляции». Что касается Томаса Н., то он был приговорен к 10 годам как раз с последующей такой «регулярной изоляцией», что в целом и дает основания полагать, что в тюрьме он проведет довольно много времени. Но вот действительно пожизненным в строго уголовно-процессуальном смысле это заключение не является.

С автором статьи @SibillaBondolfi можно связаться на немецком или английском языке в социальных сетях  Facebook и Twitter, или же Вы можете оставить свой комментарий на русском языке внизу (регистрации не требуется.

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей