Navigation

Праздник футбола с ощущением горечи

Причиной протестов в фавелах Рио-де-Жанейро в конце апреля 2014 года стала, якобы безвинная, гибель от рук полиции одного молодого человека. Keystone

С 12 июня миллионы телезрителей будут наблюдать за футбольным волшебством на стадионах Бразилии. Но ее жители знакомы с изнанкой красивой телевизионной картинки, а потому относятся к мировому первенству совсем иначе.

Этот контент был опубликован 08 июня 2014 года - 11:02
Даниэле Мариани ( Даниэле Мариани), swissinfo.ch

Как можно отвлечь и развлечь недовольный народ? Рецепт известен со времен римской античности: «Хлеба и зрелищ!» («Panem et circenses»). Эту самую, наверное, знаменитую строку поэта Ювенала принято цитировать всякий раз, когда где-то начинается крупное спортивное соревнование, независимо от того, насколько высказываение в данном случае справедливо. Но что касается нынешнего футбольного ЧМ в Бразилии, то похоже, хозяева первенства восприняли слова римского сатирика слишком уж буквально.

«Порадуйтесь же празднику футбола и перестаньте, наконец, протестовать, хотя бы на месяц». Примерно так выразился недавно президент УЕФА Мишель Платини. А еще раньше, примерно год назад, когда во время проведения Кубка Конфедераций многие регионы Бразилии были охвачены мощными протестами, президент ФИФА Йозеф Блаттер заявил, что «футбол важнее, чем недовольство народа», и «футбол нельзя использовать для достижения каких-либо политических целей».

Бразильцы, однако, не хотят, чтобы от них отмахнулись, как от назойливых мух, предложив им тем самых «хлеба и зрелищ». Огромные расходы, связанные с проведением турнира, — а они увеличились с запланированных 6 до 13,5  млрд. швейцарских франков — привели к тому, что страна снова оказалась захлестнутой настоящей бурей негодования и протеста.

Что остается?

Отрывок из интервью с генеральным секретарем ФИФА Жеромом Вальке, которое было опубликовано 12 мая 2014 на сайте ФИФА:

«О том, какое наследие оставит после себя Чемпионат мира, не следует рассуждать во время его проведения. Оценить, что конкретно это спортивное мероприятие принесло стране-хозяйке, можно будет только лишь некоторое время спустя. Наследие это может быть разным. Например, футбольная инфраструктура. В этом смысле Бразилии повезло — у нее останутся отличные стадионы и учебные центры. ( ... )

 

Если страна выдвигает свою кандидатуру на проведение такого мероприятия, то она делает это сознательно, а не против собственной воли. То есть считается, что это изначально в ее интересах. Но и в самом деле, такого рода турнир — это уникальная возможность привлечь в страну инвестиции. И вот посмотрите — в стране улучшилась инфраструктура, сократились пробки, повысилась комфортность проживания, расширилась транспортная сеть.

 

Легко критиковать ФИФА, легко использовать Кубок Конфедераций или Чемпионат мира в качестве повода для организации демонстраций. В условиях демократии все это делать вполне возможно. Но обвинять ФИФА в проблемах самой страны — это значить стрелять не в того, в кого надо было бы».

End of insertion

Несмотря на то, что в последние годы экономика Бразилии развивалась успешно, разрыв в уровне благосостояния между самыми богатыми и самыми бедными слоями общества остается здесь еще весьма значительным. Самые богатые 10% населения получают сейчас более 40% от общего национального дохода, тогда как на долю 10% самых бедных граждан приходится менее 1% всех материальных благ. Для сравнения, в Швейцарии самые богатые 10% граждан владеют 19% от ВВП, а самые бедные десять процентов — 7,5%.

Не до праздника

«Чемпионат мира привел к мобилизации общества, оно начало выступать с целым рядом требований, которые не имели ничего общего с проведением первенства», — говорит Серхио Хаддад (Sergio Haddad), экономист и директор неправительственной организации «Ação Еducativa» («Образование и действие»). Он, кроме того, является одним из организаторов Чемпионата мира по уличному футболу, который параллельно будет проходить в Сан-Паулу.

«Сейчас многое поставлено на карту. У нас уже зафиксировано немало случаев нарушений прав трудящихся на объектах ЧМ. Есть факты принудительных выселений, не говоря уже о том, что во время чемпионата мира в стране будут действовать чрезвычайные законодательные меры, подготовленные совместно с ФИФА. Но не стоит забывать и о выступлениях с требованиями улучшить ситуацию в сферах здравоохранения, образования и водоснабжения. Все это создает отнюдь не праздничное настроение», — указывает Серхио Хаддад.

«Футбол в этом контексте открывает уникальное окно возможностей, ведь на Бразилию будут устремлены взгляды со всего мира, и только представьте себе, что будет, если во время турнира на свои проблемы при помощи забастовки решат обратить внимание работники общественного транспорта», — добавляет он.

В мае в рамках информационной кампании «Гол в ворота несправедливости» С. Хаддад провел две недели в Швейцарии. Кампания была организована швейцарской неправительственной организации «E-CHANGER», которая отправляет волонтеров на работу в развивающиеся страны.

«Волшебство улетучилось»

«Что будет происходить во время Чемпионата мира? Я думаю, протесты будут продолжаться. Но я сомневаюсь, что они достигнут масштаба демонстраций прошлого года. С одной стороны, наказания ужесточились и следуют незамедлительно. С другой, мы видим, как СМИ делают все, чтобы представить оппозиционное движение в невыгодном свете, превратить его едва ли не в преступное сообщество», — рассуждает Серджио Хаддад.

«Волшебство улетучилось», — таков его вывод. По данным последнего опроса, сейчас в Бразилии факт проведения чемпионата мира одобряют только 50% опрошенных. При этом в 2007 году, когда ФИФА объявила, что Чемпионат мира пройдет в Бразилии, таких было 80%. «Преобладающее чувство: футбольное пиршество начинается, но его вкус отдает горечью», — считает С. Хаддад.

«Белые слоны»

Конечно, масштабы злоупотреблений и нарушений в Бразилии не идут ни в какое сравнение с ситуацией в Катаре, где на данный момент на строительстве стадионов к ЧМ 2022 года уже погибло около 400 рабочих. Но и Бразилии не удалось избежать трагедий, число которых сейчас дошло до девяти. Об этом в начале апреля 2014 года сообщил Пьер Куппен (Pierre Cuppens), один из вице-директоров бразильской «Федерации профсоюзов работников строительства и предприятий деревообработки».

«Нам всем говорят, что нужно работать быстрее и лучше, а это ведет к стрессам и перенапряжению, права рабочих, которые постоянно вынуждены трудиться сверхурочно, нарушаются каждый день», — говорит Селия Олдридж (Celia Alldridge), координатор швейцарской неправительственной организации «E-CHANGER». «Мы опасаемся, что после проведения ЧМ так все и останется, положение рабочих не улучшится. Кроме того, уже сейчас серьезно повысился уровень преступности, особенно в фавелах, не исключено, что мы столкнемся и с качественным увеличением масштабов проституции», - добавляет она.

Но ведь у любой ситуации есть две стороны. Неужели ЧМ не дал Бразилии ничего позитивного? По крайней мере, ведь была заметно улучшена общественная транспортная и иная инфраструктура! Серхио Хаддад настроен скептически. По его мнению, когда в 2008 году начался мировой кризис, то Бразилия решила бороться с ним увеличением государственных расходов, а не методами модернизации экономики и адаптации всей государственной и общественной системы к новым условиям, как в Европе.

«И вот теперь мы вместо того, чтобы инвестировать в более важные вещи, строим целых двенадцать стадионов, некоторые из которых, как стадион в тропической метрополии Манаус, после чемпионата мира наверняка станут „белыми слонами“, то есть использовать их будет некому и не для чего». А С. Олдридж добавляет, что «многие инфраструктурные проекты были уже включены в планы развития и были бы реализованы в любом случае, вне зависимости от того, в какой стране прошел бы ЧМ».

Серхио Хаддад

«Перспективы, которые открывались в результате проведения Чемпионата мира, некоторых политиков просто свели с ума. Возможность разместить в их городе одну из национальных сборных, шанс получить новый стадион — все это было слишком соблазнительно».

В своем интервью, опубликованном на сайте ФИФА, генеральный секретарь этой организации Жером Вальке (Jérôme Valcke) подчеркивает, что «когда люди говорят, что деньги, выделенные на Чемпионат мира, могли бы быть потрачены и на другие проекты, это неверный подход. Если страна выдвигает свою кандидатуру на проведение такого мероприятия, то она делает это сознательно, а не против собственной воли.

То есть считается, что это изначально в ее интересах. Но и в самом деле, такого рода турнир — это уникальная возможность привлечь в страну инвестиции. И вот посмотрите — в стране улучшилась инфраструктура, сократились пробки, повысилась комфортность проживания, расширилась транспортная сеть».

Отдача невелика

ФИФА сейчас достается особенно сильно — и со всех сторон. Оно и понятно, ведь эта организация всегда жестко диктует свои правила и условия, и нынешний чемпионат не исключение. Например, людям будет запрещено находиться без билета или без специального разрешения в определенном радиусе вокруг стадиона или зоны, где собираются фанаты. Кроме того, продавать свою продукцию там смогут только официальные спонсоры.

«По закону в Бразилии запрещено продавать алкогольные напитки на стадионах», — напоминает Серхио Хаддад. «Теперь это правило будет отменено — только лишь для того, чтобы один из спонсоров Кубка мира смог продавать там свое пиво». И все-таки, есть ли на самом деле какие-то весомые основания для того, чтобы делать из ФИФА всеобщего «козла отпущения»?

«Правила, регламентирующие порядок присутствия в общественном пространстве спонсоров, были известны с самого начала. Что же касается, скажем, строительства стадионов, то со своей стороны ФИФА потребовала обеспечить лишь наличие минимального числа арен, то есть восьми стадионов. Решение же построить не 8, а 12 стадионов приняла сама Бразилия по собственной воле», — указывает Ж. Вальке.

«Решение построить 12 стадионов возникло из желания вовлечь в проведение чемпионата буквально всю страну, а не только отдельные „избранные“ регионы», — пояснил порталу swissinfo министр спорта Бразилии Альдо Ребело (Aldo Rebelo). Так ли это? «Отчасти это так. Перспективы, которые открывались в результате проведения Чемпионата мира, некоторых политиков просто свели с ума. Возможность разместить в их городе одну из национальных сборных, шанс получить новый стадион — все это было слишком соблазнительно», — считает С. Хаддад.

«С другой стороны, ФИФА — это своеобразный инструмент в руках тех, кто выделяет деньги. Они прекрасно понимают, что предоставляя Бразилии шанс провести Кубок мира, они дают эту возможность стране с ничтожным уровнем общественного контроля. То же самое можно сказать о ЮАР, Катаре или России, где любые проекты реализуются по приказу сверху, без общественных дискуссий», — подчеркивает С. Хаддад.

«Поэтому для ФИФА и ее финансовых спонсоров не так интересно проводить чемпионаты в таких странах, как Германия, Франция или США, где не надо ничего строить и вся необходимая инфраструктура существует изначально. И это понятно, ведь потенциальная отдача от таких проектов будет не столь велика. Короче говоря, все это гигантский бизнес, а собственно футбол стоит тут на последнем месте».

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.