Навигация

Навигация по ссылкам

Субсайт

Основной функционал

Федерализм и религия «В Швейцарии признание религий есть дело кантонов»

Иудаизм в Швейцарии, будучи нехристианской религией, тем не менее, официально признан в качестве равноценного религиозного сообщества подавляющим большинством кантонов.  

Иудаизм в Швейцарии, будучи нехристианской религией, тем не менее, официально признан в качестве равноценного религиозного сообщества подавляющим большинством кантонов.  

(Keystone)

Швейцария — страна очень небольшая, но в высшей степени разнообразная, причем как с точки зрения культуры, так и религиозных предпочтений населения. Кроме того, Швейцария является страной классического федерализма, в рамках которого субъекты федерации (кантоны) имеют очень большие компетенции и права автономии, в том числе и в культурно-религиозной сфере.

В последние годы в Конфедерации наблюдался заметный рост числа приверженцев религий, не являющихся для страны «традиционными», связано это со столь же непростым миграционным вопросом. Насколько серьезны трения между традиционными и нетрадиционными религиями в стране и какую роль при этом играют теория и практика швейцарского федерализма?

Как считает Стефани Курт (Stéfanie Kurt), ведущая научная сотрудница Центра национальных исследований «On the move», занимающегося изучением проблем миграции и трансграничной мобильности, растущее религиозное многообразие ведет в Швейцарии к возникновению серьезных сложностей как в правовой области, так и в социальной сфере. При этом «очень важно сделать религиозные группы полноправным элементом общественного дискурса. Кроме того, существующая договорно-правовая основа должна отражать новую реальность, возникшую в культурно-духовной сфере».

Она с осторожностью оценивает потенциал прямой демократии по швейцарскому образцу в плане сохранения и развития религиозно-культурного разнообразия в Конфедерации, полагая, что пусть даже всенародно легитимированный запрет религиозных практик и символики может стать «питательной среды для конфликтов и контрпродуктивных дебатов и разногласий».

Стефани Курт (Stéfanie Kurt, PhD)

Ведет исследовательскую работу в качестве докторанта Центра национальных исследований «On the Move» — «Zwischen Migration und MobilitätВнешняя ссылка» («В движении» — «Между миграцией и мобильностью») и в Швейцарском научно-практическом Центре проблем прав человека в Университете г. Невшатель.

Сфера ее научных интересов фокусируется на изучении особенностей швейцарского федерализма, проблемах гражданского общества и социальной интеграции мигрантов и религиозных общин в Швейцарии. Ее диссертация была посвящена социальным меньшинствам и религиозной дискриминации в Швейцарии.

swissinfo.ch: Почему в Швейцарии придается столь большое значение официальному признанию религиозных групп в качестве юридических лиц и равноправных партнеров по общественному дискурсу?

Стефани Курт: На протяжении последних лет ситуация в культурно-религиозной сфере в Швейцарии серьезно изменилась: многие верующие покидают традиционные церкви и одновременно с этим значительно увеличивается число прихожан других религиозных общин, не являющихся официально признанными. Возникает, поэтому вопрос, каким образом кантоны, субъекты федерации, формируя свое законодательства, могли бы учесть столь сильно возросшую степень религиозного разнообразия в стране?

Некоторые кантоны, например, Невшатель, уже сделали кое-какие шаги в этом направлении. Другие еще только начинают осознавать, насколько важно иметь законодательство, которое учитывает наличие возможности легализовать и другие религиозные сообщества помимо уже официально признанных. В конституцию кантона Базель-городской также уже были внесены соответствующие изменения, которые позволят сделать кантон более открытым для иных религиозных сообществ. Кантон Во также изменил в последние годы как свою конституцию, так и вообще всё свое соответствующее законодательство, что не понравилось некоторым местным деятелям из Швейцарской народной партии (SVP/UDC).

Недавно они выступили с народной законодательной инициативой «Против религиозного фундаментализма», которая предлагает дополнить Ст. 171 кантональной конституции параграфом, в соответствии с котором даже официально признанные религиозные сообщества не имеют право претендовать на какие-либо уступки и послабления, непосредственно связанные с соответствующими религиозными верованиями или практиками. Инициатива эта, хочу напомнить, была запущена на фоне нашумевшего в Швейцарии отказа двух школьников-мусульман со ссылкой на свои верования пожимать руки женщине-учительнице.

swissinfo.ch: Действительно, официальное признание религиозных сообщество является в Швейцарии делом кантонов, то есть субъектов федерации. Но ведь при этом реальная религиозная практика должна, тем не менее, соответствовать и федеральным правовым нормам?

Стефани Курт (Stéfanie Kurt, PhD).

( Photo privée)

С.К.: В самом деле, даже если в соответствии с федеральной конституцией кантоны в Швейцарии имеют весьма широкие полномочия в плане самостоятельного регулирования характера взаимоотношений между государством и церковью, все равно, любые религиозные сообщества уважать фундаментальные принципы ценностного характера, на которых строится Швейцария: речь идет о соблюдении прав и свобод человека, включая свободу вероисповедания, равенство перед законом и запрет дискриминации по религиозным и любым иным признакам.

И если эти критерии выполняются, то тогда система швейцарского федерализма позволяет кантонам самим выбирать подходящий формат их взаимоотношений с религиозными сообществами. Существуют примеры, когда происходило полноценное признание религиозных сообществ в рамках публичного права (кантоны Невшатель и Во), а есть и примеры так называемого «малого признания» в качестве так называемого «общественно-полезного института» (Базель-Городской). С другой стороны, есть и кантоны, где вообще не предусмотрены правовые возможности законодательного признания нетрадиционных конфессий и религий. Такова, в частности, ситуация в кантонах Аппенцелль-Внутренний, Тургау, Швиц, Ури, Цуг.

swissinfo.ch: Что означает для религиозного сообщества факт его официального признания в чисто практическом смысле?

С.К.: Признание — это система, основанная на взаимности. Государство — то есть в данном случае кантон — определяет критерии, после выполнения которых религиозное сообщество может направить ходатайство о его официальном признании. В обмен данное сообщество может получить определенные привилегии или даже послабления. В кантоне Невшатель, например, власти требуют от религиозного сообщества привести факты своей активной вовлеченности в социальную жизнь, представить доказательства уважения им общественных норм общежития, включая нацеленность на исключительно мирные отношения с другими конфессиями.

Это сообщество должно уважать действующий правопорядок, обеспечивать полную прозрачность в плане финансов, наконец, любой член данного сообщества должен иметь возможность свободно покинуть его в любое время без объяснения причин. В обмен сообщество может получить право получать государственные субсидии, оно может быть освобождено от налогов, иметь право на религиозное образование на базе местных государственных учебных заведений, а также на финансирование душепопечительской работы священников данной конфессии в тюрьмах и больницах.

swissinfo.ch: Можно ли сейчас гарантировать объективность процедуры признания, с учетом непростой международной обстановки и в условиях угрозы со стороны исламистски мотивированного терроризма?

С.К.: Это довольно сложный вопрос, тем более, что у нас нет пока достаточного опыта в плане признания других религиозных общин, в дополнение к национальным церквям. В настоящий момент в кантоне Базель-городской, например, официально признаны четыре общины, две христианских и две — алевитов (многие считают алевизм мистической разновидностью ислама, особенно шииты-двунадесятники, но сами алевиты, однако, не позиционируют себя в качестве шиитов, — при. ред.).

Посмотрим, как ситуация будет изменяться в ближайшие годы, с учетом того, что в кантонах Базель-городской и Во усилия в плане своего признания предпринимают также и другие исламские сообщества. Но при этом ясно, конечно же, что административная процедура предоставления официального правового статуса должна основываться на объективных критериях, исключающих какую-либо дискриминацию.

Австрийский пример

В 2015 году Австрия сделалаВнешняя ссылка свой «Закон об исламе» («Islamgesetz») более либеральным, с другой стороны, в нем теперь четко прописан приоритет австрийских правовых и социальных норм перед нормами Ислама. Предыдущая редакция этого Закона была принята в 1912 году.

«Австрия подала другим странам вдохновляющий пример, четко установив, с одной стороны, критерии признания, а с другой сформулировав связанные с ними права и обязанности. Текст этого закона и лежащие в его основе принципы весьма схожи с соответствующим законодательством кантона Невшатель», — уточняет Стефани Курт.

Признавать — или нет?

Признание в рамках публичного права. Большинство кантонов имеют конституционные или законодательные положения, которые предусматривают, какие религиозные общины могут быть официально признаны в соответствии с действующим публичным правом.

Признание в качестве «общественно-полезного института», или так называемое «малое признание». Его отличие состоит в том, что данном религиозная община остается частной ассоциацией, которой, тем не менее, могут быть предоставлены определенные права.

Отказ в признании означает, что в данном кантоне отсутствуют правовые основания для официального признания данной общины. 

Внешний контент

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Внешний контент

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Тизер


Перевод на русский и адаптация: Людмила Клот.

×