Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Дипломатия и демократия


Трансатлантическое партнерство и Швейцария: quo vadis?



Автор: Бруно Кауфманн (Bruno Kaufmann)




Бруно Кауфман

Планируемое Соглашение о свободной торговле между Европейским союзом и США, так называемое Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, имеет как своих сторонников, так и противников. Швейцария не входит в ЕС, но это не означает, что американо-европейская зона свободной торговли не окажет на нее никакого воздействия. Уже сейчас, еще даже не будучи подписанным, этот торговый союз четко высветил сильные и слабые стороны как институтов швейцарской прямой демократии, так и демократии вообще.

Последние месяцы и недели тон в европейской политике задают «вечно вчерашние» — силы, которые предпочитают видеть будущее в прошлом, о чем говорят не в последнюю очередь и результаты последних парламентских выборов, прошедших в Швейцарии. Лозунги этих людей призваны посеять страх и неуверенность в завтрашнем дне — «Остановить великое переселение народов!», «Нет миграционному хаосу!», «Долой лживую прессу!», «Нам не нужны чужие судьи!», «Куриное мясо из США отравлено хлором!».

Общим же для них является стремление поставить на как можно более высокий пьедестал национальное государство, которое только одно, якобы, и способно эффективно противостоять глобальным вызовам, таким, как «миграционная угроза» (любимая тема правых), или же (и на этом любят зарабатывать себе политический капитал левые) разного рода торговые соглашения. Примем этот тезис в качестве рабочей гипотезы и посмотрим на Швейцарию, расположенную в самом центре Старого света.

Государственные институты в этой стране организованы с административной точки зрения почти идеально. В политическом смысле Швейцария представляет собой искусно сбалансированный механизм. Все это, хотя и не только это, позволило Конфедерации стать одной из самых состоятельных стран мира. И вот как раз с учетом всех этих обстоятельств на примере Швейцарии можно практически в чистом виде наблюдать, сколь сложны проблемы, вызовы и угрозы, с которыми сталкивается современное национальное государство, и насколько ограничен его инструментарий решения данных проблем.

Основы правовой государственности, институты, позволяющие привлекать граждан к управлению страной, принцип субсидиарности, на котором строится все здание швейцарского федерализма и который позволяет и даже предписывает делегировать полномочия по решению проблем тем, кто обеспечит нахождение наиболее эффективных и дешевых решений, — все эти краеугольные камни швейцарской государственности поставлены сейчас под вопрос. Швейцария буквально вынуждена искать новые, приспособленные под вызовы будущего, форматы функционирования всех этих механизмов. Поиски эти проходят очень тяжело, и это, напомним, происходит в фактически идеальном государстве. 

По сути, оно сейчас находится перед очень простой альтернативой. Берн может начать без разбора, чисто технократически, перенимать все международные нормы, от которых, якобы, все равно не спрятаться и не скрыться, либо же он мог бы построить на границе стену, расписать ее яркими лозунгами во славу демократического сопротивления мировой «плутократии», и укрыться в четырех уютных стенах национального суверенитета. Но если что и показывает швейцарский опыт, то только одно — оба этих подхода никуда не годятся! И в этом смысле Швейцарии повезло — ведь у нее есть третий путь.

European Union United States Locator

Территория Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP)

О чем идет речь? Для экономики Конфедерации, очень развитой, но при этом в весьма зависимой от экспорта, доступ на внешние перспективные рынки имеет первостепенное значение. В последние десятилетия Федеральный совет, правительство Швейцарии, решает эту задачу путем заключения двусторонних, или, как в Швейцарии любят говорить, «билатеральных» соглашений или договоров. И пока речь идет о чисто технических соглашениях, правая сторона швейцарского политического спектра предпочитает особенно не выступать, с учетом того, что против такого рода соглашений все равно сказать ей особенно нечего.

Левые тоже, как правило, не в восторге от таких документов, однако меры, принимаемые правыми с целью борьбы, например, с демпингом на рынке заработной платы (на швейцарском политико-журналистском жаргоне они называются «фланкирующими мерами»), позволяет им до поры до времени с чистой совестью мириться со складывающейся ситуацией.

Бруно Кауфманн

Работал председателем «Совета по избирательным и демократическим процедурам» («Democracy Council and Election Commission») в городе Фалун (Falun), Швеция.

Сейчас руководитель «Европейского института референдумов и народных законодательных инициатив» («Initiative and Referendum Institute Europe») и сопредседатель «Глобального форума современной прямой демократии» («Global Forum on Modern Direct Democracy»).

Работает корреспондентом по Северной Европе для швейцарской национальной теле- и радиокомпании SRG SSR, являясь также главным редактором портала people2power.info.

Начиная с 1970-х гг. Швейцария в общей сложности заключила и ратифицировала более сотни таких соглашений. Однако случается и так, что какие-то соглашения прекращают носить чисто технический характер, начиная охватывать сразу несколько государств и отменяя барьеры, которые раньше, например, регулировали трансграничные финансовые, экономические и людские потоки. И тогда такие соглашения подлежат в Швейцарии обязательному выносу на общенациональный плебисцит, называемый референдумом.

Иными словами, в Швейцарии серьезные документы, реализация которых может иметь далеко идущие последствия, требуют прямой демократической легитимации со стороны, как говорят в Швейцарии, «суверена», то есть народа, потому что в конечном итоге именно народ будет вынужден «расхлебывать» возможные негативные последствия таких соглашений. Но при этом именно тут начинается еще и полоса неопределенности и риска.

Такая двойная логика работала как в 1972 году, когда Швейцария заключала Договор о свободной торговле с Европейским общим рынком, так и на рубеже 20 и 21 столетий, во время подписания двух пакетов двусторонних соглашений Швейцарии и ЕС. Швейцария очень рисковала, вынося эти соглашения на суд народа, но зато теперь эти соглашения имеют железобетонную легитимацию, и если кого народ и имеет право потом обвинять, то только самого себя.

Точно такая же логика будет, без сомнения, работать и в будущем, если, например, Швейцария захочет подключиться к планируемому соглашению о свободной торговле между Европейским Союзом и США, называемому также «Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство» («TTIP»). Договор этот будет в обязательном порядке вынесен на референдум, и тогда нам останется уповать только на мудрость народа, и на то, что он точно взвесит все за и против и примет единственно верное решение.

В случае, если все пойдет по плану и это «партнерство» действительно станет реальностью, то тогда в мире по обеим сторонам Атлантики возникнет уникальное экономическое пространство, не имеющее аналогов ни по перспективам развития, ни по географическому охвату. Одобрит ли швейцарский народ такой проект? Сказать сложно. 

Переговоры по заключению этого соглашения, проходящие попеременно в Вашингтоне и Брюсселе, вроде бы уже вышли на финишную прямую, но прямая эта обещает быть очень долгой и сложной с учетом критики, высказываемой в первую очередь европейцами в адрес как самого процесса переговоров, так и конкретного содержательного наполнения итогового документа. Стремясь оказать сопротивление перспективе создания «Трансатлантического партнерства», люди в Европе выходят на улицы (в одном Берлине их было более 200 тыс.), а также прибегают к имеющимся в ЕС инструментам прямой демократии, запустив уже соответствующую «европейскую гражданскую инициативу».

Комбинация права на самоопределение и необходимости участвовать в мировых интеграционных процессах возможна только при условии качественного укрепления инструментов прямой демократии на глобальном уровне

Правительство Конфедерации пока бездействует и народу в этом смысле пока нечего обусуждать на референдуме. Напомним, что примерно десять лет назад в Швейцарии уже стоял вопрос возможного подключения Конфедерации к «TTIP», однако влиятельное сельскохозяйственное лобби выступило решительно против и проект был тогда же и похоронен. И это в какой-то степени логично. 

Пока этим партнерством занимаются эксперты. Они внимательно, буквально под увеличительным стеклом, рассматривают и анализируют все, что могло бы сыграть негативную роль для исхода переговоров. Идет идентификация давнишних «грехов», задолженностей, задач и до сих пор нерешенных проблем, принимаются меры по устранению вероятных препятствий.

Каких? Вспомним, например, разработанный в тени Всемирного банка механизм страхования иностранных инвестиций, осуществляемых в рамках проектов государственно-частного партнёрства. Такого рода «ad-hoc-суды», ставящие под сомнения государственные решения, имеющие под собой демократическую легитимацию, считаются едва ли не самым большим камнем преткновения на пути успешного завершения переговоров по «TTIP».

И скорее всего, эти структуры будут демонтированы, а их место займет сеть международных торгово-коммерческих судов. И это верный шаг, однако европейские политики не могут пока понять простейшей истины: даже самые умные реформы, проведенные поверх голов народа, будут на сто процентов этим народом отвергнуты, особенно с учетом степени развития современных информационных технологий. И никакое национальное государство эту проблему не решит. 

Нынешние переговоры по «TTIP» как раз и говорят о том, что такие масштабные проекты необходимо решать в условиях куда большей прозрачности и гласности, не дожидаясь, пока на улицы не выйдут сотни тысяч «гневных граждан», требующих полной информации от происходящем и выступающих против данного соглашения только потому, что такую информацию им вовремя не предоставили. 

В целом же ситуация вокруг создания «Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства» как никогда ясно показала и высветила как сильные, так и слабые стороны швейцарской прямой демократии, указав на фундаментальную дилемму, с которой рано или поздно сталкивается любая демократия. Общества, принимающие решения по тем или иным судьбоносным проблемам в четко очерченных политических и социальных рамках, с трудом решаются расширять эти привычные для них рамки. Точнее говоря, политики и эксперты отнюдь не горят желанием делиться с народом своими властными полномочиями.

В Швейцарии так было тогда, когда в стране речь шла, например, о предоставлении женщинам права голосовать, или, например, когда решался вопрос снижения возраста наступления политической и общественной зрелости. Сталкивается она с нечто похожим и в настоящее время, все никак не решаясь ни предоставить иностранцам право голоса, ни заключить, наконец, с Евросоюзом рамочное кооперационное соглашение, придав необходимую дополнительную степень демократической легитимации сфере международной кооперации, то есть той сфере, в рамках которой сейчас принимается большинство действительно судьбоносных решений. Однако «TTIP» должен получить полную демократическую легитимацию от народа. И это, конечно, риск! Именно так, как мы помним, был отвергнут проект европейской конституции. Но другого пути нет. 

Что же касается Швейцарии, то здесь следует отметить два пункта. Во-первых, Берн развивает свою внешнюю торговлю преимущественно, с одной стороны, в двустороннем формате, а с другой, через глобальные структуры наподобие ВТО. Поэтому появление нового регионального экономического кластера без швейцарского участия является для Конфедерации, скорее, плохой новостью. В прошлом так уже случалось не единожды, будь то в рамках европейской интеграции или в области развития ситуации с банковской тайной. И вот сейчас Швейцария опять оказалась на зрительской трибуне в стороне от магистральных процессов, которые, как бы к ним ни относиться, способны фундаментально определить глобальную повестку дня ближайшего будущего. 

Во-вторых, исторические перспективы Швейцарии выглядели бы куда более привлекательными, если бы она была более уверенной в своих силах и более активно подключалась к процессам, в рамках которых как раз уникальный опыт, накопленный ею в области предоставления гражданам прав непосредственного вмешательства в политику, мог бы послужить для всех источником вдохновения, инноваций и реформ.

А этот опыт уже сейчас говорит нам всем самым недвусмысленным образом: конструктивная и плодотворная комбинация права на самоопределение с объективной необходимостью участвовать в мировых интеграционных процессах возможна только при условии качественного укрепления инструментов прямой демократии на глобальном уровне. 

Мнение экспертов

Портал swissinfo.ch публикует статьи сторонних авторов, экспертов и специалистов. Они делятся с нами своими уникальными знаниями и опытом, помогающими разнообразить информационную палитру, которую мы предоставляем в распоряжение наших читателей, и сделать дискуссии на те или иные актуальные для мира и Швейцарии темы более предметными и глубокими. 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое не обязательно должно совпадать с мнением портала swissinfo.


Перевод с английского и адаптация: Надежда Капоне, People2Power

×