Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Просле референдума


Грозит ли Швейцарии раскол?



Автор: Андреас Кайзер (Andreas Keiser)




«Идея самоопределения, подпитываемая фантастической историей про упрямую галльскую деревню из комикса про Астерикса и Обеликса, никак не встраивается в современную реальность, но при этом она по-прежнему очень глубоко укоренена в швейцарском общественном сознании»: Георг Колер (Georg Kohler). ()

«Идея самоопределения, подпитываемая фантастической историей про упрямую галльскую деревню из комикса про Астерикса и Обеликса, никак не встраивается в современную реальность, но при этом она по-прежнему очень глубоко укоренена в швейцарском общественном сознании»: Георг Колер (Georg Kohler).

Политолог Георг Колер размышляет о том, не грозит ли Швейцарии после референдума 9 февраля политический раскол по бельгийскому образцу, ведь западные регионы страны опять ощутили себя в роли меньшинства, мнение которого никого не интересует.

Ученый напоминает, что как в 2014 году, так и в 1992 году, во время референдума по вопросу о присоединении Швейцарии к Общему рынку, решение было принято практически одинаково микроскопическим преимуществом.

В 1992 году победили противники вступления Конфедерации в общие экономические структуры Европы, в 2014 году верх одержали сторонники ограничения миграции. И каждый раз франкоязычные кантоны Швейцарии оказывались на стороне проигравших.

На сей раз масла в огонь подлил лично Кристоф Блохер (Christoph Blocher), главный идеолог консервативной Швейцарской народной партии, выступившей автором скандальной «антимиграционной инициативы». В одном из своих интервью он проанализировал отказ франкофонных регионов Швейцарии согласиться с необходимостью ограничения иммиграции из ЕС. При этом он высказал мнение, что «у франкоязычных швейцарцев меньше, чем у „немцев“, развито национальное самосознание».

Реакция с той стороны «картофельного рва» не заставила себя долго ждать. Многие политики из франкоязычных кантонов не скрывали своего возмущения, говоря о настоящем «афронте» и о том, насколько «отвратительны» такого рода высказывания. При этом они указывали, что против «антимиграционной инициативы» проголосовали не только «французские» кантоны и традиционно примкнувший к ним кантон Базель-городской, но и даже сам родной кантон Блохера — Цюрих.

Ученый указывает также, что решение швейцарцев притормозить иммиграцию из стран ЕС прямиком проистекает из характерной для швейцарцев коллективной идеологии суверенного, мужественного народа, защищающего свои ценности.

Теперь Конфедерации нужно сделать выбор в пользу одной из двух возможных опций: либо согласиться с весьма дорогостоящими экономическими последствиями решения «отгородиться» от Европы, либо признать, что реализованная в одной отдельно взятой стране модель общества, полностью независимого от внешнего мира, более не соответствует современным реалиям.

Партии и правительство

Политические партии, представленные в Федеральном совете, правительстве страны, поддержат федеральное руководство в его стремлении найти формат реализации принятой народом «Инициативы против массовой иммиграции». 

Об этом президент Швейцарии Дидье Буркхальтер, выступая перед журналистами, заявил по итогам традиционных «Фон-Ваттенвильских бесед», в которых участвуют обычно члены федерального кабинета и лидеры ведущих политических партий страны. Результаты голосования 9-го февраля были на этот раз главной темой этих «бесед».

Никакой юридической схемы конкретной реализации итогов референдума пока не предложено. Это подчеркнул председатель партии швейцарских социал-демократов Кристиан Левра (Christian Levrat). Дискуссии «носили общий характер, конкретные предложения делать еще рано». Федеральный совет намерен представить проект соответствующего закона только к концу 2014 года.

Члены правительства подчеркнули также, что параллельно с разъяснительной работой внутри страны значительные усилия необходимо сосредоточить на работе в странах Евросоюза с тем, чтобы швейцарские партнеры в Брюсселе четко понимали, с какой ситуацией они имеют дело. Только при этом условии есть шанс на то, что ЕС согласится пойти на соответствующий пересмотр Соглашения о свободе перемещения между Евросоюзом и Конфедерацией.

Дискутировался в ходе «Фон-Ваттенвильских бесед» и вопрос, насколько разобщена Швейцария, грозит ли ей политический раскол по бельгийскому образцу, с учетом того, что в последние дни разного рода высказывания, прозвучавшие в швейцарской прессе, отнюдь не улучшили отношений между немецкоязычной и франкофонной частями Швейцарии.

Дидье Буркхальтер призвал партийных лидеров крепить единство государства, особенно в ситуации, когда исход голосования по такому важному вопросу, как миграция, определился столь небольшим преимуществом.

swissinfo.ch: Господин профессор, скажите, в самом ли деле многоязычной Швейцарии грозит раскол и распад?

Георг Колер (Georg Kohler): Ситуация следующая: одна половина страны выступила за ограничение иммиграции, друга — против квот и контингентов. Но я бы не стал утверждать, что граница между этими половинами пролегает строго вдоль языкового рубежа, отделяющего западные, франкоязычные кантоны от остальной страны.

Миграционная инициатива была отвергнута ведь как в больших городах, так и во многих густонаселенных кантонах немецкой Швейцарии. Это только сельская немецкая Швейцария сплоченно выступила за инициативу. Все же другие социальные и географические области страны носят следы очевидного глубокого раскола.

Я не стал бы так сразу утверждать, что мы  находимся на пороге развала, однако несомненен тот факт, что мы имеем дело c глубоко сидящим антагонизмом, который в той или иной форме наблюдается по всей стране.

В конечном итоге речь идет о том, что мы привыкли называть национальным суверенитетом или швейцарской независимостью, то есть о том, в какой степени мы должны соглашаться с фактом нашей зависимости от окружающего нас (европейского) пространства. Вот в ответе-то на как раз этот вопрос и возникает тот самый «антагонизм».

swissinfo.ch: Кристоф Блохер обвиняет франкофонных швейцарцев в том, что они недостаточно настойчиво и упорно сражаются на независимость Швейцарии. Но что в наше время означает национальный суверенитет?

Г.К.: Можно понять, почему франкофонная Швейцария возмущенно отвергает такого рода заявления. В самом деле, возьмем Женеву. Ни разу в своей истории она не ощущала желания присоединиться к Савойе, не говоря уже о «возвращении к Франции». Это просто для нее немыслимо, а почему? Как раз по причине ярко выраженного национального швейцарского самосознания женевцев.

Фактор, который всегда выступал и сегодня выступает самой настоящей «скрепой», а именно, нежелание швейцарцев быть частью окружающих их страну «больших» национально-политических проектов, никуда не делся. А что касается национального суверенитета... Здесь мы должны четко различать две вещи.

С одной стороны существует миф, я бы даже сказал этакая фантасмагория, главным героем которой является мужественная маленькая группка людей, отчаянно сопротивляющихся любым попыткам отнять у них достоинство и независимость, не помышляющих о каких-либо актах агрессии и не желающих ни на йоту поступиться правами суверенитета.

То есть это такой миф про «непреклонную» исконную Швейцарию времен Вильгельма Телля или про мужественную галльскую деревню из популярных комиксов про Астерикса и Обеликса (Astérix et Obélix), которые, пользуясь волшебным зельем, ведут борьбу с римлянами, вторгнувшимися во главе с Цезарем в Галлию.

Но с другой стороны этот миф входит в жесткий клинч с реальными социальными, культурными и экономическими возможностями. Швейцария уже много лет тешит себя иллюзией независимости и самоопределения. Но ведь все меняется и раньше к правам суверенитета принадлежали, например, право на самооборону и на объявление войны. Сегодня такой моделью суверенитета никто уже не пользуются.

В свое время европейские страны смогли отстоять свои права суверенитета только объединившись в оборонительный блок НАТО. Швейцария, проводившая политику вооруженного нейтралитета, не стала участвовать в этом альянсе, однако на деле она была его верным попутчиком. Идея самоопределения, подпитываемая фантастической историей про упрямую галльскую деревню из комикса про Астерикса и Обеликса никак не встраивается в современную реальность, но при этом она по-прежнему очень глубоко укоренена в швейцарском общественном сознании.

Кристоф Блохер и его партия как раз и опираются на такую модель суверенитета, но теперь, когда сопротивление со стороны ЕС становится все более заметным, Швейцария оказывается перед лицом очень простого выбора. Она может либо и дальше защищать суверенитет из комикса, либо ей придется согласиться с тем, что реализовать идею ничем не ограниченного суверенитета в настоящее время просто невозможно.

swissinfo.ch: Означает ли решение народа по «антимиграционной инициативе», что Швейцария окончательно решила порвать с Евросоюзом?

Г.К.: Как раз об этом-то и идет речь. Мы на всех парах начали двигаться в сторону именно такой альтернативы, то есть к ситуации полной независимости, или даже жесткого отгораживания от ЕС со всеми вытекающими последствиями, то есть социальными и экономическими убытками.

Но есть тут и другой путь, я имею в виду уже знакомый нам «билатеральный» формат сотрудничества с Брюсселем, который означает, правда, большую степень взаимной интеграции и определенное урезание прав прямой демократии.

swissinfo.ch: То есть получается, что 9 февраля «посконная» и «домотканная» Швейцария переголосовала открытую, глобализированную и продвинутую Швейцарию?

Г.К.: Было бы неверно утверждать, что за «миграционную инициативу» голосовали одни простофили. Однако факт остается фактом: в Швейцарии существует довольно солидный потенциал обеспокоенности в связи с тем, как факторы, характеризующие современность, в частности, глобализация, влияют на страну, вызывая у людей повышение уровня стресса и ускоряя темпы использования природных ресурсов.

Однако истинные решения всех этих реальных проблем можно отыскать только в рамках европейского контекста. Проблемы существуют, это факт, но пытаться решать их при помощи введения статуса сезонного рабочего или ограничивая возможности иммигрантов в плане воссоединения семей — с моей точки зрения это полная иллюзия и совершенно неверно выбранная терапия.

swissinfo.ch: Исход голосования 9 февраля решился микроскопическим преимуществом сторонников инициативы «народников». Проблематика миграции в высшей степени сложна и чем все это обернется в итоге – сказать пока невозможно. Значит ли это, что швейцарская прямая демократия натолкнулась на естественные пределы разумного?

Г.К.: Я бы не стал утверждать этого. Прямая демократия обладает огромным преимуществом, а именно, способностью немедленно делать видимыми проблемы и заботы, волнующие людей. Однако в полной мере она функционирует только при одном условии, а именно, если вскрытые проблемы становятся объектом политической деятельности по их устранению. И я считаю, что наша система (прямой демократии) вполне на это способна.

Конечно, никто и не отрицает, что прямая демократия подвержена соблазнительному влиянию политического популизма. Вспомним только, сколько в таких условиях потребовалось времени для того, чтобы женщины в Швейцарии, наконец, получили право избирать и голосовать.

Решение сказать «да» инициативе «Против массовой иммиграции» было неправильным решением. Однако его можно скорректировать, потому что его реализация в свою очередь требует принятия решений, которые в обязательном порядке должны быть одобрены народом.

И когда на поверхности окажутся все последствия этой инициативы, то не исключено, что согласие с требованиями, в ней содержащимися, сократится до тех, кто образует жесткое ядро «гельветических фундаменталистов», а таких в Швейцарии насчитывается не больше 30%.


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров., swissinfo.ch



Гиперссылки

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×