Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Референдум 28 февраля 2016 года


Швейцарцы не стали отменять «брачное наказание»







 Другие языки 1  Языки 1
Брак возможен только между мужчиной и женщиной? Швейцарцы не согласились с этим, даже зная, что это согласие могло бы обернуться для них финансовой выгодой. Прагматичный Запад? (Keystone)

Брак возможен только между мужчиной и женщиной? Швейцарцы не согласились с этим, даже зная, что это согласие могло бы обернуться для них финансовой выгодой. Прагматичный Запад?

(Keystone)

С рекордно минимальным результатом в 50,8% голосов швейцарский народ отклонил меры по ликвидации неравенства в вопросе налогообложения женатых пар и лиц, живущих гражданским браком. Обратной стороной этого решения является отказ закреплять в конституции консервативное толкование сути института брака и семьи в ущерб однополым семейным союзам.

Фактические неравенство в порядке налогообложения женатых пар и лиц, проживающих в гражданском браке (конкубинат), является в Швейцарии причиной оживленных общественных дебатов уже примерно лет 30. Журналисты даже придумали для этой ситуации отдельный термин («брачное наказание» или «Heiratsstrafe»), который позволяет свести сложную налоговую материю к понятной для всех ситуации, когда заключение официального брака ведет к автоматическому повышению налоговой нагрузки для общего семейного бюджета.

В 1984 году Федеральный суд в Лозанне уже занимался этой проблематикой и принял тогда очень важное прецедентное решение, указав, что в случае, если при заключении брака налоговая нагрузка на данный семейный бюджет становится, по меньшей мере, на 10% больше налоговой суммы, которую бы отчисляли в совокупности партнеры, продолжай они жить в конкубинате, то тогда такой порядок налогообложения противоречит Конституции.

В Швейцарии, как известно, кантоны, то есть субъекты федерации, обладают широчайшими правами автономии, в том числе и в налоговой сфере. В период после решения, принятого лозаннскими судьями в 1984 году, практически все кантоны разработали и реализовали на своем уровне пакеты мер, корректирующие несправедливость, проистекающую из так называемого «брачного наказания», включая разного рода налоговые послабления, дополнительные возможности сужения налогооблагаемой базы вплоть до так называемого (частичного или полного) «налогового сплиттинга для супругов» («Ehegatten-Splitting»).

Здесь кантоны во многом переняли у себя опыт Германии, налоговая система которой предусматривает механизм, в рамках которого доходы лиц, состоящих в официальном браке, сначала складываются, затем делятся пополам, с полученной половины высчитывается подоходный налог, который потом умножается на два. «Налоговый сплиттинг» уменьшает финансовую нагрузку на общий семейный бюджет супругов, что становится особенно заметно, если один из них зарабатывает намного больше другого или если кто-то из супругов вообще не работает.

А вот как-то решить этот вопрос на федеральном уровне до сих пор не удавалось. Во многом это связано с традициями швейцарского федерализма, который исходит из «презумпции кантональных компетенций», принципа, предлагающего все вопросы в приоритетном порядке решать на кантональном и общинном уровнях, обращаясь к «помощи» федерального центра в исключительных случаях. Но если бы дело только касалось одних только налоговых сложностей!

По сути, «брачное наказание» было для швейцарских сторонников политического католицизма (а это те самые силы, что проиграли гражданскую войну 1847 года) поводом для того, чтобы еще раз попытаться закрепить в Конституции консервативный взгляд на природу брака, каковым может считаться, по их мнению, только союз разнополых лиц. Собственно, именно об этом и шла речь в тексте законопроекта, который предлагал защитить такой брак от попадания в более невыгодную налоговую (финансовую или любую другую) ситуацию «по сравнению с иными формами организации семейной жизни».

Напомним, как звучал текст законодательной инициативы: «Брак есть долговременная и законодательно регулируемая семейная связь мужчины и женщины. С налоговой точки зрения, она (семейная связь, — прим. ред.) образует экономическое единство («Wirtschaftsgemeinschaft» / «une communauté économique»). С финансовой и социальной точки зрения, она не может находиться в менее выгодной ситуации по сравнению с другими формами организации семейной жизни».

Противники, прежде всего из левого и «зелёного» лагеря выступали против этой инициативы, усматривая в ней попытку закрепить в конституции дискриминацию разнополых браков. Кроме того, такая инициатива, по их мнению, окончательно уничтожила бы возможность перехода Швейцарии к практике индивидуального налогообложения, которая, по мнению многих экспертов, является наилучшим способом устранения неравенства в налогообложении.

В итоге противники инициативы демохристиан об отмене «брачного наказания» победили, однако рекордно минимальный результат говорит о том, что швейцарский народ, размышляя над этой инициативой, долго не мог четко расставить акценты и принять решение, что для него важнее: современные финансовые решения или современная идеология в сфере брачно-семейных отношений, что перевешивает: кошелек или лозунг?

С минимальным отрывом все-таки победил лозунг! Не помогла даже возможность реформировать ныне действующей порядок формирования в Швейцарии базовой государственной пенсии (складывается из взносов государства и застрахованного лица, составляет обычно одну треть от совокупной начисленной пенсии), когда обе пенсии супругов складываются воедино, при этом власти смотрят, не превышает ли общая сумма этой пенсии порога в 150% от максимально возможной индивидуальной выплаты в рамках этой системы. «Лишние» же деньги сверх этого лимита отправляются на финансирование социальных программ государства.

Данное решение интересно со многих позиций. Во-первых, оно говорит, что политический католицизм как был, так и остается в Швейцарии в меньшинстве. Печальные для него результаты войны 1847 года оказались еще раз подтвержденными на новом этапе истории. Во-вторых, данное решение еще раз наносит удар по образу «прагматичного Запада», который, де, мыслит только финансовыми категориями. Оказывается, идеи и мораль для него важны в не меньшей степени, чем денежный профит. 

swissinfo.ch

×