Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Точка зрения


Низовой уровень демократии - все еще мужской домен?



Автор: Изабель Штадельман-Штеффен и Клу Дермон




 Другие языки 1  Языки 1

Швейцария — страна федерализма и прямой демократии. Собрания общин - низовых, то есть базовых, звеньев всей политической системы страны - традиционно были и остаются наиболее ярким примером того, как люди могут и должны сами управлять своей жизнью, начиная непосредственно с того, что окружает граждан каждый день: со своего двора, улицы, квартала. Именно на этом уровне и формируется гражданин, именно здесь и находятся корни истинной демократии, все равно какой, прямой или репрезентативной. 

«Дорогие сограждане..!». Собрания людей на самом низовом, общинном, уровне являются наиболее ярким воплощением идей и практики прямой демократии.  (Keystone)

«Дорогие сограждане..!». Собрания людей на самом низовом, общинном, уровне являются наиболее ярким воплощением идей и практики прямой демократии. 

(Keystone)

Для многих стран постсоветского пространства демократия на общинном уровне остается пока недостижимой, прежде всего из-за отсутствия у общин (коммун, муниципалитетов, управ, мэров) достаточных налоговых, финансовых, политических и прочих компетенций и ресурсов. В Швейцарии проблем с такими компетенциями нет. Поэтому для постсоветского читателя проблема, о которой рассуждают авторы ниже опубликованной статьи (превалирование мужчин на общинных собраниях), может показаться надуманной. Но это, на самом деле, не так. Потому что для настоящей демократии неважных факторов или вопросов не бывает. И однажды постсоветское пространство тоже дорастет до таких «проблем». И к этому нужно готовится уже сейчас.

Изабель Штадельман-Штеффен и Клу Дермон

Коллективная демократия народных собраний является, наверное, самым радикальным элементом в системе прямой демократии. В Швейцарии такая «конгресс-демократия» развита на уровне общинного самоуправления, а также на кантональном уровне в кантонах Аппенцелль-Внутренний и Гларус в формате исторического института «Земельной общины» («Landsgemeinde»).

Если попытаться сравнить такую демократию с привычными формами репрезентативно-выборной демократии, то мы увидим, что эти формы народовластия по сути своей ориентированы и обращаются к разным, весьма специфическим и практически несовпадающим, общественным слоям и группам. Такие индивидуальные характеристики, как социальный статус, возраст и пол, как представляется, играют разную роль, в зависимости от того, о чем идет речь: о собрании граждан на общинном уровне или о выборах, подразумевающих поход к избирательным урнам.

К данной публикации

Этот материал был впервые на немецком языке опубликован авторами 21-го декабря 2015 года на базе нового политического сетевого ресурса «DeFacto — belegt, was andere meinen» («ДеФакто — неголословные мнения других»).

Изначально же статья была написана на английском и под заголовком «How exclusive is assembly democracy? Citizens’ assembly and ballot participation compared» опубликована 20 ноября 2015 года в журнале «Swiss Political Science Review».

На сайте «DeFacto» публикуются новейшие материалы, вышедшие из-под пера швейцарских политологов, историков, социологов. Первые два года портал будет получать финансовую поддержку от национального швейцарского венчурного фонда «Schweizerische Nationalfonds» («SNF»).

Портал swissinfo.ch имеет право публиковать статьи с сайта «DeFacto» и переводить их на свои рабочие языки. Приоритет отдается при этом материалам на тему прямой демократии и непосредственного участия граждан в политических процессах.

Тем самым в рамках обеих форм народоправства определенные интересы — например, интересы молодого поколения, женщин или людей с низким уровнем доходов — представлены в неодинаковой степени.

В зависимости от уровня доходов

Социологические исследования сравнительного (компаративистского) характера показали, что степень участия граждан в работе общинных/коммунальных собраний в меньшей степени зависит от уровня доходов, особенно если рассматривать этот показатель применительно к привычным формам репрезентативной демократии, в сфере которой политическая активность растет в прямой зависимости от состоятельности граждан.

Тем самым в рамках общинных низовых собраний граждане с более высокими доходами в процентном отношении представлены хуже, нежели если бы мы вели речь о классической избирательной демократии. Можно даже сказать, что такая форма народовластия, как общинные/коммунальные собрания является наиболее привлекательной формой участия в формировании политической повестки дня именно для людей, стоящих на нижних ступенях социальной лестницы.

Связано это, прежде всего, с концентрированной, а, главное, «бесплатной» формой получения социально и политически релевантной информации. Еще один фактор, как видно, заключается в том, что рабочий и средний класс куда лучше информирован о событиях на локальном уровне, нежели представители высших социальных слоев и групп.

Переговоры – мужское дело?

Но если для участия в коммунальных собраниях на низовом уровне показатель уровня доходов играет не столь уж и важную роль, то вот вопрос гендера, напротив, приобретает здесь особенное звучание. Сравнение двух вышеупомянутых форм народовластия (выборы при помощи избирательных урн и участие в коллективных дискуссиях на локальном уровне) показывают наличие ярко выраженной разницы гендерного (полового) характера.

Если в рамках избирательной демократии мужчины и женщины проявляют себя в практически одинаковой степени, то в работе локальных собраний граждан мужчины до сих пор принимают в два раза более активное участие, нежели женщины. В этом случае мы говорим о «гендерном разрыве» («gender gaps»), который, как кажется, выражен на локальном уровне куда более ярко, нежели на федеральном/национальном уровне.

Объяснить это можно необходимостью тратить на такие локальные собрания довольно много личного времени, и этот временной фактор, как видно, является для женщин объективно куда более серьезным препятствием, чем для мужчин. С другой стороны, как показывают многие исследования, характер реализации возможностей коллективной демократии низового коммуникативного действия в самом деле в большей степени, чем все другие формы народовластия, зависит от гендерных различий. 

«Мужчины на ринге»

Во всех наших работах, в том числе и в этой, мы обращаем внимание на то, что особенностью общинных/коммунальных собраний является не только низкая активность граждан, но и совершенно особый характер групп людей, все-таки находящих время для того, чтобы прийти и поучаствовать в таких собраниях. С одной стороны, локальные собрания граждан (часто проходящие прямо под открытым небом) можно рассматривать в качестве последнего заповедника традиционной стихийной демократии, отличающейся доминированием «сильного пола» среднего возраста.

Однако если обратить внимание на социальный состав таких групп активистов, то мы можем сделать вывод о том, что в пересчете на такой критерий оценки общинные/муниципальные собрания граждан являются куда более гомогенной, однообразной и равноправной структурой, нежели мы можем наблюдать это в случае с обычной репрезентативной демократией.

Тем самым, можно согласиться со многими ранее проведенные исследованиями, которые, так или иначе, но, как правило, приходили к выводу о том, что за каждой из этих форм народоправства стоит собственная логика, оказывающая непосредственное влияние на поведение граждан. Это означает также, что обе эти формы отличаются не только своим «инклюзивным» или, соответственно, «эксклюзивным» характером, но и тем, что они по сути обращаются к несовпадающим общественным группам.

На будущее исследователи проблем прямого участия граждан в политических процессах, должны, как видно, поставить перед собой вопрос: влияют ли эти различия, и если да, то в какой степени, на качество и характер принятых демократических решений, то есть насколько поход к избирательной урне отличается от демократии общинных/коммунальных собраний с точки зрения обсуждаемых вопросов и, в конечном итоге, с точки зрения степени удовлетворенности граждан существующими демократическими институтами и инструментами.

Высказанные в данной статье мнения являются исключительном мнением авторов статьи, которое не должно обязательно совпадать с мнением портала swissinfo.ch.

Делиберативная модель демократии

По причине низкой активности граждан на низовом общинном уровне демократии многие эксперты в целом ставят под вопрос легитимность такого инструмента, как общинные собрания.

Наш же центральный аргумент опирается на тезис о том, что коллективная демократия низового коммуникативного действия имеет в своем основании логику, качественно отличающуюся от логики, легитимирующей привычную демократию с ее походами к избирательным урнам.

Мы считаем, что именно общинные собрания граждан на локальном уровне в наибольшей степени отвечают идеалам делиберативной, т.е. «обсуждающей» политики (от deliberate, что означает обсуждать, спорить), в рамках которой граждане принимают решения после проведения всесторонней дискуссии и после обсуждения всех «за» и «против».

Делиберативное понимание демократии имплицитно подразумевает, что качество принятых в ее рамках решений напрямую зависит от качества предварительно проведенной общественной дискуссии и от степени учета всех преференций, мнений и озабоченностей.

Таким образом значение такого фактора, как процент граждан с правом голоса, принявших участие в демократической процедуре, отступает на второй план по сравнению с тем, насколько полно в ходе дискуссии были учтены все имеющиеся точки зрения и проблемные области.


Перевод с немецкого: Игорь Петров.

×