Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Андре Зайденберг:


«Это был проект по улучшению имиджа…»


Автор: Габи Оксенбайн (Gaby Ochsenbein)


Наркотическое гетто в Цюрихе: «Игольный парк» в 1990 году. (Keystone)

Наркотическое гетто в Цюрихе: «Игольный парк» в 1990 году.

(Keystone)

Андре Зайденберг накопил огромный опыт лечения наркоманов. Через его руки прошло около 3 500 человек. Он убежден, что репрессии только ухудшают ситуацию в сфере наркомании и наркоторговли.

В 1990-х гг. фотографии, сделанные в Цюрихе в печально знаменитом наркоманском парке «Платцшпиц», получившим прозвище «Needle Park» («Игольный парк»), облетели весь мир, основательно подпортив имидж Швейцарии. В результате в стране было прагматично решено начать программу контролируемой раздачи героина.

Сначала эта программа вызывала много нареканий и критики, однако сегодня она считается одним из самых успешных проектов, позволивших поставить наркоманию в жесткие социальные рамки. Многие страны также пошли в этой сфере по швейцарскому пути.

Андре Зайденберг был одним из первых, кто оказывал неотложную помощь людям, попавшим в беду в парке «Платцшпиц». Уже тогда он выступал за бесплатную раздачу среди таких зависимых людей чистых шприцов с тем, чтобы поставить заслон на пути болезней.

Полиция и власти пытались в те годы справиться с проблемой наркомании чисто репрессивными методами, однако, как и следовало ожидать, успеха эти методы не принесли.

swissinfo.ch: Господин Зайденберг, 20 лет назад Швейцария первой в мире начала реализацию программы контролируемой раздачи наркотиков тяжело зависимым людям. Каковы, с Вашей точки зрения, ее результаты? И можно ли применительно к этой программе говорить об «истории успеха»?

А.З.: В общем, это так, но при этом не надо забывать, что эта «героиновая программа» все-таки достаточно маргинальна и, насколько мне известно, за всю свою историю она не дошла и до 5% из тех, на кого она, собственно, была рассчитана. Это ведь была своего рода «показательная» программа, затеянная в свое время ради улучшения имиджа (города Цюриха и страны).

Но огромный успех заключается уже в том, что сейчас в Швейцарии большинство опиоидных наркоманов находится на лечении. Это, как правило, те, кто «сидит» на метадоне, и небольшая часть тех, кого лечат героином, – эти люди особенно трудно поддаются терапии. И было бы очень желательно серьезно повысить долю таких лечащихся наркоманов.

Глядя сейчас на время запуска «героиновой программы», мне бы очень хотелось, чтобы процесс «легализации» рынка (сильнодействующих наркотических средств) шел тогда более последовательно, и что бы влияние медицинских аспектов на него было бы более серьезным.

swissinfo.ch: И тогда это повлияло бы и на черный рынок?

А.З.: Конечно. Черный рынок всегда появляется там, где власть что-то начинает запрещать и подвергать репрессиям. 

А потому на нем предлагается продукция, как правило, очень плохого качества, которая попросту вредна для человека. Мне бы очень хотелось, поэтому, чтобы мы элементарно не занимались самообманом, определяя свое отношение к проблеме наркотиков.

swissinfo.ch: То есть, если мы правильно поняли, Вы призываете к полной легализации наркотиков?

А.З.: Я за то, чтобы рынок наркотиков был более эффективно, скажем так, структурирован. Это настоящая глобальная проблема. До сих пор во всем мире идут, и весьма активно, настоящие «антинаркотические войны».

Но соответствующая структуризация рынка наркотиков — это совсем иной подход. Это не есть нечто тривиальное, наоборот, тут мы имеем дело с целым клубком сложнейших проблем. Нельзя, например, просто легализовать кокаин и заявить, потирая руки, мол, миссия завершена и все проблемы решены. Процесс легализации должен проходить крайне осторожно.

Зависимость в роли доминирующего и весьма разрушительного принципа жизни — это реальность, и это проблема, с которой мы должны бороться и на индивидуальном, и на общественном уровне. Разного рода зависимости существуют в самых разных сферах нашего бытия, взять хотя бы тот же табак или алкоголь.

И мы должны пытаться создавать везде наилучшую среду для того, чтобы как можно больше людей получало как можно меньше ущерба от употребления такого рода субстанций.

Швейцарская наркополитика

Начиная с 1991 года Швейцария в области борьбы и профилактики наркомании проводит так называемую «стратегию четырех направлений» («Vier-Säulen-Strategie»), состоящую из превентивных мер, терапии, мер по ограничению ущерба и наказаний.

Данная стратегия, полностью себя оправдавшая, была сначала опробована в Цюрихе на рубеже 80-90-х гг.

Впервые контролируемая раздача героина по рецептам «тяжелым» зависимым была предпринята в Швейцарии в 1994 г.

В 1997 году «Швейцарский Институт исследования медицинских проблем наркозависимости» («ISGF») пришел к выводу, что данный пилотный проект имеет смысл продолжить и перевести в формат постоянного социального проекта.

В том же 1997 году народ Швейцарии 70-ю процентами голосов на референдуме отклонил законодательную инициативу «Молодежь без наркотиков» («Jugend ohne Drogen»), которая требовала от властей перейти к более рестриктивной антинаркотической политике.

В 1998 году народ также отклонил (74%) так называемую законодательную инициативу «DroLeg», которая требовала полной легализации наркотиков.

В 1999 году швейцарский парламент одобрил решение правительства страны, создавшее правовые рамки для реализации проекта контролируемой раздачи наркотиков по рецептам. Народ на референдуме (54,3%) данное решение парламентариев также одобрил.

В 2008 году 68% швейцарских избирателей одобрил новую редакцию федерального Закона об контроле за оборотом наркотиков и наркосодержащих веществ (Betäubungsmittelgesetz). С тех пор проект контролируемой раздачи наркотиков по рецептам имеет в Швейцарии твердое законодательное основание.

В 2010 году новая редакция данного закона вошла в силу.

swissinfo.ch: Что происходит в сознании человека, который отныне избавлен от необходимости искать героин на улице, и получает его регулярно в качестве медикамента?

A.З.: Человек, который два раза в день получает свою дозу, психологически чувствует себя гораздо лучше, чем тот, кто вынужден свою дозу «добывать». Он более стабилен во всех отношениях.

Есть, конечно, побочные эффекты и даже хронические неустранимые нарушения в работе организма. Например, тот, кто каждый день принимает сильнодействующие наркотические вещества, может страдать бессонницей, снижением либидо, доступный ему диапазон ощущений ограничивается только эйфорией и печалью.

Но при этом людям, участвующим в героиновой программе, не нужно больше финансировать свое существование, занимаясь разными видами незаконной деятельности. Уровень правонарушений, проституции и социальных отклонений в любой форме заметно снижается.

swissinfo.ch: То есть такие люди в какой-то степени получают шанс на более или менее нормальную жизнь?

А.З.: Система контролируемого распространения наркотиков имеет для здоровья зависимого человека решающее значение. Ведь если наркотики находятся вне закона, то и их потребление становится крайне опасным.

Большинство зависимых просто не в состоянии делать себе профессиональные внутривенные инъекции, а это повышает опасность заражения и может привести к эпидемиям инфекционных заболеваний. Да и смертельные передозировки в результате потребления наркотиков на улице случаются тогда намного чаще.

Когда же нам удается обеспечить зависимым людям элементарный медицинский уход, то все эти риски, о которых я говорил, в значительной степени снижаются. При контролируемом распространении наркотиков люди, их получающие, могут вести сравнительно нормальную жизнь. Хотя, конечно, среди тех, кто участвует в героиновой программе, инвалидов больше, чем среди людей, получающих терапию на основе метадона.

swissinfo.ch: Тогда получается, что с медицинской точки зрения речь тут идет о попытках минимизировать ущерб и о стабилизации зависимой личности, но отнюдь не о том, чтобы раз и на всегда отучить такого человека от наркотиков?

А.З.: Приоритетом для медиков является, прежде всего, предотвращение тяжелых последствий, возникающих в результате приема наркотиков, а также избежание смерти пациента. Вопросы духовного исцеления находятся все-таки на втором месте после борьбы за телесное здоровье.

swissinfo.ch: А разве не должна, как говорится, нормой жизни стать полная трезвость? И разве не должно быть целью государственной политики в области борьбы с наркоманией полное избавление человека от зависимости?

A.З.: В свое время, в самом деле, политики и общественность преследовали именно такую цель, а многие врачи иллюзию, что такое на самом деле возможно, питают до сих пор.

Но это очень опасная стратегия, потому что пристрастие к героину является хроническим заболеванием. Только крайне незначительное количество опиоидных наркоманов способно найти в себе силы победить зависимость и оставаться «в завязке» относительно долгое время. Да и то, не секрет, что большую часть этого времени они проводят в постоянных страданиях.

Героин сильно отличается, например, от алкоголя, тем, что трезвость и полный отказ от его потребления вовсе не становятся факторами, способствующими благополучию и действительному выздоровлению. Наоборот, в периоды абстиненции смертность среди наркоманов в три-четыре раза выше, чем во время контролируемого приема героина или метадона. Повторные попытки воздержаться от наркотиков могут привести к психосоциальным проблемам, которые, в свою очередь, могут стать причиной опасного для общества поведения пациента.

swissinfo.ch: Насколько актуальна еще сегодня героиновая тема?

А.З.: К счастью, молодых людей, начавших свою "карьеру" наркомана с героина, мы встречаем сейчас достаточно редко. Потребление героина снизилось на порядок. Из людей, родившихся в 1968 году, то есть из того самого «Поколения Игольного парка», наркозависимым стал только один процент. Многие из них от потом от наркотиков умерли, а большая часть из тех, кто выжил, зависимы до сих пор.

В настоящее время в Швейцарии средний возраст наркоманов, употребляющих героин, не опускается ниже 40 лет. Если бы мы тогда, в начале 1990-х годов, не остановили этот наркотический поток, то рожденные в последующие годы были бы затронуты этой проблемой как минимум в той же степени. Наркоманов было бы намного больше и они были бы всё моложе. Есть страны, где так и случилось — как, например, в республиках бывшего Советского Союза, или в Иране, стране, где от опиоидной зависимости страдает очень большой процент населения.

swissinfo.ch: Есть информация, что и Вы сами некогда «баловались», скажем так, наркотиками, в том числе и героином? Откройте секрет: почему Вы сами не пополнили ряды наркоманов и не стали зависимым?

А.З.: Может быть, мне просто повезло. В юности я действительно попробовал почти все наркотики. Я смог удовлетворить свое любопытство и, возможно, даже узнал некоторые вещи, которые полезны и для моих пациентов. И я знаю, как опасны наркотики: я потерял много друзей, еще даже до начала учебы на медицинском факультете.

swissinfo.ch: Нужно ли обязательно иметь наркотический опыт для того, чтобы стать хорошим врачом-наркологом?

A.З: Нет, я бы не рекомендовал иметь такой опыт. Когда имеешь дело с проблемами, относящимися к психике, безусловно, нужно иметь открытое сознание. Но чтобы его открыть, вовсе необязательно пробовать все, что ни попадя - это может только навредить и быть крайне опасным.


Перевод с немецкого и адаптация: Надежда Капоне и Игорь Петров., swissinfo.ch



Гиперссылки

×