Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Клинические исследования


Новые правила — больше гласности?


Автор: Шанталь Бритт (Chantal Britt)


Сейчас во всем мире ведется около 70 тыс. клинических испытаний, но лишь некоторые из них на самом деле дают какую-то принципиально новую научную информацию. (AFP)

Сейчас во всем мире ведется около 70 тыс. клинических испытаний, но лишь некоторые из них на самом деле дают какую-то принципиально новую научную информацию.

(AFP)

Медицина в Швейцарии становится все более дорогим делом. Решающую роль в этих условиях играют надежность и точность клинических испытаний новых методов лечения и препаратов. Но что делать, если исследования проведены недобросовестно?

Мало кто это уже помнит, но всего пару лет назад, для того, чтобы иметь средства борьбы с возможной глобальной эпидемией гриппа, многие правительства и местные власти во всем мире запасли огромные объемы противовирусного препарата «Тамифлю» производства швейцарского концерна «Рош» («Roche»). Общая стоимость этих запасов достигала миллиардов долларов.

Проблема была только в том, что даже врачи толком не могли сказать, насколько этот препарат эффективен и в состоянии ли данная вакцина вообще предотвратить вспышку эпидемии. Почему? Потому что фармацевтическая компания «Рош» в течение многих лет упорно отказывалась публиковать подробные результаты клинических исследований, отчего медики и пациенты вынуждены были верить концерну на слово.

Не секрет, что стремление запрятать подальше нежелательные результаты клинических исследований является в фармацевтической отрасли частой практикой. Нередки случаи избирательной публикации «позитивных» исследований и игнорирования исследований, результаты которых не столь однозначно позитивны (так называемая практика «Publication bias»).

Тайна исследований?

Концерн «Рош» на протяжении многих лет упорно отказывался предоставить подробные данные о своем препарате против гриппа «Тамифлю», который был в своей время закуплен органами здравоохранения во всем мире в огромных количествах.

В компании аргументировали тогда свою позицию тем, что «дилетанты все равно не могут оценить результаты должным образом».

Эксперты независимой исследовательской организации «Cochrane», которые однажды заявили, что «Рош» скрывает около 60% своих исследовательских данных, получили в 2009 году от этой компании дополнительные данные, но и в них они нашли искаженные и «препарированные» результаты исследований и опытов.

С 2013 года «Cochrane» имеет право проверять все исследования, связанные с «Тамифлю», но «Рош» все равно редактирует предоставляемые материалы с тем, чтобы «гарантировать конфиденциальность пациентов и обеспечить защиту собственных коммерческих интересов».

Сегодня «Рош» говорит, что компания поддерживает призывы к большей прозрачности. Поэтому теперь исследователи могут получить по запросу данные о клинических испытаниях, проведенных в период начиная с 1998 года. Независимая консультативная группа проанализирует всю информацию, чтобы выявить все открытые вопросы, связанные с данным средством против гриппа.

В начале 2014 года в Японии Министерство здравоохранения подало иск против компании «Новартис», утверждая, что она вводит клиентов в заблуждение посредством недобросовестной рекламы.

Министерство заявило, что часть исследований, проведенная в японских университетах, была искажена так, чтобы выставить препарат «Диован» в наиболее выгодном свете. «Новартис» заявил, что компания сотрудничает с властями и уже сделала соответствующие выводы.

Компания «Актелеон» («Actelion») объявила в начале 2011 года, что ею приостановлены работы над экспериментальным снотворным препаратом «Алморексант» из-за неопределенной потенциальной проблемы, связанной с его безопасностью.

В декабре 2013 года журнал «Forbes» сообщил, что «Актелеон» в течение многих лет не давал доступа ко всей своей исследовательской информации другим исследователям и фирмам, разрабатывавшим похожие лекарства.

Но ведь очевидно: если эксперты, испытывая новые препараты, позволяют себе сознательно манипулировать результатами клинических испытаний, то новые методы лечения могут не только не приносить пациентам никакой пользы, но и оказываться даже при определенных обстоятельствах просто рискованными. Об этом давно предупреждали многие скептически настроенные медики.

Палитра методов, с помощью которых достигается такая желаемая манипуляция, очень велика. Эксперты могут занижать предельно допустимые нормы, что позволяет представить данный препарат чуть-ли не как панацею от вех болезней мира, или же они могут использовать не вполне ясные статистические методы для того, чтобы подчеркнуть положительное воздействие и минимизировать побочные вредные эффекты того или иного препарата.

Но если результаты исследований все-таки не соответствуют поставленной цели, то документы, скорее всего, осядут где-то в ящиках ученых столов, просто потому, что никому не нравится получать отрицательные результаты. «Врачи как черт ладана боятся негативных итогов, а потому они их просто не публикуют», — утверждает Жан-Франсуа Кутта (Jean-François Cuttat), хирург из Лозанны. По его словам, исследователям и экспертам ничего не стоит «положить на полку» данные и результаты, которые не совпадают с их ожиданиями, или «препарировать» их так, чтобы все было «в ажуре».

Взаимный интерес

«Компании не заинтересованы публиковать негативные итоги клинических испытаний препаратов, тем более, если такие препараты стали „хитами продаж“». Херман Амштад (Hermann Amstad), генеральный секретарь Швейцарской Академии медицинских наук, полностью согласен с Жаном-Франсуа Кутта.

«Даже медицинские научные журналы предпочитают публиковать статьи и материалы, в которых речь идет об исследованиях с положительными результатами», — говорит Х. Амштад. Сейчас во всем мире ведется около 70 тыс. клинических испытаний, но лишь некоторые из них на самом деле дают какую-то принципиально новую научную информацию.

«Происходит это потому, что многие такие исследования служат исключительно рекламным целям», — объясняет онколог Рето Обрист (Reto Obrist), входящий в число членов правления «Swissmedic», швейцарской структуры, осуществляющей лицензирование и надзор в сфере оборота лекарственных и иных препаратов.

Сегодня опубликованы данные только по половине проводимых клинических испытаний. «Это приводит к искажению результатов и усложняет врачам выбор лекарств», — указывает Рето Обрист. Многие клинические исследования не публикуются потому, что они не устраивают фармацевтическую промышленность.

В начале 2014 года вступила в силу новая редакция швейцарского федерального Закона, регулирующего порядок осуществления биомедицинских исследований на человеке («Gesetz über die Forschung am Menschen»). Цель нового Закона заключается как раз в устранении некоторых из упомянутых недостатков.

В частности, теперь все клинические испытания, имеющие место в Швейцарии, должны быть зарегистрированы, а исследователи, их проводящие, должны придерживаться строго очерченных этических принципов, что должно обеспечить полную прозрачность научных исследований и соответственное качество их результатов.

Ущерб для репутации

«Общая рекомендация для всех здесь, в целом, одна и та же. Фармацевтические компании должны делать в своих лабораториях только то, из-за чего не возникнет никаких проблем в случае, если завтра вдруг об этих работах сообщат все СМИ», — поясняет Аннет Маньин (Annette Magnin), глава «Швейцарской организации клинических исследований» («SCTO»).

Эта организация представляет собой координационную платформу, которая решает вопросы, связанные с клиническими исследованиями, проводящимися в Швейцарии и ориентированными исключительно на нужды пациентов. «Неэтичное и неправомерное поведение здесь совершенно не допустимо», — добавляет А. Маньин, — «Ведь оно может привести к финансовым санкциям и нанести репутации компании существенный вред».

Швейцарская фармацевтическая промышленность, на долю которой приходится шесть процентов от валового внутреннего продукта страны, в прошлом довольно успешно отвергала все требования относительно обеспечения большей степени открытости и прозрачности там, где речь шла о результатах клинических и биомедицинских исследований. Однако в последнее время многие компании начали отходить от своей прежней практики.

С недавних пор швейцарские фармакологические концерны приняли свой собственный «Кодекс поведения», опирающийся на базовые разработки «ScienceIndustries», отраслевого объединения компаний биомедицинского профиля. Концерн «Рош» публикует теперь не только краткий обзор всех проводимых им клинических испытаний. Исследователи теперь могут запросить отчеты о клинических исследованиях и исследованиях как в местных органах здравоохранения, так и непосредственно в компании «Рош».

Кроме того, с начала 2014 года «Рош» предоставляет исследователям со стороны доступ к исходным «сырым» данным по всем пациентам, участвующим в исследованиях. Что же касается эффективности пресловутого препарата «Тамифлю», то группа независимых исследователей скоро рассмотрит, по утверждениям «Рош», «надежные и убедительные» данные исследований, которые полностью «подтвердят эффективность и безопасность» данного лекарства.

«Мы понимаем и поддерживаем требования большей прозрачности в деле клинических исследований в нашей отрасли, ведь тем самым мы сможем наилучшим образом служить интересам пациентов и медицины», — заявил недавно глава концерна «Рош» Даниэл О’Дей (Daniel O’Day). В то же время в компании твердо убеждены, что вопросы экспертной оценки новых препаратов и их допуска на рынок и дальше должны оставаться прерогативой органов здравоохранения.

Некоторые производители лекарств подчеркивают, правда, что полное раскрытие данных по клиническим исследованиям может иметь и очевидные недостатки. Тревогу вызывает у них вопрос защиты персональных данных пациентов, а также проблема защиты интеллектуальной собственности, — указывает Томас Кюни (Thomas Cueni) из Объединения швейцарских научно-исследовательских институтов фармакологического профиля «Interpharma». По его мнению, было бы вполне достаточно, если бы данная отрасль сама разработала для себя критерии, регулирующие проблематику клинических исследований.

Жан-Франсуа Кутта считает, что «фармацевтическая промышленность Швейцарии и так уже располагает достаточно хорошо разработанной сетью разного рода нормативов и регулятивов. Поэтому если власти просто в очередной раз предпишут компаниям в приказном порядке раскрывать всю информацию и быть более прозрачными, то ничем хорошим это не кончится. Все это похоже на то, что недавно уже происходило в банковской отрасли».

Гласность и наука

Начиная с сентября 2013 года в соответствии с новым законом «О раскрытии суммы вознаграждений, получаемых врачами» («Physician Payments Sunshine Act») фармацевтические компании в США обязаны предавать гласности все свои выплаты и промо-подарки медикам. С тех пор было раскрыто таких подарков и выплат на сумму более двух миллиардов долларов.

В 1997 году Конгресс США принял закон, по которому все клинические испытания должны в обязательном порядке проходить процедуру регистрации и обнародования. В 2000 году американские власти решили сделать доступным для общественности сайт clinicaltrials.gov с данными о биомедицинских клинических испытаниях.

С 2015 г. ученые в Европейском союзе будут обязаны официально регистрировать все клинические испытания еще до начала их проведения и публиковать их результаты в течение одного года после завершения научно-исследовательских проектов. Европарламент и Совет министров ЕС должны еще одобрить данный законопроект.

Новый швейцарский Закон, регулирующий порядок осуществления биомедицинских исследований на человеке («Gesetz über die Forschung am Menschen») требует, чтобы компании регистрировали свои клинические испытания начиная с января 2014 года на портале Федерального ведомства здравоохранения («Bundesamt für Gesundheit» – «BAG»). В отношении публикации результатов никаких указаний Закон не дает.

Фармацевтическим компаниям в Швейцарии также рекомендуется придерживаться Этического кодекса, разработанного отраслевым объединением «ScienceIndustries». В отличие от США, где данные собираются централизованно, производители медикаментов в Швейцарии с 2016 года будут обязаны публиковать всю информацию о конфликтах интересов на своих корпоративных сайтах. Если они этого не делают, то санкций, тем не менее, не последует, так как само раскрытие информации пока швейцарским законом не предусмотрено.

Неприятные заголовки

В последние годы швейцарские фармацевтические компании подвергались активной критике именно в связи с вопросами этического характера. «От шума в прессе и от негативных заголовков, вызванных фактами манипуляций, коррупции и излишней секретности, пострадала не только финансовая индустрия. Фармацевтическая промышленность тоже частично потеряла свой былой блеск», — напоминает Р. Обрист.

Однако в наши дни международные компании не могут себе позволить быть дискредитированными в глазах общественности. «Именно поэтому на тех рынках, где они работают, они будут строго придерживаться международного этического кодекса и местных законодательств», — говорит Херман Амштад. Но, как кажется, отвертеться от необходимости искупать прошлые грехи им не удастся, ведь в прошлом газеты писали что-нибудь весьма нелицеприятное практически о всех ведущих фармацевтических компаниях.

В самом деле, «Рош» с его чудо-средством «Тамифлю» и «Новартис» («Novartis») с его препаратом против артериального давления «Диован» (см. инфобокс) попали в свое время в поле зрения СМИ прежде всего из-за того, что они подтасовывали результаты клинических испытаний, а негативные результаты либо не публиковали, либо публиковали, но с задержкой.

Р. Обрист надеется, что недавние скандалы, которые придали новый импульс общественным требованиям большей прозрачности, будут содействовать проведению давно назревших реформ. «Сегодня в рейтинге народной популярности фармацевтические компании находятся на позициях чуть лучших, чем у банков», — рассказывает он. «Пройдет немало времени, прежде чем их запятнанный имидж будет „очищен“ и прежде чем к ним вернется былое доверие граждан».

Когда дело доходит до раскрытия информации и прозрачности исследований, то здесь очевидными лидерами становятся США, где начиная с 1997 года в обязательном порядке регистрируются все испытания лекарственных препаратов, а фармацевтические компании обязаны раскрывать все свои данные — в частности, когда дело идет о возможном конфликте интересов. Швейцария, введя у себя похожий порядок регистрации биомедицинских испытаний новых лекарственных препаратов, теперь тоже находится на пути к полной прозрачности. ЕС подобные реформы намерен реализовать уже в наступившем году.

По мнению скептиков, однако, существующее и даже планируемое законодательство по этому вопросу в Европе уже устарело, кроме того, оно в определенных сферах идет недостаточно далеко. Такие организации, как «No free lunch» и «AllTrials», сторонники большей гласности в области промышленной фармакологии, предупреждают о том, что «из-за чрезмерно дорогих искусственно „раскрученных“ псевдо-инновативных средств без каких-либо доказанных дополнительных эффектов пациент просто больше не сможет доверять своему врачу».

«Производители лекарств утверждают, что пациенты — это их главный приоритет, но ведь очевидно, что свои финансовые интересы они игнорировать не могут и не хотят», — говорит Давид Клемперер (David Klemperer) из немецкого отделения организации «No free lunch». «Для того, чтобы закрепиться со своей продукцией на рынке фармацевтических препаратов, общий торговый оборот которого к 2017 году достигнет 1,7 млрд долларов, промышленность систематически „обрабатывает“ врачей, политиков и СМИ с тем, чтобы отбить у них охоту искать негатив и улучшить свой собственный имидж».

И только время покажет, будут ли новые законы и правила успешными и можно ли будет как-то снизить количество заведомых искажений и погрешностей в сфере клинических испытаний новых препаратов.


Перевод на русский и адаптация: Надежда Капоне, swissinfo.ch



Гиперссылки

×