Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Международный женский день Швейцарские женщины на полпути к эмансипации

Some of the 8,000 protesters hold signs and umbrellas at the Women's March in the city of Zurich on Saturday, March 18, 2017.

Массовая манифестация год назад в Цюрихе по случаю Международного женского дня.

(Keystone)

В 2017 году в немецкоязычной части Швейцарии гонку на звание «слова года» выиграл хэштег #metooВнешняя ссылка, связанный с новомодным выражением «харрасмент». С его помощью в социальных сетях и сейчас продолжается флешмоб, в рамках которого жертвы сексуальных домогательств и злоупотреблений рассказывают о своих страданиях, желая обратить внимание общественности на эту проблему. Тем самым растущее среди современных женщин недовольство положением вещей в области обеспечения гендерного равенства добралось и до Швейцарии. Что это говорит нам в плане реальной социальной ситуации, в которой находятся сегодня швейцарки?

Швейцария — страна одновременно прогрессивная и консервативная. Нигде это противоречие не проявляется столь ярко, как в области обеспечения гендерного равноправия. С одной стороны (и мы уже про это подробно сообщали) в стране официально действует политика нулевой толерантностиВнешняя ссылка по отношению к любым формам сексуальных домогательств. Эта политика подкрепляется эффективной программой сексуального просвещения как в школахВнешняя ссылка, так и просто на улицахВнешняя ссылка. С другой стороны, в стране право голосовать на федеральном уровне швейцарки получили только в 1971 году, при этом зарабатывают женщины в Конфедерации все еще в среднем на четверть меньше мужчин.

ШВЕЙЦАРСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ (16) Локальная политика в Швейцарии ищет женщин!

Женщины и муниципальное собрание граждан — историей большой любви их отношения назвать нельзя, в том числе и в деревне Штайнхаузен, кантон Цуг.

Недавно хэштег #metoo, связанный с новомодным выражением «харрасмент», добрался и до Швейцарии. Как утверждает Сильвия Бинджели (Silvia Binggeli), главный редактор швейцарского женского журнала «Annabelle», основанного 80 лет назад, кампания в соцсетях против сексуальных домогательств и за равноправие полов, начатая в Соединенных Штатах в прошлом году, вышла за пределы интернета в реальный мир, придав новый импульс движению за права женщин в Швейцарии. 

Сама она в прошлом 2017 году участвовала в Цюрихе в манифестации женщин-активисток и удивилась количеству женщин и мужчин всех возрастов, пришедших на этот марш. По ее мнению, «сегодня движение за права женщин, немного приутихшее в последние годы, опять набирает темпы. Я вижу, что мои младшие коллеги гораздо более политически активны, чем еще десять лет назад». Так или иначе, но проблема равноправия полов по-прежнему остается весьма актуальной как для Швейцарии, так и для Соединенных Штатов.

«Четвертая волна»?

Если обратиться к истории вопроса, то, как правило, в Соединенных Штатах женское движение принято подразделять на три этапа. Первый отсчитывают с так называемой «Декларации Убеждений» («Declaration of Sentiments»), программного документа женского движения в США, подписанного 19 июля 1848 года 68 женщинами и 32 мужчинами — делегатами Первого конгресса по правам женщин, проходившего в г. Сенека-Фоллз (штат Нью-Йорк). За образец этой Декларации была взята Декларация независимости США.

Новый всплеск женское движение переживает в 1960-1970-х годах в рамках так называемой «Революции 1968 года». Третья «волна» началась в 1990 гг., ее начало часто связывают с делом «Анита Хилл против Кларенса Томаса». Напомним, в 1991 году против судьи Кларенса Томаса, которого президент Дж. Буш-старший назначил членом Верховного Суда, с публичными обвинениями в домогательствах выступила его бывшая подчиненная Анита Хилл, которая в итоге даже дала развернутые показания юридическому комитету Палаты представителей. Многие эксперты и историки предлагают считать сегодняшнее движение «четвертой волной».

В Швейцарии же женское движение за политические скорее напоминало долгое, медленное восхождение на скалистые вершины Альп. Фабьен Амлингер (Fabienne Amlinger), пресс-секретарь «Междисциплинарного центра гендерных исследований» при Бернском университете («Interdisziplinäres Zentrum für Geschlechterforschung» — «IZFGВнешняя ссылка») считает, «применительно к Швейцарии аналогия с „волнами“ не является удачной моделью. Здесь никогда не было масштабной мобилизации женщин для достижения какой-то одной большой цели. Женское движение, скорее, существовало в форме отдельных локальных „ответвлений“, каждое из которых стремилось достичь той или иной отдельной цели».

«Ненаписанная история»

Одна из первых политических женский кампаний прошла в 1847 году в Берне, когда полторы сотни гражданок города выступили против действовавшего тогда в кантоне патриархального гендерного законодательства. А ровно 150 лет назад в 1868 году гражданка Женевы Мария Гоэгг-Пушулен (Marie Goegg-Pouchoulin, 1826 — 1899), основалаВнешняя ссылка «Association internationale des femmes» или «Международную ассоциацию женщин», первую международную правозащитную организацию, выступавшую за равенство мужчин и женщин в сфере образования, в праве наследования и в правовом отношении в целом, включая право для женщин голосовать, избирать и быть избранными. Однако вернемся в настоящее время. Маргрит Цинггелер (Margrit Zinggeler), швейцарка, переехавшая в США в возрасте 20 с небольшим лет, довольно неплохо разбирается в гендерной ситуации, характерной для обеих берегов Атлантики.

Джессика Дэвис Плюсс

Американка, живущая в Берне, независимый консультант и автор исследований о корпоративной ответственности и социальной роли бизнеса.

Jпубликовала ряд материалов о том, как бизнес мог бы могут способствовать улучшению ситуации в сфере гендерного равноправия, хотя бы в рамках своих собственных производственно-хозяйственных систем.

Конец инфобокса

В своей книге «Сделано в Швейцарии — руками женщин. Ненаписанная история вклада женщин в успех Швейцарии» («Swiss Maid. The Untold Story of Women’s Contributions to Switzerland’s SuccessВнешняя ссылка») она указывает, что «история Швейцарии всегда была это историей мужчин, войн, сделок и политических соглашений. Однако мы не сможем по-настоящему понять то, как формировались культура, традиции и государственные институты Швейцарии, не рассказав историю женщин, молчавших все это время или принуждавшихся к молчанию. Не сможем мы также ни вскрыть реальные механизмы формирования современной гендерной идентичности, ни понять, что нам еще необходимо сделать с тем, чтобы достичь настоящего равноправия».

Будучи профессором кафедры немецкого языка и германистики Университета Восточного Мичигана, она подчеркивает, что в Швейцарии на ранних этапах движения за женские права превалировали организации, добивавшиеся социальных и экономических прав, включая доступ к среднему и высшему образованию. Политические же требования оставались всегда на втором плане. «И только после того, как их образовательный уровень повысился до определенного „критического“ уровня, женщины осознали, что реального равноправия невозможно добиться без завоевания политических прав. И в этот момент ситуация изменилась в корне».

 «Ветхозаветный» взгляд на женщин

Все это, с другой стороны, вовсе не означает возникновения какого-то гомогенного национального политического движения за женские права. Фабьен Амлингер напоминает, что объективными причинами весьма медленного движения швейцарских женщин к обретению ими всей полноты гражданских прав являются (и во многом остаются) региональная раздробленность страны, партийно-политические разногласия (взгляд на перспективы женской эмансипации левых партий отличался от позиций партий бюргерского центра), а также различия города и деревни.

В этом смысле совершенно не должен удивлять парадоксальный факт сохранения вплоть до 1988 года в Гражданском кодексе Швейцарии «ветхозаветного» взгляда на женщин исключительно как на домохозяек. Маргрит Цинггелер связывает это с позициями церкви, игравшей в жизни общества вплоть до недавнего времени едва ли не ведущую роль, а также с патриархальным отношением к женщинам как к хранительницам «домашнего очага» и воспитательницам подрастающего поколения, характерным для традиционного аграрного общества, каковым Швейцария, по большому счету, несмотря на все успехи в области индустриализации, оставалась еще в первой половине 20-го века.

Ситуация качественно начинает меняться в послевоенный период, в том числе под воздействием «революции 1968 года». Но только в 1980-х в швейцарских школах было отменено разделение некоторых предметов по половому признаку. Уроки домоводства и рукоделия для девочек и занятия в столярных или слесарных мастерских для мальчиков были объявлены устаревшими. Наконец, очень долго в Швейцарии господствовало мнение, разделявшееся и многими женщинами, что если «слабый пол» откажется вмешиваться в «грязную» политику, то это пойдет «семье и школе» только на пользу. Как это могло бы быть в реальности хорошо показано в нашумевшем швейцарском художественном фильме «Божественный порядок» («Die Göttliche Ordnung»).

Революция по правилам

В одном из своих интервью Марта Гостели (Marthe Gosteli, 1917-2017), «бабушка» женской революции в Швейцарии, охарактеризовала борьбу женщин Конфедерации за свои политические права как процесс «чрезвычайно изнурительный». Маргрит Цинггелер подтверждает такой взгляд на историю женского освобождения в Альпийской республики, указывая, что успех, достигнутый в 1971 году «стал в буквальном смысле итогом столетних усилий, которые реализовывались, прежде всего, при помощи легальных инструментов прямой демократии, включая законодательные инициативы и референдумы».

Black and white archive photo of women demonstrators

Политическая манифестация женщин-активисток в Берне в 1969 году.

(Keystone)

Впервые, кстати, вопрос предоставления женщинам права голосовать на федеральном уровне был вынесен на общенародное голосование в 1959 году. Завершился референдум отрицательно: 65% голосовавших мужчин выступили против. Как напоминает Маргрит Цинггелер, даже после того, как в 1971 году женщины эти права все-таки получили, движение за расширение и укрепление политических и социальных прав женщин развивалось исключительно в легальном поле, поскольку Швейцарии в этом плане сильно «повезло»: здесь не нужно идти бастовать на улицу, можно спокойно запустить законодательную инициативу и, добившись ее выноса на референдум, даже победить!

А вот движение за равноправие женщин в 1960-е годы в США развивалось совершенно иначе, используя насильственные методы социальной борьбы, такие, как забастовки, массовые протесты и сидячие демонстрации. Именно поэтому изобретенный медийный образ сжигающих бюстгальтер феминисток оказался очень близок к реальности, причем настолько, что большинство американцев приняли его за чистую монету. Хотя, чтобы быть уж совсем точным, одна демонстрация в Швейцарии все-таки состоялась. Она прошла в Берне в 1991 году, а ее участницы протестовали против слишком медленной, по их мнению, реализации на практике положений Конституции страны, гарантирующих равенство мужчин и женщин.

Бывали и другие скандальные моменты, например, когда кандидат от социал-демократов Кристина Бруннер (Christina Brunner) не была избрана в состав Федерального совета, правительства Швейцарии, что спровоцировало волну протестов и стало началом процесса важных изменений в швейцарском гендерном законодательстве. Фабьен Амлингер напоминает, что «Швейцария построена на принципах федерализма, строго снизу-вверх, а потому политические решения тут принимаются относительно неторопливо. Но зато те из них, что все-таки были реализованы, имеют огромную степень демократической легитимации и действуют годами и десятилетиями».

Black and white archive photo of women and men holding up their hands to vote

Апрель 1991 года в кантоне Аппенцелль-Внутренний: женшины и мужчины впервые голосуют вместе на общенародном законодательном сходе («Landsgemeinde»). Этот кантон до самого последнего не хотел предоставлять женщинам право голоса, пока его не заставили сделать это решением Федерального суда в Лозанне.

(Keystone)

В самом деле, положение о гарантированном равноправии полов было включено в текст швейцарской конституции в 1981 году, и как мы видели, даже спустя 10 лет число недовольных тем, как это положение реализуется на практике, было относительно велико. По крайней мере, их хватило для проведения мощной демонстрации. Формально давно уже существовавшее право на оплачиваемый отпуск по уходу за новорожденным реально заработало в Конфедерации только в 2005 году — в США подобных социальных гарантий нет до сих пор. В обеих странах, правда, есть, например, право на искусственное прерывание беременности, но в США его реализации приходится добиваться каждый раз заново.

Феминизм «на своих условиях»

Вывод один: борьба за гендерное равноправие что в США, что в Швейцарии отнюдь не завершена. В прошлом 2017 году швейцарские избиратели отвергли предложение включить в трудовое законодательство положение о предоставлении отцам оплачиваемого отпуска по уходу за новорожденным. Дискриминация при трудоустройстве, неравенство в оплате труда и сексуальные домогательства остаются ключевыми проблемами в обеих странах.

Маргрит Цинггелер отмечает и другие «проблемные сферы», такие, как обязательная военная служба только для мужчин и легализованная в Швейцарии проституция. И тем не менее: можно ли говорить о том, что женское движение за равные права переживает эпоху «четвертой волны»? Совершенно очевидно, что сегодня оно по формам борьбы заметно отличается от того, что было еще даже четверть века назад.

Оно, скорее, обращает теперь внимание уже не на букву, но на дух закона, на то, каким образом законодательство реализуется на практике. Как говорит Сильвия Бинджели, «в Швейцарии, возможно, нет голливудских звезд, выступающих в защиту прав женщин, как в США, но зато тут есть, например, активное, деятельное сообщество женщин-предпринимательниц, интеллектуалов и созидательниц, пример которых вдохновляет новое поколение женщин на то, чтобы не копировать чужие образцы, но действовать по-своему и на своих условиях».

В опубликованном в 2014 году эссе «Мы все должны быть феминистамиВнешняя ссылка», писательница из Нигерии Чимаманда Нгози Адичие (Chimamanda Ngozi Adichie) утверждает, что быть феминисткой/феминистом — значит признавать тот факт, что «с существующей на данный момент гендерной ситуацией есть проблемы, и что нам необходимо решать их, добиваться большего. Все мы, женщины и мужчины, должны добиваться большего».

Равные шансы Закон о гендерном равенстве: в теории и на практике

Как бороться с гендерным неравенством? Опыт Швейцарии говорит, что с этой целью можно принять хороший закон, только этого мало!

Что предусматривает закон? И что на деле?

«Федеральный закон о равноправии женщин и мужчин» («Bundesgesetz über die Gleichstellung von Frau und Mann» / «Loi fédérale sur l’égalité entre femmes et hommes») вступил в силу 1 июля 1996 года. Закон прямо запрещает любые формы дискриминации мужчин и женщин, как прямые, так и косвенные. 

Применяется во всех сферах профессиональной деятельности. Непосредственно затрагивает такие сферы, как, например, порядок приема на работу, получение образования, выплата заработной платы. Предусмотрены меры противодействия сексуальным домогательствам на рабочем месте. 

Процедура обращения в кантональные суды по искам в связи с нарушениями положений «Федерального закона о равноправии женщин и мужчин» должна быть бесплатной. Фирмы и организации обязаны принимать меры по защите истцов, например, от увольнений в качестве ответных репрессий.

По данным швейцарского федерального Ведомства статистики (BfS) в Швейцарии работающая в частном секторе экономики женщина в возрасте от 40 до 49 лет получает в среднем 5 757 швейцарских франков в месяц (примерно 400 тыс. рублей, с учетом обменного курса по состоянию на январь 2016 года). Мужчины же, находящиеся на такой же позиции, получают в среднем 7 312 швейцарских франков (примерно 500 тыс. рублей).

Как показывает статистика, среди молодых работников эта разница минимальна, но затем она начинает расти в соответствии с возрастом. На примерно 60% такая ситуация объясняется объективными факторами, в частности, необходимостью для женщин делать паузу в карьере, связанную, например, с рождением детей, после чего, возвращаясь на работу, они объективно отстают и обладают меньшим опытом и поэтому вынуждены некоторое время довольствоваться меньшим заработком.

Однако на 40% такое положение является следствием иных причин, и здесь власти страны поставили перед собой задачу выяснить их природу и разработать методы, которые позволили бы обеспечить закрепленное в конституции право на равную оплату за равный труд.

Конец инфобокса


Перевод с английского и адаптация: Евгений Мамонтов, swissinfo.ch

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта









Teaser Longform The citizens' meeting

Teaser Longform The citizens' meeting

The citizens' meeting