Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Наркомания


«Героиновая программа спасла мне жизнь»


Автор: Габи Оксенбайн (Gaby Ochsenbein)


 (Reuters)
(Reuters)

Программа предоставления героина «безнадежным наркоманам» существует в Швейцарии уже 20 лет. В числе её участников - Эвелин, наркоманка с 30-летним стажем. Программа позволила ей не только остаться в живых, но и «нормально существовать и работать».

«Вы знаете, наверное, я всегда была такой чувствительной недотрогой и уже в детстве отличалась очень «тонкой кожей». Но на самом деле, когда тебя захлестывают нефильтрованные эмоции, а у тебя нет никакой возможности защититься, то это какой-то кошмар», — говорит 55-летняя Эвелин Г. (Evelyn G).

Неустойчивая психика привела к тому, что уже в подростковом возрасте она начала злоупотреблять алкоголем. «На вкус он мне совершенно не нравился, но вот его воздействие мне было очень по душе», — говорит она. Потом настала очередь попробовать амфетамины, кокаин и героин. «Мне становилось просто ужасно плохо, но героин давал мне ощущение тепла и уюта. Кроме того, мне удавалось лучше контактировать с людьми вокруг меня, потому что героин создавал между мной и миром необходимую дистанцию».  

Вот уже без малого 20 лет Эвелин является участником «Программы контролируемого медикаментозного распространения наркотиков для людей, страдающих тяжелой наркозависимостью» («Heroingestützte Behandlung» — «HGB»). В настоящее время по всей Швейцарии участниками такой программы являются примерно полторы тысячи человек. Свою «дозу» веществ, на которых она «сидит» уже половину своей сознательной жизни, Эвелин получает с Берне в специальном «Офисе контролируемой раздачи наркотиков» («Kontrollierte Drogenabgabe» — «Koda»).

Каждый день ей выдают в общей сложности примерно 400 миллиграмм чистого героина, раствор которого она, — утром и вечером, — потребляет внутривенно под присмотром специально обученных социальных работников. Поделать с этим уже ничего нельзя, ее организм больше не может жить без героина. А потому Эвелин убеждена, что если бы не программа «HGB», то ее давно бы уже не было на этом свете.

Эвелин выросла с двумя младшими сестрами в кантонах Берн и Ааргау. Ее отец был врачом, мать преподавала физкультуру и музыку. Закончив среднюю школу Эвелин уехала на год в Лондон работать «бэбиситтером», и именно там, в Лондоне, она в возрасте 19-ти лет и попробовала в первый раз кокаин, героин и «speed». «Мне было очень интересно, наркотики я воспринимала не в качестве бегства от действительности, но как возможность ощущать себя совершенно иначе»

Вернувшись в Швейцарию, она получила специальность медицинской сестры, сдала экзамен на получение федерального аттестата зрелости и начала изучать германистику в Университете Берна. В то время она принимала кокаин все чаще и чаще. «От героина я отказалась, сказав себе „нет“, потому что я представляла, какие опасности с ним связаны».

Когда Эвелин было 27 лет, ее мать заболела и умерла затем после болезни, продолжавшейся пять месяцев. Это событие перевернуло всю ее жизнь. «Без героина я просто не пережила бы то жуткое время прощания с любимым человеком. Ведь именно к моменту ее болезни у нас более или менее наладились отношения, мать впервые начала хоть немного хвалить меня». К алкоголю Эвелин была тогда совершенно равнодушна, чего нельзя было сказать о героине и кокаине.

Забросив учебу в Университете, она нашла себе работу в книжном магазине в Берне. Потом в Цюрихе, в тот самый момент, как полиция разогнала печально известный по всей Европе «Игольный парк», Эвелин получила работу в солидной антикварной лавке у Главного вокзала. «Торговля шла на ура, но работа там была сопряжена с огромным каждодневным стрессом. Поэтому свой обеденный перерыв я, как правило, тратила на то, чтобы добыть новую дозу. Я уже тогда была зависима, хотя «по вене» я еще регулярно «не ставилась».

Дойти до дна

Чем дальше, тем больше времени Эвелин проводила на заброшенной железнодорожной станции «Леттен» («Letten»), куда после «зачистки» привокзального «Игольного парка» в Цюрихе переместилась основная масса практикующих наркоманов.

Она почти перестала спать, была постоянно в бегах, но при этом вечно опаздывала. В возрасте 34 лет она начала, наконец, потреблять наркотики при помощи внутривенных инъекций. Зарабатывала Эвелин неплохо, но такой образ жизни быстро привел её на грань финансового банкротства, что не удивительно. Тогда за грамм героина надо было выложить 400 франков (14 тыс. рублей), сегодня — в четыре раза больше.

Очень скоро она начала подворовывать деньги из кассы. Оборот у лавки был неплохим, и долгое время постоянная недостача никому в глаза не бросалась. Однако потом из кассы пропала сразу выручка за целую неделю — и все вылезло наружу. «Наконец-то! Я даже испытала какое-то облегчение, хотя стыдно мне было так, что описать невозможно... Я просто никого не хотела видеть, и поэтому три дня я просто пропадала на вокзале „Леттен“. Грязная я была — как свинья какая-то... Денег у меня не было, работы и квартиры — тоже...»

Там-то ее и нашли потом отец с сестрой. Целый месяц Эвелин прожила на квартире отца, под постоянным наблюдением. Казалось бы, ситуация начала выправляться, она даже нашла возможность пройти курс антинаркотической терапии в одной из бернских клиник, но больше четырех дней там она не выдержала. Потом была вторая попытка — которая кончилась полным поражением еще быстрее, уже на третий день.

«Тогда у нас была эпоха, скажем так, „покаяния и очищения“. Героин приобрел репутацию дьявольского зелья, наркозависимые люди были почти что преступниками и были обязаны, в глазах общества, отрабатывать свою вину. Сегодня, слава Богу, мы в этом плане продвинулись намного дальше». Попытку избавиться от наркотической зависимости Эвелин предприняла, по ее же собственным словам, только ради семьи, чтоб угодить отцу. «Однако я еще не была готова покинуть мир наркотиков, мне нужно было сначала дойти до самого дна...»

Уйдя из дома, она жила на улицах Берна, Золотурна, Биля, спала в ночлежках. Ту эпоху в своей жизни она называет «Tour de Suisse» («Швейцарский тур» с намёком на известную велогонку). Чтобы заработать денег на дозу, она изредка занималась проституцией, или же просто воровала то, что ей нужно, у других наркозависимых. Никакого контакта с отцом и сестрами у нее не было. Однако ни в Цюрихе, около вокзала, ни в Берне, под боком у здания федерального парламента, нигде она не ощущала себя как дома.

Вскоре в Берне открылся офис по контролируемой раздаче наркотиков наркозависимым людям. Одной из первых пациенток этой программы стала Эвелин. К тому моменту она весила не более 45 килограмм. Однако теперь ей не надо было бегать по всему городу в поисках дозы. Поэтому она начала постепенно приходить в себя.

Жизнь ее стала более или менее упорядоченной, она стала снимать квартиру вместе с еще несколькими людьми, у нее появилась постоянная занятость, сначала в рамках специализированных проектов для наркозависимых. Через два года она уже смогла снять себе отдельную квартиру.

«В этой квартире я проживаю вот уже 18 лет, и жизнь моя настолько стабильна, что мне даже скучно иногда становится». Все в порядке у нее и на трудовом фронте. Вот уже много лет она работает в ресторане, владельцем которого является его же трудовой коллектив.

«Участие в героиновой программе практически исключило из моей жизни «побочное» потребление наркотиков, полных «провалов» в моей жизни, как это было раньше, больше не происходит», — говорит Эвелин. Контакты с отцом и сестрами вновь приобрели регулярный характер. «Вместе с сестрой я, наверное, впервые в жизни ощутила, что у меня есть настоящая семья. Даже мой брат тоже подобрел и относится ко мне теперь совсем иначе...»

У Эвелин есть даже друзья, она много читает и хочет однажды записать компакт-диск с сочиненными ею песнями. «Жизнь моя в целом вполне в порядке, несчастной я себя назвать никак не могу, пусть даже временами на меня наваливается чувство полного одиночества, что, с другой стороны, вполне логично, иного, наверное, ожидать и нельзя... В моей-то ситуации...»

Оглядываясь назад, Эвелин говорит, что, с учетом всей ее наркотической предыстории, жизнь ее протекает так, и должно быть, хотя, конечно есть и решения, которые она бы теперь принимать не стала. «Жизнь, как говорится, такова, какова есть, и больше никакова... Я ни о чем не желаю, хотя и натворила я немало и много друзей потеряла». Она примирилась со своей нынешней ситуацией, видя в ней и очевидную положительную сторону, а именно, финансовую независимость и отсутствие необходимости жить за счет социальной помощи.

«Героин — часть моей жизни, но я не хотела бы, что бы меня как целостную личность сокращали только до этого одного фактора, пусть даже шансы на окончательное избавление от этой зависимости у меня очень и очень невелики».

Героиновая статистика

На данный момент в Швейцарии существует 22 официальных места контролируемой раздачи наркотиков по рецептам. Большинство из них находятся в немецкой Швейцарии, а на франкоязычную часть страны приходится только один такой офис в Женеве. Два офиса раздачи героина находятся при исправительно-трудовых учреждениях.

В 1994 году в «Программе контролируемого медикаментозного распространения наркотиков для людей, страдающих тяжелой наркозависимостью» («Heroingestützte Behandlung» — «HGB») участвовало 400 человек. Два года спустя таких насчитывалось уже примерно одна тысяча, затем ситуация стабилизировалась на уровне 1 500 человек. В 2012 году в данной программе участвовало 1 578 человек, из них 391 человек — женщины.

В 1994 году 77,5% лиц, получавших героин по рецептам, были моложе 35 лет. В 2011 году этот показатель составил только 17,4%. В 2012 году средний возраст лиц, участвовавших в программе контролируемой раздачи наркотиков, находился на уровне 42,2 лет. Разброс возрастов в целом может простираться от 20 до 75 лет.

Начиная с 2005 года в Швейцарии в среднем в год новыми участниками этой программы становились от 100 до 150 человек. Их средний возраст составлял 37,4 года. Половина таких пациентов участвует в программе по меньшей мере 2,5 года, примерно 20% — до 15 лет.

Среди новичков 75% не состоят в браке, женаты или замужем только 8%. Доля женщин достигает 20-25%. Доля иностранцев, участвующих в программе контролируемой раздачи наркотиков, составляла в 2000 году 12%, в 2011 году — 18%. Сейчас в Швейцарии доля иностранцев в общем населении страны составляет 23%. Доля ВИЧ-позитивных участников программы в последние годы остается стабильной на уровне 10-15%.

Источник: Schweizer Institut für Sucht- und Gesundheitsforschung


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров., swissinfo.ch



Гиперссылки

×