Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Около науки


Борьба Швейцарии с нарушениями этических норм в науке


Автор: Дженни Вурц (Jeannie Wurz)*


Нарушения научной этики в рамках научных публикаций — это сейчас проблема воистину мирового масштаба.  (Keystone)

Нарушения научной этики в рамках научных публикаций — это сейчас проблема воистину мирового масштаба. 

(Keystone)

До недавнего времени в Швейцарии не велось систематической борьбы с нарушениями этических норм в процессе публикации результатов научных исследований. Но теперь все должно измениться. В апреле 2015 года Высшая техническая школа Цюриха заявила о начале служебного расследования в отношении одного из своих профессоров. В качестве причины была названа появившаяся информация о научной недобросовестности, допущенной этим ученым в целом ряде своих научных статей. 

Речь идет о профессоре биологии, в адрес которого на интернет-форуме «PubPeer» были выдвинуты анонимные обвинения в некорректном использовании иллюстративного материала в научных статьях, при публикации которых он выступал в качестве соавтора. По данным французского «Национального Центра научных исследований» («CNRS»/«НЦНИ»), выступившего одним из спонсоров этого ученого и его работы, речь идет примерно о 30 публикациях с неверно или некорректно использованными иллюстрациями.

По сообщению ВТШ от 9 апреля 2015 года для рассмотрения обвинений, которые с января 2015 года высказывались на форумах «PubPeer» и «RetractionWatch», была создана специальная комиссия. Однако, до тех пор, пока расследование не завершится, давать какую-то оценку происшедшему вуз не будет. Так заявила порталу swissinfo.ch пресс-секретарь ВТШ. Параллельно НЦНИ проводит своё собственное независимое расследование.

Глобальная проблема

Нарушения научной этики — это сейчас проблема воистину мирового масштаба. Она простирается от «плагиата» (использования текста другого автора в собственных работах без указания источника) и «присвоения авторства», «фальсификаций» и «подлогов» (например, когда данные отбираются с целью подтверждения гипотезы исследователя или же целенаправленно искажаются в желаемом направлении), а также «фабрикаций», то есть «формирования массивов данных заведомо ложных, но подогнанных под нужды данного исследования», вплоть до «конфликта интересов», когда фирма финансирует проект или продукт, который она сама потом собирается предлагать на рынке. 

И это лишь несколько возможных видов нарушений научной этики. На самом деле способов научного мошенничества гораздо больше. В Европе, например, один из самых громких случаев фальсификации в научных публикациях был связан с именем немецкого анестезиолога Иоахима Болдта (Joachim Boldt). После длительного расследования его лишили профессорского звания и уволили с поста главного анестезиолога клиники города Людвигсхафен (Германия). Кроме того, из научных журналов изъяли 88 из 102-х опубликованных им статей. Судя по всему, И. Болдт подделывал данные в своих материалах начиная с 1999 года.

Швейцарские стандарты

С 2004 года в Высшей технической школе Цюриха существует документ, в котором расписана поэтапная процедура рассмотрения случаев нарушений норм издательской и исследовательской этики.

В нём говорится, что все научные работники вуза «при проведении исследований должны придерживаться таких принципов, как честность, ответственность и самокритика». Кроме того, ВЕШ «обязана провести расследование по каждому отдельному обвинению в ненадлежащем научном поведении».

Аналогичный документ существует и в Федеральной политехнической школе Лозанны. Он регламентирует принципы подготовки, проведения, изложения результатов и оценки расследования случаев плагиата, подлога и т.д..

Этот документ касается всех, кто занимается исследовательской деятельностью в вузе, включая преподавателей, научных сотрудников, аспирантов, студентов, а также всех учёных с гостевым статусом.

Швейцарский Национальный научный фонд (SNSF) является ведущей в стране структурой, распределяющей научные гранты.

В 2013 году фонд инвестировал 819 миллионов швейцарских франков (859 миллионов долларов США) в оказание финансовой поддержки различным научно-исследовательским проектам.

У фонда также существует набор руководящих принципов по борьбе с нарушениями этических норм в науке со стороны соискателей и получателей грантов.

В 2009 году международным научным сообществом был проведён всеобъемлющий мониторинг ситуации в сфере научных фальсификаций сразу в целом ряде стран. Целью проекта было опросить ведущих учёных о том, как они относятся к проблеме научной недобросовестности. В итоге примерно 2% учёных признали, что хотя бы однажды у них бывали случаи ненадлежащего поведения, включая фабрикацию, фальсификацию или искажение данных или результатов исследования. Ещё 34% сознались в применении прочих сомнительных практик в своих научных работах.

Так что же всё-таки толкает учёных идти на подлог и тем самым ставить под угрозу свою карьеру? «Как и в любой другой сфере — например в спорте, где часто возникают проблемы с применением допинга — люди просто хотят быть лучшими в своём деле», — говорит Мирьям Курно (Mirjam Curno), эксперт из Лозанны, занимающийся вопросами соблюдения научной этики в области публикации результатов научных трудов.

По ее мнению, очень часто ученые допускают нарушения с тем, чтобы быстро добиться каких-то результатов и позитивно выглядеть в глазах фондов, предоставляющих средства на проведение исследований, вузовских экспертно-оценочных комиссий и комитетов по содействию профессиональному продвижению.

«Ученые постоянно испытывают давление, связанное с подъемом по карьерной лестнице. Им нужно думать о том, как заполучить финансирование, а работают они в основном на краткосрочных контрактах, сроки действия предоставляемых им грантов регулярно истекают, кроме того, они конкурируют между собой в стремлении получить постоянную преподавательскую ставку при университете, а таких ставок, гарантирующих более или мене постоянный доход, сейчас крайне мало. И все это может привести к мысли о том, что можно было бы, ради "благого дела", немного "подтасовать" факты или приукрасить результаты исследований».

Как быть с «грешниками»?

Часто ли в Швейцарии приходится сталкиваться с этическими нарушениями в научных публикациях? «Не чаще, чем в других странах», — говорит профессор права Курт Зеельман (Kurt Seelmann), по совместительству председатель комиссии швейцарского Национального научного фонда (SNF) по вопросам соблюдения научной этики. «Тем не менее, как мы видим, проблема существует. Нам приходится расследовать немало сомнительных случаев».

Научный обман, по всей видимости, возник вместе с самой наукой. Однако Швейцария никуда и никогда не спешит без надобности, вот почему научно-исследовательские учреждения в этой стране лишь совсем недавно начали разрабатывать нормативы и методики борьбы с таким неприглядным явлением, как научный подлог. «До 2009 года у нас не существовало официальных алгоритмов расследования такого рода ситуаций», — говорит Сюзан Киллиас (Susan Killias), главный юрисконсульт Федеральной политехнической школы Лозанны (EPFL). «Я работаю здесь уже с 2000 года, и до указанной даты мы подобными проблемами не занимались».

Комиссия швейцарского Национального научного фонда по вопросам соблюдения научной этики («Kommission für wissenschaftliche Integrität des SNF») была создана только в 2013 году. Почему? «Конечно, нарушения научной этики имели место задолго до создания комиссии, и такие случаи всегда тщательно расследовались. Тем не менее, мы решили, что в наше время настала пора обеспечить системный подход к этой проблематике, и что нужно, поэтому, создать специальную комиссию, которая бы занималась такими вопросами на постоянной основе», — говорит Курт Зеельман.

Свою роль сыграла и позиция университетов, научных журналов и учреждений, финансирующих научные исследования, которые начали сами принимать меры по борьбе против подлогов и обманов в статьях и докладах, не дожидаясь, как говорится, «указаний сверху». «Мы глубоко убеждены в том, что наказание — это лишь одна сторона медали, гораздо важней — профилактика таких нарушений», — говорит Сюзан Киллиас. 

«На нашем сайте или посредством электронной почты мы стараемся регулярно напоминать учёным об их ответственности в плане соблюдения научной этики. Результаты не заставили себя ждать. В период после 2009 года, когда Федеральная политехническая школа Лозанны разработала и ввела в действие официальную процедуру расследования случаев ненадлежащего поведения ученых, в этом вузе было зафиксировано всего лишь несколько прецедентов. 

Как выявить ложь в научной публикации?

Федеральная политехническая школа Лозанны и Швейцарский Национальный научный фонд делают ставку на специальные компьютерные программы, которые могут проверить представленную к публикации рукопись статьи или доклада на наличие плагиата.

Эти программы проверяют уникальность текста, сравнивая его с уже опубликованными материалами, доступными в интернет-архивах.

«В наше время распознать плагиат довольно несложно, так как большую часть научных работ можно найти в свободном доступе интернете», — говорит Мирьям Курно. «Есть даже программы, которые помогают выявить несоответствия и статистически неправдоподобные данные».

В три из них были непосредственно вовлечены профессора EPFL, причём в двух из этих случаев расследование не привело к конкретным результатам. Кроме того, у нас также было зарегистрировано ещё три или четыре случая с участием лиц, не имевших отношения к нашему вузу», — рассказывает Сюзан Киллиас. «Если учесть, что ежегодно мы публикуем около 2 тыс. научных статей, то такая квота может считаться показателем относительно благополучным».

Обмен информацией

Очень важно, чтобы научному учреждению, столкнувшемуся с возможным нарушением норм научной этики, была оказана квалифицированная поддержка. Немаловажную роль в этом плане играет основанный в Великобритании международный «Комитет по этике научных публикаций» («Committee on Publication Ethics» — «COPE»), в деятельности которого принимают участие почти 10 тыс. издателей и научных редакторов со всего мира.

Комитет предоставляет практические рекомендации и источники дополнительной информации, например, наглядные схемы, содержащие пошаговые инструкции для редакторов, столкнувшихся с вопросами нарушения этики научных публикаций. Кроме того, «COPE» ведёт постоянно обновляемую базу данных, содержащую информацию о рассмотрении реальных случаев подлогов и прочих нарушений из практики научных журналов.

«Часто приходится случаи этических нарушений, с которыми сталкиваются редакторы, передавать на рассмотрение в соответствующие научно-исследовательские учреждения», — говорит Мирьям Курно, член правления «Комитета по этике научных публикаций». Чтобы помочь совместной работе редакторов и издателей в расследовании таких случаев, COPE разработал методические рекомендации по сотрудничеству между научно-исследовательскими учреждениями и научными журналами.

Что касается обмена информацией, то в Швейцарии с этим не всегда всё просто, отчасти из-за её федеративного устройства. «Со стороны SNF никаких проблем с этим нет. Мы можем и запрашивать и предоставлять ему информацию. Однако университеты, а они в Швейцарии находятся на балансе кантонов, часто не уполномочены передавать нам соответствующую информацию», — говорит Курт Зеельман.

Следует отметить, что в Швейцарии ситуация с соблюдением этических норм в науке сравнительно благополучна, хотя это и не означает, что нарушений тут нет совсем. Поэтому, по мнению Мирьям Курно, «очень важно, чтобы у научно-исследовательских учреждений была заранее заготовлена методика, позволяющая как эффективно и беспристрастно расследовать случаи плагиатов и подлогов, так и чётко и ясно доносить до учёных факт самого наличия таких методик и процедур. Порой уже одно это способно в корне изменить ситуацию».

*Примечание: с 2009 по 2012 годы автор данного материала Дженни Вурц (Jeannie Wurz) работала в должности редактора выпускаемого COPE информационного бюллетеня «Ethical Editing».


Перевод с английского и адаптация: Екатерина Филеп

×