Парламентские выборы-2015 Тим Гульдиманн — швейцарский супер-дипломат идет в политику


Автор:
Ариан Жигон (Ariane Gigon)
, г. Цюрих


Тим Гульдиманн (Tim Guldimann), наверное, самый известный швейцарский дипломат, намерен сделать политическую карьеру.

Тим Гульдиманн (Tim Guldimann), наверное, самый известный швейцарский дипломат, намерен сделать политическую карьеру.

(Keystone)

Тегеран, Чечня, Украина, Балканы, Берлин — таковы этапы «большого пути» Тима Гульдиманна, авторитетного швейцарского дипломата. В конце мая он завершил свою внешнеполитическую карьеру, и вот теперь с прекрасным результатом избрался в Национальный совет, большую палату федерального парламента от Социал-демократической партии кантона Цюрих. Его цель – представлять интересы швейцарских граждан, постоянно проживающих за рубежом.

Журналист опаздывает, но Тим ГульдиманнВнешняя ссылка устроился на стуле в небрежно-расслабленной позе и не выказывает ни малейшего признака раздражения. Он выглядит тем, кем на самом деле и является: светским человеком, который одинаково уверенно движется вперед как по гладким, а порой и скользким дворцовым паркетам международной дипломатии и высокой политики, так и по размокшей глине в местах боевых действий.

«Ничто нас не может вышибить из седла», — его невербальная коммуникация не дает ни малейшего повода усомниться в этом. И это первое, что бросается в глаза. А между тем в сентябре этого года Тиму Гульдиманну исполнится 65 лет. Каждый его день расписан буквально по минутам, хотя «при встрече он производит впечатление человека, которому совершенно нечем заняться», — отмечает швейцарский журналист Жозе Рибо (José Ribeaud), который сейчас заканчивает редактировать книгу интервью со швейцарским топ-дипломатом.

За плечами у Тима Гульдиманна карьера уважаемого университетского профессора. Он прекрасно владеет несколькими языками. Уточнить их количество он отказывается, предлагая удовлетворится ироничным: «Я много языков выучил и много уже позабыл». Но его французский просто идеален.

На этой фотографии, сделанной швейцарским МИД, показан конвой с гуманитарной помощью из Конфедерации на блок-посту на востоке Украины. 

Однако настоящий журналист — он всегда еще немного следователь, поэтому если мы хотим все-таки по достоинству и адекватно оценить степень принадлежности этого неординарного человека к славному сообществу «граждан мира», то для начала нужно бросить хотя бы самый общий взгляд на его извилистую дипломатическую карьеру.

Итак, в его активе наверняка должен быть испанский язык, а иначе как бы ему удалось провести несколько лет в Южной Америке (Чили, Мексика), изучая экономику этого региона. Затем, скорее всего, он владеет шведским, поскольку материалы для написания своей диссертации он собирал в Стокгольме.

И конечно же, русский — ведь у него в послужном списке несколько командировок в СССР. Затем арабский, которым он овладел за два срока работы в Каире, а также персидский — без него должность посла в Тегеране, которую он занимал с 1999 по 2004 гг., была бы ему не по плечу. «Вот персидский-то я как раз уже и забыл», — уточняет сам Тим Гульдиманн.

В результате успешной посреднической миссии во время первой чеченской войны в качестве главы Группы Содействия ОБСЕ в Чеченской республике, а затем по итогам двух аналогичных миссий в Хорватии и Косово, Тим Гульдиманн совершенно заслуженно заработал в глазах журналистов со всего мира репутацию «звезды дипломатии».

Когда в прошлом году тогдашний президент Швейцарской Конфедерации, ее министр иностранных дел, а по совместительству и председатель ОБСЕВнешняя ссылка Дидье Буркхальтер направил Т. Гульдиманна в Украину в качестве посла по особым поручениямВнешняя ссылка, газеты были едины в том, что он опять оказался «нужным человеком в нужном месте и в нужное время».

Кандидат в кантональный парламент

В годы своей студенческой юности Тим Гульдиманн симпатизировал идеям марксизма, но, по его собственным словам, он никогда не имел никаких связей с какой-нибудь партией или организацией, напрямую отстаивавшей бы идеи ортодоксального коммунизма. Ну, может быть, кроме левацкого «Комитета защиты чилийской культуры» в Цюрихе! А так он вот уже более 30 лет является членом швейцарской Социал-демократической партии, называя себя, правда, человеком скорее «социал-либеральных» убеждений.

И еще он не считает себя личностью, пришедшей в политику со стороны, этаким «варягом», сразу занявшим высший пост без трудного подъема по всем ступенькам политической карьерной лестницы. «По возвращении в Швейцарию в 1982 году из очередной загранкомандировки я десять лет занимался политической работой в Берне на уровне первичных организаций и даже был кандидатом в парламент кантона Берн», — говорит этот чистокровный уроженец Цюриха, города, где он родился, вырос и получил в 1974 году после учебы в местном университете диплом экономиста. Даниэль Фрай (Daniel Frei), председатель цюрихской организации партии социал-демократов, уточняет:

«Для нас Тим Гульдиманн далеко не „варяг“, но для политических кругов Цюриха он, конечно же, будет новой фигурой. Ведь он никогда не занимал выборных городских должностей. Ему еще придется утвердить себя и укрепить свои позиции, в том числе и в собственных партийных рядах. Мы-то как раз понимаем, что человек с такими личными качествами, такой широкой эрудицией и богатым опытом, несомненно станет для партии вообще и для нашего избирательного списка в частности, замечательным приобретением. Но не нужно сбрасывать со счетов и голоса, задающие вопрос, а может ли постоянно живущий в Берлине посол на пенсии стать хорошим швейцарским политическим деятелем?»

«Швейцария находится во власти иллюзий»

И в самом деле, даже после избрания в парламент Швейцарии Берлин, скорее всего, так и останется местом постоянного проживания как для Тима Гульдиманна, так и для его супруги, журналистки германского информационного еженедельного издания «Шпигель», и обеих его дочерей 13-ти и 14-ти лет. Наверное, такой выбор оправдан уже с точки зрения нынешних интересов посла Гульдиманна, связанных с Россией и Ираном.

«Кроме того, я должен буду активно представлять и отстаивать интересы 750-ти тысяч швейцарцев, постоянно проживающих за рубежом. И делать это удобнее именно в немецкой столице. Моя жена-немка уже получила швейцарское гражданство, у наших дочерей также двойное гражданство, да и вообще, я очень привязан к Берлину», — рассказывает дипломат. 

Между дипломатией и профессорской кафедрой

Тим Гульдиманн родился в 1950 году в Цюрихе. Изучал экономику в Чили, Мексике, Швеции.

С 1976 по 1979 гг. работал в немецком Штарнберге, в Институте Макса Планка, одним из руководителей которого был тогда всемирно известный немецкий философ Юрген Хабермас (Jürgen Habermas).

В 1976 году опубликовал научную работу «Die Grenzen des Wohlfahrtsstaates. Am Beispiel Schwedens und der BundesrepublikВнешняя ссылка» («Границы социального государства на примере Швеции и ФРГ»),

В 1979 году защитил в Университете Дортмунда докторскую диссертацию на тему «Политика шведского государства на рынке труда и занятости».

В период с 1979 по 1981 гг. осуществил ряд научных поездок в Москву, Ленинград и Новосибирск, а также в Лондон и Нью-Йорк.

С 1982 года работает в министерстве иностранных дел Швейцарии. С 1991 по 1995 гг. курирует переговоры Швейцарии с Европейским союзом на предмет заключения договора о сотрудничестве в сфере научных исследований. Преподает в университетах Берна, Цюриха и Фрибура.

Во время первой чеченской войны руководит Группой Содействия ОБСЕ в Чеченской республике. Вел переговоры по прекращению огня. Затем возглавлял миссию ОБСЕ в Хорватии.

С 1999 по 2004 годы работает на должности посла Швейцарии в Иране, представляя, в том числе, американские интересы в этой стране.

Его попытки способствовать восстановлению дипломатических отношений между Соединенными Штатами и Ираном успехом не увенчались.

В период с 2004 по 2007 гг. вел преподавательскую деятельность в ряде европейских университетов.

В 2007 году возглавляет миссию ОБСЕ в Косово в качестве специального посланника генерального секретаря ООН.

С мая 2010 года работает на должности посла Швейцарии в Берлине. Этот пост он покинул в конце мая 2015 года.

В 2014 году работал послом ОБСЕ по особым поручениям в Украине.

18 октября 2015 года стал депутатом Национального совета, большой палаты федерального парламента Швейцарии.

За все, правда, приходится платить: такое «германофильство» стоило Т. Гульдиманну хороших отношений с тогдашним министром иностранных дел Швейцарии Мишлин Кальми-Ре, которая, в результате, не стала назначать его на должность посла в Израиле. Однако все это вовсе не означает, что Тим Гульдиманн сознательно отказался от исконных «швейцарских ценностей». Так, он был и остается убежденным защитником и поборником швейцарского культурного разнообразия. Он уверен, что приоритет, который отдается сегодня английскому языку в средних школах немецкоязычных кантонов в ущерб национальным языкам страны (а таких в Швейцарии четыре), является большой ошибкой.

С какими идеями и проектами он намерен появиться в Берне? «Мне бы очень хотелось соединить опыт, накопленный мной на международной арене, с особенностями национальной политики, которая, на мой взгляд, отчаянно нуждается сейчас в более открытой перспективе. Наша страна тешит себя иллюзиями, она уверена, что благоприятное будущее ей гарантировано. Но если нас выкинут с европейского рынка, то ситуация может очень быстро измениться к худшему.

Следует срочно сделать всё возможное для качественного укрепления нашего национального консенсуса там, где речь идет об отношениях с Европой, потому что в противном случае Брюссель будет очень неохотно вести переговоры по тем или иным базовым соглашениям, зная, что даже подписанный документ легко может быть поставлен под вопрос швейцарскими избирателями, не имеющими перед глазами четкой перспективы на европейском направлении. Нам давно пора запустить какой-то большой политический проект с тем, чтобы сделать развитие швейцарской европейской политики более или менее предсказуемым».

Конкуренты не дремлют!

Тут, правда, нужно кое-что уточнить. Тим Гульдиманн вовсе не подвергает сомнению народные права и прямую демократию, но он жестко критикует практику, в рамках которой им отдается однозначный приоритет перед механизмами правового государства. «Если мы считаем, что народное волеизъявление — превыше всего, то тогда нам нужно ставить на голосование и каждое решение Федерального суда в Лозанне», — подчеркивает он, стараясь показать, с его точки зрения, всю абсурдность подобной логики.

Написав в свое время диссертацию на тему основных положений и особенностей шведского подхода к формированию политики на рынке труда, Тим Гульдиманн прекрасно понимает, что сильный швейцарский франк является очень неблагоприятным макроэкономическим фактором, но он совершенно не мешает Швейцарии и дальше идти по пути инноваций. И тут есть еще что улучшить!

«Мы считаем себя чемпионами мира по инновациям, выделяя на их поддержку всего 3% от ВВП. При этом одна только немецкая федеральная земля Баден-Вюртемберг, непосредственный сосед Швейцарии, на эти цели отчисляет 5,1% своего валового продукта. Конкуренты не дремлют! Именно поэтому нам нужно не только дебатировать о том, как можно было бы снизить стоимость труда в нашей стране, но и предпринимать конкретные шаги в плане увеличения степени нашей инновационной конкурентоспособности. И между прочим, без иностранных специалистов швейцарцам придется сразу распрощаться со своими замечательными вузами».

Сотрудник МИД тоже гражданин!

В парламент Т. Гульдиманн избрался от партии социалистов, и очень вероятно, что этот фактор, особенно в сочетании с его прямолинейностью в высказывании и отстаивании собственных убеждений, отнюдь не облегчит ему депутатскую деятельность.

Консервативный лагерь на другом конце политического спектра взял швейцарского топ-дипломата «на карандашВнешняя ссылка» еще в 1997-ом году, когда его оппоненты из право-популистской «Швейцарской народной партии» (SVP/UDC) впервые направили в адрес Федерального совета, правительства страны, парламентский запрос с критикой Т. Гульдиманна.

С тех пор депутаты от этой партии регулярно желают знать, почему Федеральный департамент (министерство) иностранных дел разрешает одному из своих сотрудников публично выражать личные критические мнения по поводу тех или иных аспектов швейцарской внутренней политики.

Ответ, который дает на эти запросы правительство, как правило, всегда выглядит одинаково, а именно, дипломаты тоже граждане страны, и они имеют право высказывать свое личное мнение по любым вопросам до тех пор, пока это не отражается на их работе, в рамках которой они обязаны строго следовать государственной линии. Но выйдя вечером из офиса, они становятся обычными гражданами, со всеми вытекающими...

«Дипломат и самолет»

Одним из тех, кто постоянно писал на Т. Гульдиманна доносы в правительство, был является депутат-«народник» Кристоф Мёргели (Christoph MörgeliВнешняя ссылка), выборы 18-го октября с треском проигравший. «Нам не нужны избранники народа, всю жизнь проработавшие на чиновничьих должностях в федеральных органах исполнительной власти. Таких среди депутатов и так достаточно», — говорит он, подчеркивая, что парламенту требуются люди со знаниями в области экономики, люди, знающие непосредственную жизнь страны, ремесленники, торговцы, домохозяйки, если хотите, те самые «кухарки», которые в Швейцарии и в самом деле управляют государством.

«Я боюсь, что у Тима Гульдиманна слишком завышенные ожидания относительно результатов своего труда в парламенте, он думает, что сможет изменить сразу и многое. Это иллюзия. Проблемой для него может стать и тот факт, что он представляет швейцарцев за рубежом и сам является таковым. Никто ничего не имеет против них, но ведь он не занимается текущей политикой и не имеет соответствующего опыта», — был убежден Кристоф Мёргели.

А между тем Тим Гульдиманн уже смотрит на часы. Увы, время, отведенное на интервью, истекло. Он поднимается со своего места и сразу становится заметным его очень немаленький рост. Ему нужно спешить в аэропорт, чтобы успеть на ближайший берлинский рейс. Многие, кстати, упрекают его еще и за это пристрастие к авиационному транспорту, негативно влияющему на окружающую среду.

Однако Даниэль Фрай берет Гульдиманна под защиту: «Что поделать — дипломаты и самолеты есть две вещи нераздельные. Редко кому из сотрудников МИД удается добиться положительного экологического баланса, ну может быть, только тем, кто вообще никуда не выходит из кабинета. Но Тим Гульдиманн... Он не из таких».


Перевод с французского языка и адаптация: Людмила Клот

×