Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Портрет дипломата


Настойчивый миротворец, закаленный кризисами


Автор: Габи Оксенбайн (Gaby Ochsenbein), г. Берн


 Доступно на 3 других языках  Языки 3
Гюнтер Бехлер (Günther Bächler) в роли участника полумарафона «Казбеги» на высоте 1700-2235 метров в Кавказских горах Грузии. Будучи опытным дипломатом, он всегда предпочитает четко проложенный маршрут и ясную цель в перспективе.  (zVg)

Гюнтер Бехлер (Günther Bächler) в роли участника полумарафона «Казбеги» на высоте 1700-2235 метров в Кавказских горах Грузии. Будучи опытным дипломатом, он всегда предпочитает четко проложенный маршрут и ясную цель в перспективе. 

(zVg)

Вот уже несколько десятилетий основным родом деятельности Гюнтера Бехлера является разрешение межгосударственных и политических конфликтов. Сложные миссии только подстегивают его, заряжают энергией. Бывший Чрезвычайный и Полномочный посол Швейцарии в Грузии, опытный дипломат, переговорщик и посредник, с января 2016 года Гюнтер Бехлер работает на должности специального представителя ОБСЕ на Южном Кавказе. 

Когда в середине 2015 года срок его посольских полномочий в Грузии завершился, 63-летний дипломат вообще-то официально должен был уйти на пенсию. Но затем на его адрес из Германии, которая в текущем году председательствует в ОБСЕ, пришел запрос с предложением стать специальным уполномоченным Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе по Южному Кавказу. Швейцария проявила к этому предложению свой интерес, Гюнтер Бехлер взял основательную паузу для размышлений и, наконец, принял решение согласиться с новым назначением.

«В прошлом году я уезжал из Грузии буквально со слезами на глазах. А теперь новая должность даст мне возможность сохранить прежние контакты. Я знаю регион, а это большое преимущество». По словам Гюнтера Бехлера, его новое назначение было положительно воспринято в высших политических кругах Грузии.

На свой новый пост Г. Бехлер заступил только в начале января 2016 года, однако за прошедшее столь небольшое время он уже успел объехать весь подведомственный ему регион и наладить личные контакты с людьми, с которыми ему предстоит иметь дело в рамках проходящих в Женеве регулярных консультаций по безопасности и стабильности в Закавказье.

Со многими из них он уже успел познакомиться раньше, еще в бытность свою послом в Грузии. «Это очень напряженная и трудная работа, в том числе и в физическом плане. Чтобы выдержать такую нагрузку нужно всегда быть в хорошей спортивной форме», — говорит опытный дипломат.

Обостренное чувство справедливости

Гюнтер Бехлер слывет настойчивым, и даже местами упрямым переговорщиком, но при этом дипломатом, которому можно доверять. Самого себя он считает человеком с обостренным чувством справедливости, помноженным на стремление добиваться сразу всего и желательно быстро.

«Я хочу, чтобы ситуация людей, живущих у (пограничной) колючей проволоки, изменилась к лучшему, причем быстро, я не желаю ждать, пока самый последний клерк поймет, наконец, какой безусловной ценностью является мир. Невозможно все вечно откладывать в долгий ящик, действовать нужно активно, работать надо креативно», — подчеркивает уроженец Базеля Гюнтер Бехлер.

Наверное, он знает, о чем, говорит, если учитывать, что за плечами у него нелегкая работа на должности посла по особым поручениям в рамках мирного урегулирования в Непале, а затем и в Дарфуре. Непальский эпизод он считает на данный момент вершиной своей карьеры. И в самом деле, задача усадить за стол переговоров маоистских повстанцев и правительство Непала считалась «невыполнимой миссией».

Но Гюнтер Бехлер с этой задачей справился. В итоге довольно непростые и жесткие переговоры закончились в 2006 году подписанием мирного соглашения между конфликтующими сторонами. «Успех вызвал у меня неописуемое чувство счастья, сравнимое с ощущениями, которые я испытал после победы на полумарафоне в горах Грузии», — говорит он.

Природное чутье и тактический талант

В молодости Гюнтер Бехлер изучал историю искусств, но уже во время своей учебы в Берлине он быстро понял, что на самом деле сердце его принадлежит конфликтологии, то есть теории и практике урегулирования межгосударственных конфликтов. После учебы он в течение 12 лет руководил Швейцарским миротворческим фондом Swisspeace, разрабатывал модели профилактики и предупреждения конфликтов, преподавал основы миротворческого посредничества и охотно выезжал на место событий всякий раз, когда предстояло проверить теорию практикой.

Гюнтер Бехлер

Родился в 1953 году в Базеле.

Изучал в родном городе историю искусств, а также политологию, историю и международные отношения в Свободном Университете в Берлине (FU Berlin).

1988 — 2000 гг. — руководитель Швейцарского миротворческого фонда Swisspeace

2005 — 2007 гг. — сотрудник Политической дирекции МИД Швейцарии, спец-посланник в рамках процесса мирного урегулирования в Непале.

После подписания мирного договора работал с ноября 2007 года в посольстве Швейцарии в Хартуме, курируя конфликт в Дарфуре.

В 2010 — 2015 гг. — посол Швейцарии в Грузии.

С января 2016 года — представитель ОБСЕ на Южном Кавказе.

Автор ряда публикаций в области теории и практики урегулирования межгосударственных конфликтов.

Его последняя работа «Building Democracy» («Выстраивая демократию») была написана перед окончанием его полномочий посла Швейцарии в Грузии.

Достаточно накопив и практического, и теоретического опыта, Гюнтер Бехлер охотно делится им со всеми, кому требуется соответствующая поддержка. «Нужно всегда помнить, что конфликты происходят между людьми, потому и нужно, прежде всего, апеллировать именно к ним. Всегда следует выслушивать все стороны конфликта, сознательно создавая атмосферу доверия и сохраняя репутацию действительно «честного маклера», — говорит он.

«Необходимо одинаково общаться со всеми, не ставя никого в привилегированную позицию, но при этом всегда следует сразу же четко разъяснять и озвучивать свою собственную ценностную позицию. Я не пассивен, однако я не спешу судить или осуждать, позволяя себе, разве что, делать что-то вроде внутренних заметок». Такого рода позиция в целом отражает подход Швейцарии к своей посреднической деятельности, начало которой принято относить ко времени франко-германской войны 1871 года, а точнее, с эпизода осады Парижа прусскими войсками.

Тогда, напомним, будучи дуайеном (старейшиной) дипломатического корпуса блокированного города, швейцарский посланник Иоганн Конрад Керн (Johann Konrad Kern, 1808 – 1888) успешно реализовал несколько миротворческих миссий, впервые закрепив в международном сознании образ Швейцарии как нейтральной страны, предоставляющей «добрые услуги». Так что в своей работе Гюнтер Бехлер вполне может опираться на очень солидные традиции и опыт швейцарского дипломатического посредничества.

«Швейцария в принципе ведет диалог с каждым, кто хочет провести найти-таки мирное, ненасильственное, решение того или иного конфликта. Разговаривать можно даже с террористами, такими, как организация «Хамас». Вот только с ИГИЛ разговаривать невозможно, потому что так называемое «Исламское государство» в принципе не настроено на переговоры, не желая формально быть одной из сторон конфликта».

Принуждение к миру?

Исходя из того, что долговременное и устойчивое решение конфликта при помощи силы оружия недостижимо, он, все-таки, положительно в свое время оценил военную операцию НАТО в рамках косовского конфликта в 1999 году. Почему? «Принимая во внимание учиненные Сербией массовые депортации албанского населения из Косово, я счел тогда военное вмешательство уместным, даже несмотря на отсутствие мандата ООН, просто потому, что альтернатива тут была только одна — очередной геноцид».

Касаясь войны в Сирии, Гюнтер Бехлер рисует мрачную картину и подчеркивает, что сейчас на Ближнем Востоке Запад оказался перед практически неразрешимой дилеммой. «В долгосрочной перспективе здесь есть только одно решение, а именно, Организация Объединенных наций должна была бы осуществить военное вмешательство силами собственного, хорошо вооруженного миротворческого контингента, причем свое „добро“ на такую операцию должен был бы дать Генеральный секретарь ООН. Но для осуществления такого плана нужны механизмы, которых пока нет».

Дискредитация прямой демократии

Отвечая на вопрос о том, кто является для него образцом в истории дипломатии, Гюнтер Бехлер с восхищением указывает, в частности, на канцлера ФРГ Вилли Брандта (Willi Brandt, 1913 — 1992) и его «серого кардинала» Эгона Бара (Egon Bahr, 1922 — 2015), так называемых архитекторов «немецкой восточной политики», которым в 1970-х гг. удалось добиться заметной разрядки напряженности, существовавшей между ФРГ и СССР, и между Западом и Варшавским пактом в целом.

С не меньшим уважением он отзывается и о таких «мужественных и прямодушных» швейцарских политиках, как Рут Дрейфус (Ruth Dreifuss) и Мишлин Кальми-Ре (Micheline Calmy-Rey), оставивших заметный след в истории швейцарской дипломатии. Много чего он почерпнул и у великого швейцарского драматурга и писателя Фридриха Дюрренматта (Friedrich Duerrenmatt, 1921 — 1990), в своей известной речи в 1990 году назвавшего швейцарцев одновременно и тюремщиками, и заключенными в «тюрьме» по имени Швейцарская Конфедерация. Современную же швейцарскую интеллектуальную элиту дипломат оценивает весьма и весьма скептически.

«Сейчас в обществе практически не ведется широкой дискуссии по вопросу о том, как нам реорганизовать нашу политическую систему. Всё сейчас подвергается порой совершенно неоправданной политизации, вместо консенсуса в Швейцарии во все большей степени побеждает логика поляризации и противостояния. Мне очень странно видеть, как народные законодательные инициативы постепенно превращаются в инструмент партийной борьбы, в результате чего дискредитации подвергается сама швейцарская модель непосредственного народоправства, столь оправдавшая себя в прошлом».

Не только деньги  

Чему он научился, поработав в Грузии, какие жизненные уроки извлек? Подумав, Гюнтер Бехлер отвечает, что для него сейчас совершенно ясно, что ВВП или общий объем общественного богатства являются не единственными критериями, позволяющими оценить качество жизни в данном социуме. «В отличие от Швейцарии Грузия, например, это очень бедная страна, и тем не менее у нее есть много качеств, достойных упоминания».

Речь идет, прежде всего, по его мнению, о «динамичном развитии общества, об открытости этой страны, о ее богатой и разносторонней культуре. В Швейцарии же, напротив, многое определяется исключительно деньгами, не говоря уже о том, что царящая здесь самая настоящая законодательная эпидемия, постоянное стремление для всего тут же придумывать свой закон, зачастую ставят под вопрос творческую свободу и индивидуальность отдельной личности. В Грузии же, как говорится, „еще закон не отвердел“, а потому там я ощутил наличие куда больших степеней свободы, чем у себя на родине».

Представитель ОБСЕ на Южном Кавказе

Будучи представителем действующего председателя ОБСЕ, министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера (Frank-Walter Steinmeier), Гюнтер Бехлер занимается главным образом конфликтами вокруг поддерживаемых Россией мятежных грузинских регионов Абхазия и Южная Осетия.

Четыре раза в год он принимает участие в международных консультациях по безопасности и стабильности в Закавказье в Женеве, ездит в конфликтные регионы, регулярно посещает как Тбилиси, так и Москву.

В рамках его мандата находятся, кроме того, конфликт между Арменией и Азербайджаном вокруг Нагорного Карабаха, а также вопросы обеспечения общеевропейской безопасности в свете украинского кризиса и аннексии Крыма. 


Перевод на русский и адаптация: Юлия Немченко, под ред. Игоря Петрова.

×