Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Религия и жизнь


Должна ли школа быть религиозно нейтральной?


Автор: Габи Оксенбайн (Gaby Ochsenbein)


Школа и религия: там, где встречаются светская и духовная сферы, конфликты почти неизбежны. Должны ли девочки-мусульманки носить в школе платки? Должны ли на стенах классных комнат висеть распятия? Недавно всю Швейцарию взбудоражила новость о том, что две школы в кантоне Люцерн оборудовали у себя специальные молитвенные комнаты для школьников-мусульман.

Должны ли школьники исламского вероисповедания иметь возможность молиться в перерывах между занятиями в специально выделенных и оборудованных помещениях? Единства мнений на этот счет в Швейцарии пока нет. (Keystone)

Должны ли школьники исламского вероисповедания иметь возможность молиться в перерывах между занятиями в специально выделенных и оборудованных помещениях? Единства мнений на этот счет в Швейцарии пока нет.

(Keystone)

Одни эксперты считают такой шаг оправданным прагматическим решением, для других сама идея «комнат тишины» изначально противоречит светским принципам, лежащим в основе системы швейцарского образования. Усложняется проблема и тем, что в Швейцарии вопросы школьного обучения являются прерогативой субъектов федерации (кантонов). 

Но для начала вернемся в Люцерн. Что же там произошло? С этим вопросом мы обратились к министру образования кантона Рето Виссу (Reto Wyss). «Дело в том, что школьники расстилали свои молитвенные коврики где угодно, в коридорах и на лестничных клетках. Школьное руководство больше не захотело терпеть такое положение и выделило специальные, очень скромные комнаты, где каждый из школьников мог молиться согласно своему канону», — указал министр в разговоре с порталом swissinfo.ch.

В ходе разговора у нас создалось впечатление, что ему уже просто надоело постоянно оправдываться и объяснять мотивы такого решения. Министр подчеркивает, что похожие помещения уже существуют на вокзалах, в аэропортах и университетах, где они уже доказали свою необходимость и где против них никто не протестует. Кроме того, молодежь — в основном из семей иммигрантов — может молиться в таких помещениях только после обязательных уроков. Кантональные же власти рассматривают такую возможность в качестве вклада в укрепление общего социального мира, в строительство своего рода моста между культурами и религиями. 

Как говорит Рето Висс, склонность исповедовать и практиковать свою религию мальчики очень часто испытывают именно в подростковом возрасте. «Возможно, школа и не лучшее место для открытой религиозности, но возникает вопрос, надо ли все это запрещать? Наша основная цель — обеспечить наилучшую интеграцию молодых людей из семей мигрантов. Мы хотим вовлечь их в школьную жизнь, мотивировать их к новым достижениям. А если мы будем что-то запрещать и тем самым вытеснять их за пределы школьного социума, то ни одной из поставленных целей мы не достигнем».

С другой стороны, толерантности ожидает министр и от тех, кто не принадлежит к христианским конфессиям, например, в том, что касается празднования Рождества и других религиозных праздников, обычных для католического Люцерна. Рето Висс убежден, что «сближение должно идти с обеих сторон, каждый должен пройти свою половину пути». Время покажет, будут ли «молитвенные комнаты» существовать в школах и дальше. «Мы оценим ситуацию через несколько месяцев и решим, как поступать, причем закрытие комнат также рассматривается в качестве возможного варианта».

«Ислам — часть Швейцарии»

Рифаат Ленцин (Rifa’at Lenzin), исламолог и арабист, ведущая сотрудница авторитетного аналитического «Межконфессионального научного центра», считает, что ничего плохого в школьных молитвенных комнатах нет, особенно, когда в них действительно существует необходимость.

"Ислам давно стал частью Швейцарии, бесполезно закрывать глаза на этот факт." 

На вопрос, как относиться к тому, что это новшество было введено в ситуации, когда у многих в результате продолжающегося миграционного кризиса появился страх перед терактами и укрепилось чувство общей незащищенности, она отвечает, что в целом ничего контрпродуктивного она в этом не видит, хотя при этом, наверное, все-таки не следует раздувать из всего этого «дело государственной важности».

«Ислам давно стал частью Швейцарии, бесполезно закрывать глаза на этот факт», — говорит женщина-ученый, дочь пакистано-швейцарских родителей. Она также подчеркивает, что в Швейцарии никогда в отличие от Франции не существовало стопроцентно светской модели школьного образования и что здесь существует своего рода «доброжелательный секуляризм», отводящий религии в системе общественных отношений довольно заметное место.

«Противодействуй в начале!»

Элхам Манеа (Elham Manea), политолог из Университета Цюриха, понимает, чем руководствовались власти в Люцерне, устраивая «молитвенные комнаты», а именно, стремлением найти практическое решение существующей проблемы. В то же время она предупреждает: «Речь идет о том, как нам теперь всем вместе существовать в ситуации, когда религия стала источником конфликтов? Мы не должны закрывать глаза на политический и фундаменталистский ислам — да и вообще на фундаментализм в целом».

Она напоминает об опыте Великобритании, где с 1960-х годов в школах с исламским большинством мусульмане сначала требовали обустройства молитвенных комнат, а затем стали настаивать на введении раздельного обучения для мальчиков и для девочек. «И вот теперь перед Британией стоит сложнейшая задача, а именно, поиск инструментов и решений, которые помогли бы поставить под контроль существующие в стране исламистские партии и течения. Интеграция там просто провалилась, ни о каком мультикультурном обществе говорить теперь в принципе нельзя. Монокультурные, закрытые параллельные общества стали британской реальностью.

Поэтому, как писал Овидий, „противодействуй в начале“, то есть действуй, пока не поздно и пока проблема не приобрела запущенных форм. Особенно это важно помнить с учетом того, что теперь уже и некоторые другие кантоны Швейцарии намерены с оглядкой на Люцерн пойти по британскому пути и организовать в школах молитвенные комнаты. Так что тут нам надо быть очень осторожными», — подчеркивает Э. Манеа, обладательница двойного швейцарско-йеменского гражданства.

«Религия — дело частное»

Шарлотта Петер (Charlotte Peter), преподавательница средней школы в одном из районов Цюриха, население которого отличается довольно пестрым национальным составом, подтверждает, что в адрес городских властей уже поступило несколько ходатайств с просьбой дать разрешение на организацию молитвенных комнат. «Но у нас в Цюрихе религия считается частным делом, а школа является религиозно нейтральной территорией. И этого принципа мы намерены придерживаться и впредь».

В ее классе практически все ученики происходят из семей мигрантов, более половины их них — мусульмане. Время от времени вопросы религии так или иначе возникают, например, когда праздник Рамадан приходится на время школьных экскурсий или спортивных соревнований. «Будучи образовательным учреждением, мы на это не обращаем никакого внимания: школьные мероприятия, будь то уроки, экскурсии или соревнования, являются обязательными для всех». В случае возникновения каких-то проблем школа старается наладить диалог и с учениками, и с родителями, и решение, как правило, найти всегда удается. «Тем более, что большинство семей, дети из которых ходят в нашу школу, исповедует просвещенный ислам, и лишь немногие придерживаются консервативных течений», — замечает Шарлотта Петер.

Элхам Манеа уверена, что открытым проявлениям религиозности не место в общественных школах. «Однако это не имеет ничего общего с какими-то попытками ассимиляции или с нашим подходом к процессам общественной интеграции мигрантов. Религия является частным делом — и так и должно быть. В школу дети ходят для того, чтобы изучать общие для всего социума ценности, такие, например, как гражданские права. Да и к тому же Пророк Мухаммад говорил: «Кто забудет об [обязательной] молитве, тот пусть совершит ее, когда вспомнит», то есть вполне можно быть хорошим мусульманином, даже имея «гибкий график» молитв».

"Не следует недооценивать влияния имамов и разного рода проповедников. Они прекрасно понимают, что делают." 

«Я считаю, что тут речь идет о совсем другом, что требования организовать молельные комнаты содержат в себе все признаки исламистской идеологии. Не будем забывать, что подростки в период полового созревания весьма лабильны и легко поддаются влиянию, они хотят бунтовать и провоцировать. И в этом смысле нельзя недооценивать как влияние интернета и размещенных там экстремистских видео, так и разного рода проповедников и имамов — все они точно знают, что делают».

Интеграция и толерантность

Рифаат Ленцин считает, что у образовательных учреждений сейчас нет другого выбора, кроме как смириться с фактом культурного многообразия в современном обществе. «При этом речь вовсе не идет о том, чтобы что-то кому-то „милостиво“ разрешать. Под интеграцией и толерантностью я понимаю готовность к диалогу и компромиссам со всех сторон, тем более, что жесткая и безоговорочная ассимиляция всё равно не работает, порождая только сопротивление и конфликты».

Элхам Манеа рассуждает иначе и считает, что решение организовать молитвенные комнаты является следствием ложно понятой толерантности. «Опасение прослыть расистом или исламофобом приводит к неправильным решениям. При этом захотели бы школьники-христиане молиться в коридорах, этого бы никто никогда не допустил. Так что не следует к мусульманам относиться как-то по-особенному».

Единственное, с чем согласны оба эксперта, так это с тем, что с учетом интересов других конфессиональных групп в школах необходимо активно преподавать и практиковать национальное культурное наследие, которое, в том числе, включает в себя также и религиозные аспекты. «Учащиеся, например, должны иметь возможность брать „выходные“ во время своих крупных религиозных праздников», — считает Э. Манеа.

Рифаат Ленцин выступает за прагматизм: «Если в классе 90% школьников не являются христианами, то нет смысла разучивать с ними Рождественские песни, потому что для такого хора просто не найдется достаточного количества хористов. А вот о значении этого религиозного праздника с ними вполне можно было бы и поговорить. С другой стороны, во время Рамадана надо уделять особое внимание детям, которые соблюдают пост, потому что в такое время они быстрее устают и менее эффективно усваивают материал», — убеждена Р. Лецин.

Нужен ли общешвейцарский подход?

По мнению Элхам Манеи, было бы полезно, если бы для всех общественных школ в Швейцарии были разработаны четкие правила, регулирующие, в том числе, и порядок решения религиозных вопросов. «Без такой помощи со стороны федерального центра учителя и школы, которые часто перегружены работой, чувствуют себя беспомощными и покинутыми».

Со своей стороны, Шарлотта Петер подтверждает, что в наши дни профессия учителя стала гораздо более сложной и трудоемкой. Одна из причин этого — превращение современного швейцарского общества в сложно структурированную мультикультурную среду. «Не так-то просто формировать в классе благоприятную атмосферу, в рамках которой происхождение и культурные особенности не имеют никакого значения, да еще и передавать при этом детям все необходимые для жизни навыки — это и физически, и морально очень тяжелая работа».

Шарлотта Петер также считает целесообразной идею разработки и принятия общешвейцарских школьных правил. «Нам необходим некий общий знаменатель, в том числе и в подходах к различным культурам и религиям. И в любом случае вырабатывать такой знаменатель — отнюдь не задача школ и учителей». В Швейцарии, однако, образование является делом кантонов, и от своих полномочий и компетенций в сфере организации школьного процесса они просто так не откажутся. 

Не запрещать, но воспитывать!

Как считает Федеральный суд в Лозанне, в настоящее время в стране нет предпосылок, которые оправдали бы введение «всеобщего запрета на ношение головных платков в общедоступных общественных школах».

Это решение суд принял в декабре 2015 года, встав таким образом на сторону 14-летней школьницы-мусульманки и ее родителей, живущих в городе Санкт-Маргретен (St. Margrethen), кантон Санкт-Галлен. Школьнице было разрешено и дальше присутствовать на занятиях в головном платке.

По мнению суда, запрет на ношение головного платка нельзя оправдать ни соображениями школьной дисциплины, ни принципами свободы совести, ни ссылками на необходимость обеспечения гендерного равноправия.

Судьи также отметили, что ношение платка нельзя расценивать в качестве религиозной пропаганды. Не нашли они и признаков того, что родители оказывают на девочку давление и заставляют ходить в школу в платке против ее воли.

Они указали также, что не в традициях Швейцарии заниматься вытеснением религиозных символов из общественной сферы, оставляя для вопросов религии исключительно частную жизнь.

«Школам следует не запрещать религиозные символы, но более активно воспитывать у школьников чувство терпимости», — указал суд.

(Источник: швейцарское агентство новостей sda)


Перевод с немецкого и адаптация: Надежда Капоне.

×