Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Сельское хозяйство


Неоднозначные пестициды: спасение или яд?


Автор: Шанталь Бритт (Chantal Britt).


 (Keystone)
(Keystone)

Новые ограничения на применение пестицидов, введенные недавно в Швейцарии с целью защитить от вымирания местные популяции пчел, окажут неоднозначное влияние не только на крупные швейцарские концерны, занимающиеся формированием посевного фонда, такие, как «Syngenta», но и в целом на будущие перспективы производства продуктов питания в Европе.

Каждый год в мае огромные поля рапса во Франции, Германии и Великобритании окрашиваются в ярко-желтые тона. Одни только германские фермеры выделяют под рапс полтора миллиона гектаров сельхозплощадей, получая на выходе в чистом остатке примерно пять миллионов тонн этой ценной биомассы.

Ценна она потому, что в последние годы это сырье все более активно используется для производства масла, биологического топлива и кормов. Рапсовое масло является в Германии не только излюбленными кулинарным ингредиентом. Каждый год в городе Штернберг (Sternberg), что в федеральной земле Мекленбург-Передняя Померания, проходит яркий праздник цветения рапса, привлекающий тысячи туристов.

Не случайно, поэтому, что именно этот субъект федерации является сейчас в Германии основным производителем рапса. Одним из фермеров, специализирующимся на этом виде биомассы, является Вольф-Диттмар Феттер (Wolf-Dietmar Vetter). Он очень гордится своими бескрайними желтыми полями, на которые так любят смотреть туристы и прочие приезжие.

Однако в последнее время его одолевают тяжкие сомнения и раздумья, связанные со слухами, из которых следует, что скоро в ЕС могут повсеместно запретить применение пестицидов на основе никотино-содержащих веществ. Принадлежащие ему рапсовые угодья под Штернбергом достигают площади в 600 га, и без средств химической борьбы с вредителями его посевы станут легкой добычей таких насекомых-вредителей, как долгоносик, блестянка рапсовая или галлица капустная.

«Конечно, нас беспокоит то, что происходит, потому что мы не знаем, чего нам ждать в следующем году», — говорит В.-Д. Феттер. «Мы не можем пока просто взять и отказаться от обработки нашего посевного материала пестицидами, поcкольку считаем, что именно решение является оптимальным с экологической точки зрения. И если введут мораторий, то нам придется перейти на другие, менее эффективные вещества, а это означает необходимость более частого их применения в ущерб природе».

Спор о пестицидах

Вещества из группы неоникотиноидов были в свое время первыми элементами, разрешенными к широкому применению с целью обработки посадочного материала, что позволяло обеспечивать систематическую и полноценную защиту растений от вредителей на всех стадиях их развития и роста.

Недавно власти ЕС и Швейцарии ввели временный двухлетний мораторий на применение веществ из вышеупомянутой группы в отношении некоторых видов сельскохозяйственных растений. Данное решение было принято на основании информации, в соответствии с которой в отдельных регионах Европы наблюдалась массовая гибель целых популяций пчел из-за блокировки систем ориентации у этих насекомых ядовитыми пестицидами.

В качестве главного «виновного» часто называют вещество тиаметоксам. Однако по данным концерна «Syngenta» данное вещество применяется для обработки посадочных семян или в качестве опрыскивателя листьев, и не наносит усердным пчелам никакого видимого вреда.

Жак Буржуа (Jacques Bourgeois), директор «Швейцарского крестьянского объединения» опасается, что власти ставят всю проблематику «с ног на голову», запрещая пестициды еще до получения однозначных доказательств их ядовитости и вредности для пчелиных популяций.

Швейцарские ученые-пчеловоды, такие, как Петер Галльман (Peter Gallmann) из «Швейцарского центра пчеловодства» («Schweizer Zentrum für Bienenforschung») приветствуют мораторий, требуя от правительства предпринять дополнительные усилия для расследования причин массовой гибели пчел в стране. По глубокому убеждению таких ученых, пестициды являются важнейшим фактором, приводящим к гибели пчел.

Озабоченные производители

В конце апреля текущего года Европейский союз заявил о введении с декабря 2013 года моратория на применение в сельском хозяйстве всех неоникотиноидов (то есть таких веществ, как имидаклоприд, тиаметоксам). Утверждается, что эти субстанции очень токсичны для насекомых, но практически безопасны для млекопитающих.

Тем не менее, власти ЕС намерены ввести этот мораторий со ссылкой на ущерб, который наносит данный тип веществ популяциям пчел. Организации пчеловодов и экологические организации, такие, как «Greenpeace», приветствуют данное решение. Однако есть тут и иное мнение.

Вольфганг Фогель (Wolfgang Vogel), председатель германского «Союза поддержки разведения масло- и протеиносодержащих растений» («Union zur Förderung von Öl- und Proteinpflanzen» — «UFOP») указывает на то, что данный мораторий негативным образом затронул бы практически все площади, отданные в Германии под рапс.

Он предупреждает, что данная мера может привести к тому, что рапс, это в высшей степени полезное растение, может оказаться потерянным для европейского сельского хозяйства. Для швейцарских фермеров данный вопрос также имеет субстанциональное значение. «Именно применение пестицидов обеспечивает нам современный уровень урожайности», — подчеркивает Маркус Риттер (Markus Ritter), председатель «Швейцарского крестьянского объединения» («Schweizerischer Bauernverband» — «SBV»).

«В Швейцарии нет практически ни одного вида семян или рассады, для которых не было бы найдено какого-либо пригодного решения в плане экологически продуманной химической защиты от вредителей. Если запретить применение неоникотиноидов, то не останется ничего другого, как перейти к постоянному и частому опрыскиванию посадок другими веществами. А это будет означать, что страдать будут все -- и правые, и виноватые, и организмы, и насекомые», — подчеркивает он.

Для швейцарских фермеров, ведущих свои хозяйства в долине Рейна недалеко от Санкт-Галлена, мораторий на применение неоникотиноидов стал бы «большой проблемой», — говорит Урсина Гальбузера (Ursina Galbusera), ответственная в «SBV» за вопросы, связанные с разведением технических растений. «Мы опасаемся, что в результате моратория многие фермеры просто откажутся от разведения определенных культур, например, кукурузы», — подчеркнула она.

С другой стороны, пчелы, как известно, занимаются опылением растений, и если в результате применения пестицидов пчелы вымрут, то это также станет угрозой для сельского хозяйства региона, — напомнил М. Риттер, который сам вот уже 30 лет является заядлым пчеловодом. 

Речь идет о большем

Швейцарский агропромышленный концерн «Syngenta» со штаб-квартирой в Базеле является самым большим в своей отрасли предприятием в мире с годовым торговым оборотом до 13,3 млрд. франков. По его оценкам, запрет или временный мораторий на использование неоникотиноидов приведет к снижению оборота компании как минимум на 100 млн. франков в год. Компенсировать эти убытки будет возможно — но только частично.

Для чисто химических же компаний речь идет о гораздо большем. Не исключено, что за время двухлетнего моратория фундаментальная наука вплотную займется веществами из группы неоникотиноидов с целью либо окончательно освободить их от всяческих подозрений в ядовитости, либо вынести им окончательный приговор и добиться их запрета навечно. Негативный вотум ученых может поставить многие химические компании на грань банкротства.

Промышленное лобби, отстаивающее интересы производителей средств химической борьбы с сельскохозяйственными насекомыми-вредителями, указывает, что такого рода запрет нанесет серьезный ущерб европейскому благосостоянию на сумму как минимум в 17 миллиардов евро, лишив доходов от фермерства и крестьянской деятельности по меньшей мере один миллион человек.

Безопасность в поле

Инсектициды (от лат. insectum — насекомое и лат. caedo — убиваю) — это химические препараты для уничтожения вредных насекомых. Инсектициды очень различны по своему химическому составу. Не исключено, поэтому, что их применение наносит вред и так называемым «нецелевым» организмам, попавшим, что называется, под горячую руку и воевать против которых никтио не планировал.

Об этом напоминает Оливье Феликс (Olivier Félix), руководитель Отдела средств химической защиты растений (Fachbereich Pflanzenschutzmittel) в швейцарском федеральном Ведомстве по делам сельского хозяйства (Bundesamt für Landwirtschaft — BLW).

Синтезируя новые инсектициды, швейцарские производители должны убедительно доказывать, что их препараты не содержат в себе неучтенных скрытых рисков для «нецелевых» организмов. По словам О. Феликса, «BWL» проверяет не сами препараты, но предоставленные документы.

Критерии допуска, однако, сегодня стали гораздо строже, чем еще несколько лет назад, подчеркивает чиновник. Так, зачастую «BWL» требует от производителей организации дополнительных лабораторных исследований и тестов. В противном случае препарат практически не имеет шансов попасть на рынок.

«Проверяя критерии допуска того или иного препарата на рынок, мы смотрим не только на степень его реальной токсичности. Мы должны, кроме всего прочего, гарантировать, что препарат в целом не представляет собой неприемлемого риска для окружающей среды. С этой целью мы проводим своего рода военные игры на картах, проигрывая наихудшие сценарии и оценивая степень риска, исходящего от данного препарата», — подчеркивает далее О. Феликс.

За последние 20 лет власти ЕС подвергли проверке примерно тысячу видов инсектицидов и пестицидов. Две трети этих препаратов были потом изъяты с рынка, поскольку затраченные на их производство инвестиции не имели шансов на амортизацию из-за низкого уровня спроса на эти препараты.

Такие нерадостные прогнозы содержатся, например, в исследовании, которое было проведено по заказу швейцарских компаний «Bayer» и «Syngenta». Влияние негативных факторов, связанных с запретов пестицидов из группы неоникотиноидов на торговые обороты данных компаний будут пренебрежимо малыми только до тех пор, пока запрет будет оставаться действенным для стран ЕС, — предупреждают авторы вышеупомянутого исследования.

«Непосредственное влияние (запрета) на объемы продаж компании „Syngenta“ будет поначалу невелико, однако существуют серьезные сомнения, связанные с возможным введением такого запрета в глобальном масштабе, пусть даже пока такая перспектива оценивается как весьма маловероятная», — говорит Мартин Шрайбер (Martin Schreiber), аналитик из банка «Zürcher Kantonalbank».

По оценкам М. Шрайбера, такие синтезированные на основе тиаметоксама препараты, как «Actara» или «CruiserMaxx», обеспечивают сейчас компании «Syngenta» торговый оборот примерно на уровне одного миллиарда франков в год. Для того, чтобы найти этим препаратам достойную замену, потребуется инвестировать немалое количество денег и времени, — уверен этот аналитик.

При всем богатстве выбора...

Даже по мнению самой компании «Syngenta», поиск достойных альтернатив вышеуказанным препаратам станет «серьезным вызовом». Это подтвердил недавно официальный представитель компании Даниэль Брэкстон (Daniel Braxton).

Только разработка и синтезирование главного действующего вещества для нового препарата может стать проектом стоимостью до 200 миллионов франков. Для реализации таких начинаний «Syngenta» задействует по меньшей мере 2 500 ученых, проводя не менее 25 тыс. полевых испытаний и тестов. В среднем же от синтезирования нового действующего вещества до его официального выхода на товарный рынок может пройти от восьми до десяти лет.

«Конечно, разрабатывать пестициды задача куда более простая и быстро решаемая», — указывает М. Шрайбер. На медикаменты уходит гораздо больше времени и усилий. Кроме того, рынок пестицидов регулируется не так сильно, как рынок обычных лекарств. Однако, по сути, проблема одна и та же: любое новое действующее вещество скрывает в себе потенциальную угрозу в смысле нанесения ранее неучтенного ущерба все равно кому — людям или растениям с птицами. Именно поэтому так важно соблюдать самые строгие меры предосторожности.

Оливье Феликс (Olivier Félix), руководитель Отдела средств химической защиты растений (Fachbereich Pflanzenschutzmittel) в швейцарском федеральном Ведомстве по делам сельского хозяйства (Bundesamt für Landwirtschaft — BLW), проинформировал, что за последние годы Конфедерация отозвала лицензии на использование по меньшей мере 124 препаратов из 450-ти веществ, появившихся в качестве новинок на рынке в период с 2005 года. Многие из этих запрещенных веществ, как теперь предполагается, вовсе не были вредными или особенно ядовитыми.

Но сегодня для возврата допуска на использование этих веществ требуются новые доказательства, — подчеркивает О. Феликс. В частности, власти требуют по каждому веществу представить объемное досье, в котором были бы перечислены и проанализированы все возможные последствия применения данного вещества во всех мыслимых дозировках и для всех возможных затронутых контрагентов (людей и животных). Компания «Syngenta», например, предоставляет в надзорные органы по каждому новому веществу досье в объеме от 80 до 100 стандартных скоросшивателей.

В результате всех этих процедур и требований в последние годы пестициды стали куда более надежными, безопасными и менее вредными для окружающей среды, — отмечает О. Феликс. Однако в глазах широкой общественности вещества этой группы до сих пор сохранили в высшей степени негативный оттенок, воспринимаясь в качестве чуть ли не абсолютного яда для экологии.

По мнению этого эксперта, потребители часто забывают, что вещества по защите семенного фонда применяются именно для того, чтобы в итоге повысить качество конечной сельхозпродукции. Видимая на прилавках супермаркетов качественная продукция не могла бы быть выращена без невидимой помощи, оказываемой фермерами своим растениям в их вечной борьбе против вредителей, — резюмирует О. Феликс.


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров., swissinfo.ch



Гиперссылки

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×