Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Учеба в Швейцарии


В швейцарских вузах все больше английского


Автор: Джеральдин Вонг Сак Хой


Швейцарские вузы и университеты переживают ренессанс английского языка. (Keystone)

Швейцарские вузы и университеты переживают ренессанс английского языка.

(Keystone)

Студенты швейцарских университетов всё еще чаще выбирают учебные программы на английском языке. Особенный интерес у них вызывает англоязычная магистратура. С чем это связано?

В течение всего первого года учебы в магистратуре Бернского университета Клаудио Куммли (Claudio Kummli) и его товарищи посещали лекции по климатологии, которые читались на английском языке. И это несмотря на то, что как для студентов, так и для профессора родным языком был... немецкий. «Конечно, учиться на немецком было бы гораздо проще», — признается Клаудио Куммли. «Стоит немного устать — и начинаешь с трудом во всем разбираться. Но таковы правила: учебная программа у нас на английском языке», — добавляет он.

В университетах Швейцарии английский язык занимает все более заметные позиции. По данным «Конференции ректоров швейцарских университетов» («CRUS») количество учебных программ на английском языке растет в вузах страны от года к году, в особенности это касается тех, кто претендует на получение квалификации магистра. В области естественных наук курсы на английском существуют уже на протяжении, по меньшей мере, целого поколения студентов. Однако в последнее время английский язык заметно укрепил свои позиции и в сфере социальных и гуманитарных наук.

Сабина Шаффнер (Sabina Schaffner), эксперт по языковой политике в области высшего образования, руководит «Языковым центром» при «Высшей технической школе Цюриха» (ETHZ) и при цюрихском Университете. По ее мнению, учебные программы на английском языке способны привлечь в швейцарские университеты и вузы дополнительное количество студентов и молодых ученых из-за границы.

«В Швейцарии, стране без ископаемых ресурсов, образование и научные исследования входят в число фундаментальных ценностей», — говорит С. Шаффнер. «Достаточное количество иностранных студентов нам просто необходимо набирать хотя бы по экономическим и научным соображениям». В настоящий момент, по оценкам «Конференции ректоров швейцарских университетов», в швейцарских вузах почти половина доцентов и 28% студентов являются иностранцами.

Магистратура на английском

Все университеты в Швейцарии предлагают возможность получить — по крайней мере по одному предмету — степень магистра на английском языке, а в некоторых университетах доля таких магистерских программ гораздо выше.

Особенно повезло в этом смысле естественным наукам, а также менеджменту и экономике. На других факультетах выбор программ на английском увеличивается, например, в таких предметах, как европейская интеграция, гуманитарная помощь, пиар и связи с общественностью, антропология, спорт или литература.

Количество магистерских программ варьируется в зависимости от университета. «Высшая техническая школа Цюриха» («ETHZ») предлагает целых 38 программ. За ней следует Университет Цюриха, там их 34. Замыкают список Университет Невшателя с пятью магистерскими программами на английском и Университет Люцерна, где она всего лишь одна.

Язык бизнеса и науки

Потребность в студентах из-за рубежа — это лишь одна сторона вопроса. Университетам просто необходимо готовить своих студентов к тому обстоятельству, что их будущая карьера станет развиваться в отраслях, где господствует английский язык. К ним относятся промышленность, бизнес, экономика, финансы и разнообразные области научных исследований.

«В естественнонаучных дисциплинах важнейшие дискуссии проходят на английском языке», — говорит Клаудио Куммли, который пишет свою дипломную работу по метеорологии тоже на английском. «Уже сейчас, в вузе, мне нужно учиться правильно выражать на этом языке свои мысли».

Английский важен не только для тех, кто получает диплом в области экономики или по одной из естественнонаучных дисциплин, но и, с недавних пор, и для изучения общественных и гуманитарных наук. Сабина Шаффнер утверждает, что исследования в таких отраслях, как психология или социология, все чаще и чаще ведутся на английском. Все глубже английский проникает и в те дисциплины, традиционно имеющие мало общего с языком Шекспира.

«К примеру, даже специалисту по итальянской литературе сегодня приходится публиковать свои научные работы на английском, тогда как 20 лет назад это делалось на итальянском», — поясняет С. Шаффнер. «Поэтому читать на этом языке статьи и сдавать на нем письменные работы вынуждены даже студенты, чья программа обучения официально на английском не ведется».

По мнению экспертов, обеспечив себе прочные позиции в мире высокой академической науки, английский язык на этом не остановится. «Мы можем наблюдать, как в рамках научной иерархии английский с чисто академического уровня распространяется все дальше вниз», — говорит Саймон Миллиган (Simon Milligan), который преподает английский студентам Университета Берна. Он исходит из того, что «в некоторых отраслях английский вскоре потребуется даже на уровне бакалавриата».

Вопрос политики

Университеты Швейцарии предлагают сейчас своим студентам все более широкие возможности в плане получения образования на английском языке. А потому, по мнению Сабины Шаффнер, для вузов очень важно проводить скоординированную языковую политику.

«Руководители высших школ и университетов должны провести фундаментальную дискуссию о том, чего же мы в итоге хотим добиться», — говорит она. «Если мы намерены вводить магистерские программы, составленные полностью или частично на английском языке, то должны отдавать себе отчет, исходя из каких причин и руководствуясь какими целями?».

«Высшая техническая школа Лозанны» («EPFL») такую дискуссию ведет довольно давно. В этом вузе намерены выработать единые формальные правила преподавания на английском, введя определенное число англоязычных курсов: от одного до двух курсов на первом году обучения до, максимально, половины от общего числа учебных курсов на третьем году.

«Мы намерены наилучшим образом готовить студентов. Мы хотим, чтобы их знания английского позволяли им затем без проблем справляться с магистерской программой», — пояснил Лионель Пуза (Lionel Pousaz), специалист по связям с общественностью «EPFL», вуза, где уже сейчас большинство технических и научных курсов читается на английском языке.

Помощь для студентов

В Университете Берна (15 учебных программ на английском, от климатологии до статистики, включая политическую философию, философию права и экономическую философию), была создана служба лингвистической поддержки студентов под названием «Академическая служба по английскому языку» («AES»).

Она предлагает курсы письма, устной речи и искусства подготовки презентации. Курсы доступны студентам всех факультетов.

Саймон Миллиган, преподаватель «AES», уточняет, что студенты приходят к нему, в основном, с уже хорошим уровнем английского языка. Главная проблема — найти время на его усовершенствование.

Студентам естественнонаучных факультетов английский нужнее всего. Некоторые факультеты сделали одно занятие в классах «AES» в неделю обязательным для всех своих студентов.

В поисках равновесия

Не все согласны с укреплением в университетах и вузах Швейцарии роли английского языка. Многие представители научного мира, в особенности из области социальных и гуманитарных наук, видят в этом процессе и негативные стороны. «Они отмечают, что чрезмерное увлечение английским грозит очевидными потерями», — говорит Сабина Шаффнер. «Научные исследования на одном-единственном, да еще порой неродном, языке грозят тем, что некоторые нюансы могут просто ускользнуть от понимания».

К этому следует добавить и типичную для Швейцарии озабоченность в связи с необходимостью сохранения лингвистического разнообразия. Дидье Бербера (Didier Berberat), президент ассоциации по сохранению и защите французского языка «Association Défense du Français», заявил недавно женевской газете «Le Courrier», что «Высшая техническая школа Лозанны», приняв решение обучать на английском, сделала очень «опасный шаг», создав на будущее прецедент, чреватый негативными последствиями.

Он критически оценил и тот факт, что уже сегодня запросы и заявки в адрес «Швейцарского национального научного фонда» («SNF») должны подаваться только на английском языке. «Во многих кантональных университетах темы научных работ и имена авторов указываются тоже только на английском», — говорит Д. Бербера.

В ответ Лионель Пуза подчеркивает, что «Высшая техническая школа Лозанны» безусловно намерена сохранять свои традиции и корни, а среди них и свою идентичность, развивающуюся на почве французского языка романской Швейцарии. «Но мы должны найти здесь равновесие между нашей „французской“ идентичностью и необходимостью учитывать важность английского языка. Мы должны определить для себя границы допустимого и критерии, по которым следует определять сферы и формат использования английского в науке и учебе», — говорит он.

Для Сабины Шаффнер ясно, что университетам необходимо придерживаться языковой взвешенности. «Английский как „научный язык“ существует у нас в многоязычном контексте. Важно сохранять и другие языковые традиции, нужно иметь возможность следить за тем, что наука предлагает на других языках». Но курсов на английском избежать уже нельзя. «Нам нужно признать, что английский даже в искусстве и гуманитарных дисциплинах в долгосрочной перспективе будет становиться все более важным, и что нам придется с этим считаться», — резюмирует С. Шаффнер.


Перевод на русский и адаптация: Людмила Клот. , swissinfo.ch



Гиперссылки

×