Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Швейцария и США


Старый йодль на новый лад


Автор: Вероника Де Вор (Veronica De Vore)


Erika Stucky (Nici Jost)

Эрика Штуки (Erika Stucky) представляет авангардисткое течение в современном йодле.

(Nici Jost)

Любите ли вы йодль? Любите ли вы йодль так, как люблю его я? Но что это такое: зов пастуха, грустная песня горца или элитарный вид авангардистского искусства? Швейцарских йодлеров и американских ковбоев роднят экзотические шляпы, однако на этот вопрос они отвечают по-своему. Впрочем, фанатов и поклонников у них хватает по обе стороны океана.

Тим Нибратен (Tim Nybraten) и Эд Брэнд (Ed Brand) являются уроженцами города Нью-Гларус (штат Висконсин), основанного в свое время, как несложно догадаться, переселенцами из Швейцарии. В студенческие годы Эд и Тим любили слушать записи рок-групп «AC/DC» и «Boston». И в самом деле, есть в музыке этих ветеранов что-то, что так подходит к бесконечным кукурузным полям американского Среднего Запада. А еще им очень нравились песни, которые пели участники местного клуба любителей йодля. Сегодня они и сами выступают в этом клубе, пусть даже настоящими швейцарскими корнями может похвастаться только Эд Брэнд, ведь предки Тима родом из Норвегии. Репертуар у них довольно широк, находится в нем место и для традиционных швейцарских напевов в стиле йодль. 

Барт Плантенга (Bart Plantenga) работал ди-джеем на одной из радиостанций, когда неожиданно открыл для себя йодль. Итогом стали изданные им две книги, в которых он последовательно изложил всю историю появления и развития йодля в США. По его словам, традиция пения йодлей в Америке восходит к религиозному течению меннонитов, исповедовавшему последовательный пацифизм. Эмиграция превратилась у членов этого течения в своего рода форму пассивного протеста против давления и репрессий властей. Так члены этой протестантской деноминации оказались и в США, осев в Пенсильвании, Висконсине, Индиане и Западной Вирджинии.

Но это лишь одно из направлений развития йодля за пределами Швейцарии. Другая традиция восходит к культуре ковбоев Дикого Запада и даже Мексики. Там погонщики скота разработали совершенно уникальную форму пения. Многие эксперты, правда, не считают этот вид музицирования собственно йодлем. Однако Барт Плантенга не согласен, относя его к более «сырой», грубой версии классического йодля. «Изначально йодль был своеобразным зовом. Так ковбои, похоже, перекликались между собой, подбадривали друг дружку, а в свободное время у костра на стоянках пели песни в таком стиле, сопровождая их игрой на гитаре». Наконец, в США до сих пор существует особый музыкальный жанр «холлерин» («hollerin»), своеобразный родственник йодля. «Он менее мелодичен, но включает в себя те же самые переливы и тональности», — поясняет Б. Плантенга.

Классическое «семплирование»

Каким же образом спонтанный набор звуков смог превратиться в мелодический стандарт, серьезно повлиявший на современную музыку? По мнению Б. Плантенги, все началось с того, что в конце 19-го века классические композиторы в поисках новых мотивов и вдохновения для своих собственных сочинений обратили свое внимание на народную музыку различных регионов Европы. Заимствовали они отдельные мелодические фрагменты. Обрабатывая их, они получали то, что на сегодняшнем языке называется «семпл» (англ. sample) — относительно небольшой звуковой фрагмент или просто музыкальная идея.

С появлением в 1920-е годы на рынке США массовых доступных технологий звукозаписи и звуковоспроизведения композиторы и музыканты стали воспринимать и использовать такие краткие музыкальные мелодические решения и стандартные формы («семплы») в качестве своего рода строительных кирпичиков для создания крупных музыкальных форм. Современные цифровые технологии еще больше упростили их использование, открыв новые пути и возможности в музыкальном творчестве.

Тогда же, в 1920-е годы, живущие в США швейцарские иммигранты начали записывать и сохранять для потомков хоровые исполнения песен в стиле йодль. Разумеется, надеялись они и на коммерческий успех таких записей. К числу наиболее заметных представителей такого йодля можно отнести Фрица Циммермана (Fritz Zimmermann). Он пел о красотах своей швейцарской родины, хотя в реальности проживал на 76-й улице в Нью-Йорке. Б. Плантенга указывает и на еще один фактор.

«Швейцария была одной из первых стран, куда в начале 20-го века устремился организованный поток туризма. Поэты, писатели, музыканты и композиторы считали своим долгом совершить путешествие в Швейцарию, среди них например, и великий Марк Твен, который в 1878 и 1879 годах посетил Европу и Швейцарию, описав свои впечатления в сатирическом дневнике «A Tramp Abroad» («Простаки за границей»).

А в Швейцарии творческих людей вдохновляли не только природа и горы, но и яркие мелодии йодля. Разложенные на удобные в обращении, краткие, но выразительные фрагменты-«семплы», такие мелодии стали материалом для формирования современной как классической, так и массовой музыкальной культуры», — объясняет Б. Плантенга.  

Авангард

Сорок лет спустя, натолкнувшись на эти записи, молодая Шелли Хирш (Shelley Hirsch), выдающийся мастер импровизационной музыки, попыталась воспроизвести что-то похожее на йодль. «Прекрасные, сумасшедшие, волнующие и экзотические звуки подтолкнули молодую еврейку, выросшую в Бруклине, бедном квартале Нью-Йорка, начать карьеру певицы», — рассказывает Барт Плантенга. Вместе со швейцарками Эрикой Штуки (Erika Stucky) и Кристиной Лаутенбург (Christine Lauterburg) она основала авангардистское вокальное движение, которое находится под сильным влиянием экспериментальной музыки, в том числе — и необузданной стихии йодля.

«Исповедуемый нами стиль авангардного пения предполагает использование любых звуков и даже шумов, таких, например, как скрежет, шипение и звуки ударов. Понятно, что необычные песни йодлеров были для них одним из важнейших источников творческого вдохновения», — продолжает Б. Плантенга. Эрика Штуки, которая провела первые годы жизни в Сан-Франциско, а в девятилетнем возрасте была увезена в кантон Вале, на родину своей семьи, стала одной из первых певиц, соединивших традиционное вокальное музицирование американских ковбоев с песенным репертуаром пастухов швейцарских Альп. Однако прежде, чем ей удалось завоевать свое место на сцене, прошло довольно много времени.

«Публике иногда было очень непросто воспринять экстравагантные выступления, в которых соединялись традиции двух континентов», — признает сама Эрика Штуки. «Американцы просто падали со смеху, потому что мое пение казалось им очень забавным. А швейцарцы думали, что имеют дело с чем-то типа нового культа вуду, мол, она не поет, а вызывает горных духов». Впрочем, ее голос прекрасно сочетается не только с йодлем, но и с другими музыкальными стилями, такими, как джаз или фольклорная музыка различных народов и континентов.

«Три источника, три составные части»

Эрика Штуки принадлежит к числу музыкантов, которые в марте 2014 года были номинированы на получение швейцарского гран-при в области музыкального новаторства. Уже одна только победа в отборочном туре конкурса принесла ей 25 тыс. фраков. В сентябре текущего года Федеральное ведомство культуры Швейцарии решит, кто займет первое место. Победитель получит 100 тыс. франков. А вот на Национальный швейцарский праздник йодля (Eidgenössischer Jodlerfest), который проходит раз в три года и становится главным событием для каждого исполнителя йодля, Эрику Штуки еще ни разу не приглашали.

«Там меня, скорее всего, хорошо приняли бы, если бы я выступила в качестве иностранки», — отмечает Э. Штуки. «Они подумали бы, вот смотрите, молодая дикарка из США, этакая хиппи — давайте-ка послушаем, что она споет! Так было бы, конечно, проще, чем представляться уроженкой Вале. Ведь даже у меня дома люди находят мой стиль, мягко говоря, необычным». Она совершенно согласна с классификацией Барта Плантенги, который подразделяет йодль на три основных течения: традиционный, господствующий на швейцарском фестивале йодля, современный, который с трудом вписывается в какие-то определенные рамки и так нравится самой Эрике, и так называемый «природный йодль».

Последний тип — это, скорее, стиль любителей, которые не так идеально выводят нужные ноты, зато поют с большими воодушевлением и самоотдачей, как это в свое время делали ковбои на Диком Западе. По мнению экспертов, лучше всего этот стиль выражает «природный йодлер» Бернард Бетчарт (Bernhard Betschart). По словам Б. Плантенги, кстати, отцу Бернарда доставалось порой немало критики со стороны его коллег, исполнителей традиционного йодля, «за неотесанного сына». 

«Швейцарское объединение йодля» («Eidgenössischer Jodlerverband») установило строгие правила, определяющие, в каком месте песни должны возникать характерные голосовые переливы. «Эти правила были разработаны в начале 19-го века для того, чтобы спасти жанр от вымирания», — говорит Барт Плантенга. «Они определяли, что такое „правильный“ йодль. Именно поэтому приверженцы традиционного йодля столь категорически отвергают два остальных стиля».

Не случайно также, что швейцарские традиционные йодлеры весьма критически восприняли выпуск почтовой марки с изображением Кристины Лаутербург в качестве «нового лица швейцарского йодля». Эта жительница Берна поет и играет на скрипке, черпая вдохновение не в традиционной швейцарской народной музыке, а в американском фольклоре. 

Но ситуация постепенно меняется, говорит Барт Плантенга, наблюдающий за тем, как традиционный и современный йодль начинают взаимно признавать и уважать друг друга. Швейцарский фестиваль йодля (в 2014 году он прошел в Давосе) уже давно открыт для зарубежных исполнителей, в том числе и для клуба из города Нью-Гларус.

И наоборот, Эрика Штуки постоянно черпает вдохновение в старинном «правильном» йодле. «Две недели назад я была приглашена на традиционный праздник, где в кругу других йодлеров я с удовольствием исполняла традиционные альпийские песни». И кто знает, может быть, скоро на таких праздниках она сможет выступать и с музыкой собственного сочинения, в которой классический йодль является не больше, чем фоном для самовыражения современного артиста.


Перевод на русский язык и адаптация: Людмила Клот, swissinfo.ch

×