Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Швейцарские портреты


«Нас познакомили боевые искусства»


Автор: Шао Дахай (Shao Dahai)


У Йонмей и Фан Чянь. ()

У Йонмей и Фан Чянь.

Летать по крышам и разбивать кирпичи ребром ладони — это кино!. Настоящее же искусство кунг-фу, или «у-шу», как говорят в Китае, это гораздо больше! В этом я убедился, посетив школу восточных единоборств в Берне.

Первое, что приходит швейцарцам в голову при слове Китай, это, конечно же, восточная кухня и восточные единоборства. «Китайские блюда и кунг-фу — вот два наших искусства, которые знакомы швейцарской публике лучше всего. Ну и, конечно же, такие звезды, как Брюс Ли, Джеки Чан и Джет Ли», — говорит нам уже на пороге 44-летняя У Йонмей (Wu Yongmei).

Своего будущего мужа она встретила именно благодаря кунг-фу. Дело в том, что 15 лет назад У Йонмей основала в Берне частную спортивную школу, причем одним из тренеров там был Фан Чянь (Fan Qian), который и стал потом ее спутником жизни. В Швейцарии они единственные, кто смог достичь седьмого «дана» («уровня», «ступени») посвящения в таинства боевых искусств.

Вдвоем они воспитали немало швейцарских чемпионов кунг-фу, чем весьма гордятся. Но еще большее удовлетворение, чем медали, доставляет им тот факт, что они смогли превратить любимый спорт, дело всей их жизни, в профессию. Родители часто отправляют детей к ним на тренировки с тем, чтобы сделать их сильными, научить самообладанию и дисциплине. Ведь этот спорт соединяет в себе силу, гибкость, координацию движений и выносливость.

Иногда в школу заявляются и те, кто желает научиться разбивать кирпичи руками. «Технически это, конечно, возможно, но тот, кто попытается сделать это, в старости рискует страдать от травм и повреждений», — поясняет Фан Чань. «То, что мы видим в кино, это, обычно, не более чем трюк. Мы не советуем ориентироваться на что-то подобное, а если кто-то приходит сюда с такой идеей, то мы стараемся переубедить его».

«Учитель» и «тренер»

Китайская мудрость гласит: «Увидеть в ком-то своего учителя означает обрести отца на всю жизнь». В прошлом отношения между учителем и учеником были в кунг-фу делом исключительно серьезным. Первые выбирали себе вторых руководствуясь исключительно критериями добродетели и морали. Сегодня все гораздо проще, достаточно прийти и записаться на курс тренировок.

Означает ли это, что восточные единоборства утратили свою аутентичность и стали пустой оболочкой? «Во время тренировки мы с учениками — словно одна большая семья. Мы называем друг друга „братьями“ и „сестрами“, так, как это принято в Китае», — рассказывает У Йонмей. «С той только разницей, конечно, что мы не требуем от них вечной преданности, не говоря уже о том, чтобы заставлять их заваривать нам чай или заправлять кровати».

Определенные традиции тренеры все-таки жестко поддерживают, например, ученики приветствуют их жестом левой руки, обхватывающей правый кулак на уровне груди. «Но при этом они говорят мне „Здравствуйте, тренер“, избегая слова „Учитель“. Если бы меня звали „Учителем“, то это накладывало бы на меня дополнительный груз ответственности, потому что настоящий „Учитель“ — это статус куда более значимый, нежели роль обычного преподавателя.

Некоторые постоянные ученики, приходящие в школу уже многие годы, действительно чувствуют себя уже как единая семья. Китайская пара занимается и с теми, у кого недостаточно средств для оплаты тренировок. «В первый раз мы приглашаем таких на просмотр. И если мы видим, что кандидат действительно страстно увлекается восточными единоборствами, то у меня, как правило, не хватает духа отказать ему», — признается У Йонмей.

Такие ученики платят, сколько могут, одновременно помогая в повседневной жизни, выполняя несложную уборку, или же они расплачиваются позже, когда их финансовая ситуация улучшается.

Любовь с первого взгляда

Фан Чань приехал в Швейцарию восемь лет назад, его пригласили сюда поработать в качестве гостевого тренера. У Йонмей, узнав, что в стране с визитом будет находиться мастер седьмого «дана», решила не упускать уникальную возможность и пригласила его нанести визит в ее школу.

Фан Чань прекрасно помнит тот момент: толкнув дверь и войдя в помещение школы, он уже через три секунды понял, что это и есть любовь с первого взгляда. Со временем он получше узнал У Йонмей и ее работу, по достоинству оценил ее труд и решил вести в ее школе уроки кунг-фу. На У Йонмей он тоже произвел сильное впечатление. Она отметила его тренерские качества как на уровне техники, так и в теории. Постепенно из чисто рабочих и профессиональных их отношения переросли в личные.

Сегодня они стали партнерами в жизни и в работе, они практически неразлучны. На вопрос, чем они занимаются после занятий, У Йонмей отшучивается, что они все свободное время проводят за спорами, а Фан Чань утверждает, что предпочитает спать и есть. На самом деле она еще занимается фитнесом, тренируя свою выносливость и сердечно-сосудистую систему, чтобы постоянно быть в форме, а он не отклоняется от выбранного вида спорта — восточных боевых искусств.

Дисциплина

Но время летит быстро, наступает время тренировки. Переодеваясь в одежду для кунг-фу, они из обычной семейной пары превращаются в строгих тренеров. «Здравствуйте, все!» — «Здравствуйте, тренер!» Десяток швейцарских учеников слаженно приветствует их в один голос на грамотном китайском языке! И я невольно вспоминаю, как сам учился в школе в Китае.

Этим мастерам кунг-фу очевидно удалось перенести на швейцарскую почву традиционные методы китайской педагогики, а главное — дисциплину, основу основ всех восточных боевых искусств. Но дисциплина ведь тоже бывает разной. В Китае считается обычным делом кричать на учеников, а те, в свою очередь, должны выказывать преподавателям свое абсолютное уважение. «В Швейцарии это вовсе не в порядке вещей, что вначале казалось мне очень странным. Здесь ученики пользуются большой свободой, преподаватели не могут навязать им свое мнение», — рассказывает Фан Чань.

По его мнению, если швейцарским школам не помешало бы добавить дисциплины, то атмосфера в китайских школах, напротив, чрезмерно строгая. «Со временем мы нашли свой путь, который объединяет сильные стороны педагогики обеих стран». И если У Йонмей и Фан Чань иногда повышают голос, то не до такой степени, как это делалось бы в Китае. Достаточно строгого выражения лица и скрещенных за спиной рук: для привития ученикам надлежащего уважения к единоборствам Фан Чань, скорее, делает ставку на мимику и жесты.

Цветок в саду

Чем бы они занимались, оставшись в родном Китае? У Йонмей говорит, что тем же, чем она занимается и сейчас. «Мне повезло обучаться единоборствам с самого раннего детства в стране, которая считается родиной боевых искусств. Сейчас я — самая лучшая Швейцарии. В другой профессии мне бы вовсе не обязательно удалось стать лучше всех. Не зря китайская пословица гласит: «Когда цветок расцветает в саду, его аромат распространяется далеко за его пределы».

Фан Чань участвовал в съемках ряда китайских фильмов-боевиков, среди которых знаменитые «Легенда о героях Кондора» и «Герой». Останься он в Китае, он выбрал бы тренерскую работу и кинематограф. Зато оба реагируют совершенно одинаково, когда я спрашиваю, какая самая прекрасная вещь произошла с ними в Швейцарии. «Самое прекрасное — это то, что мы встретились», — отвечают они в один голос.

Трагическая гибель

Вскоре после того, как этот портрет уже был готов, стало известно, что Фан Чянь погиб в Швейцарии в результате трагического дорожно-транспортного происшествия.

У Йонмей, тем не менее, выразила настоятельное пожелание опубликовать этот материал с тем, чтобы отдать последнюю дань памяти погибшему супругу и его страстной привязанности к боевым искусствам.

Мы посчитали себя обязанными выполнить волю вдовы, и выражаем ей свое самое глубокое соболезнование.

Редакция


Перевод с французского и адаптация: Людмила Клот., swissinfo.ch



Гиперссылки

×