Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Швейцарские портреты


«Я пройду весь путь пешком»


Автор: Даниэле Мариани (Daniele Mariani)


 (swissinfo.ch)
(swissinfo.ch)

Он был одним из тех самых итальянских гастарбайтеров, массово прибывавших в 60-х годах прошлого века в Швейцарию на заработки. Выйдя на пенсию, этот сицилиец, переехавший на постоянное жительство в город Хорген в кантоне Цюрих, не потерял с годами ни оптимизма, ни воли к борьбе против несправедливостей.

«Часто мои друзья говорят мне, мол, Джованни, ты просто какой-то мечтатель…». Смотреть на мир разочарованным взглядом, безусловно, не в его правилах. В этот чудесный апрельский день прекрасный вид на Цюрихское озеро, открывающийся с террасы его квартиры в городе Хорген, и правда располагает к мечтам. Прежде всего, к мечтам о новых горизонтах…

Из Хоргена в Раванузу… пешком

«Я всегда хотел увидеть мир, и именно это побудило меня в 1960 году эмигрировать в первый раз, когда я поехал во Францию, в Лотарингию, к моему дяде и двум братьям – а всего братьев у меня пять», -  вспоминает Джованни Джаррана, который прекрасно чувствует себя в качестве «гражданина мира».

Он родился 8 июня 1944 года в городке Равануза, что в провинции Агридженто. Желание увидеть мир, которое и привело его потом, шесть лет спустя, в Швейцарию, так и не притупилось с годами. Вместе со своей женой Хайди он объездил весь мир вдоль и поперек. Особенно часто они бывали в Азии, о чем свидетельствуют бесчисленные сувениры и предметы из тех мест, собранные в их доме.

Для этого сухопарого пенсионера, который, как кажется, всегда пребывает только в хорошем настроении, путешествия играют роль книг. Его неутолимая жажда идти наперекор другим привела к тому, что в 2009 году он повторил маршрут, обратный тому, что он проделал 43 годами ранее – из Раванузы в Швейцарию. Ничего необычного? Конечно, нет, если бы только Джованни не решил вернуться на свою любимую Сицилию пешком!

«В 2006 году мой сын проехал этот путь на велосипеде. Я сказал, что пройду весь путь пешком – это было, конечно, своего рода безрассудство. Но я не стушевался: 29 мая 2009 года я вышел на пенсию, а 30-го утром уже стартовал. 2 200 км я прошел за 58 дней, включая три дня отдыха». Путешествие позволило ему «освежить много воспоминаний» и «повзрослеть даже больше, чем за всю жизнь». Оно также дало возможность донести до других его мысли «против расизма, войны и в защиту окружающей среды».

Эмиграция как необходимость

Но вернемся вместе с ним в его детство, на его родину – на Сицилию, которая после войны была очень бедной и по устройству еще почти феодальной.

«Семья наша жила более чем скромно, земли было мало. Мой отец всегда говорил мне, что надо учиться. Но порой я просто не успевал ходить в школу, потому что надо было подбирать колосья пшеницы, оставшиеся на поле после сбора урожая, или искать дикие овощи, которые затем мы ехали продавать», - рассказывает Джованни.

С некоторым стыдом он вспоминает один эпизод. Джованни в возрасте примерно семи лет стоит, прислонившись к стене здания, где располагался «клуб джентльменов», место встреч и развлечений местного высшего общества. «Я стоял там, как бы пытаясь сказать богатым людям: «посмотрите на меня, пожалейте меня». Не знаю, что в тот момент на меня нашло». Но, возможно, именно тогда, поняв, насколько все это унизительно, он принимает решение, что покорность и подчинение – это не для него.

Его политическое образование начинается во время длительных пеших прогулок с отцом – «два часа в одну сторону, два часа в другую» – прямо на небольшой ферме семьи. «Когда мы были одни, он говорил со мной о политике. Он ненавидел социальную несправедливость. Иногда вечерами он брал меня с собой на собрания местного отделения Социалистической партии, где мы слушали новости по радио и затем все вместе их обсуждали и комментировали».

В 1962 году, через два года после первой своей эмиграции во Францию, он возвращается домой в связи с болезнью отца. «Он упал с оливкового дерева и после этого у него начались серьезные проблемы. Он выжил только благодаря упорству мамы, которая ухаживала за ним до самой своей смерти в 1991 году…»

Уже имея некоторые профессиональные навыки – «я занимался всем понемногу, был портным, парикмахером, плотником, сапожником, мельником…», -  Джованни понимает, что он должен выучиться настоящему ремеслу. «Я поступил в профессионально-техническое училище в городе Джела, где получил диплом механика».

В Джеле он организует свою первую забастовку. «У нас были токарные и фрезерные станки, но специальных инструментов не хватало. А без них мы не слишком многому могли бы научиться. В течение трех дней мы бастовали – расположились перед зданием училища, внутрь не заходили.

На четвертый день инструменты прибыли, и мы, наконец, смогли приступить к работе. В конце учебы, однако, директор училища заставил меня «заплатить по счетам». Он позвал меня в свой офис, чтобы сообщить, что в качестве финального зачетного балла я должен был бы получить девять из десяти, но мне поставят только семь», - вспоминает он с улыбкой.

Шок на границе

Важный поворот в его жизни произошел тогда, когда он «поехал на 40 дней на работу во Францию. Проезжая Швейцарию, я встретил Хайди. Девушка из города Веденсвиль по ошибке села в тот же поезд, в котором ехал я». С этой девушкой они обменялись адресами. Потом завязалась переписка. Позже, в 1981 году, она стала его женой и матерью их двоих детей.

В 1966 году после службы в армии он приезжает в Швейцарию. В Кьяссо он проходит ряд унизительных медицинских осмотров, - «мы все стояли в очереди, гуськом, голые», - которые навсегда остались в памяти тех, кому их пришлось пережить. Он обожал свою работу на машиностроительной фирме «Escher Wyss», ставшую в те годы частью концерна «Sulzer». Он становится опытным токарем, постепенно ему начинают доверять и более важную работу.

«Я начинал в небольшой мастерской, потом переехал в среднюю, а к концу карьеры занимал уже значительное помещение». Джованни показывает фото огромной турбины, которая используется сегодня на одной из крупнейших турецких ГЭС. На другом фото – идеально отшлифованные компоненты турбины, изготовленные его другом, который гордо позирует на заднем плане.

Джованни Джаррана

Кто не мечтает, тот ничего не добьется. И я не собираюсь останавливаться. Один из моих девизов звучит так: ‘Лучше умереть на фронте, чем в своей собственной постели’.

Девять лет бараков

В течение девяти лет он жил в бараке, в так называемой «итальянской деревне». «Ею управлял уроженец Трентино, настоящий тиран», - рассказывает Джованни. Многие пытались жаловаться, но безуспешно.

Начинает себя проявлять и его склонность к профсоюзной работе. В последующие годы он будет принимать участие в нескольких трудовых конфликтах, станет председателем внутренней согласительной комиссии и будет занимать различные профсоюзные должности.

«Я видел, что никто не хочет услышать голос разума. Я сказал моим коллегам об этом нашем «начальнике», что «или он, или мы». Однажды в среду (его память до сих пор безупречна – прим. ред.) мы узнали, что к нам с визитом приехал сам директор Шмидхейни (Schmidheiny).

Нас было около 150 человек, и мы все направились в отдел кадров подавать заявление об уходе. Когда мы туда пришли, директор нас спросил, в чем дело, и тогда мы объяснили ситуацию. Он сказал нам вернуться к работе, и с тех пор трентинца мы больше не видели.»

Уважение, заработанное за полвека

Хорошо выполненной работы, однако, было тогда не достаточно, чтобы избавиться от таких ярлыков, как «чертов итальяшка» или «макаронник». Джованни ни на кого не держит зла. Но когда он видит, что и сегодня с вновь прибывшими обращаются так же, как и с ним когда-то, кровь его закипает.

«Мы, итальянцы, смогли завоевать уважение здешнего общества. Все уже давно убедились, что и мы внесли свой весомый вклад в процветание этой страны. Но этого признания мы должны были ждать целых 50 лет! Я борюсь и буду продолжать бороться, пока миграционная политика в Швейцарии не станет более приветливой по отношению к приезжим», - отмечает он. 

За словами у него всегда следуют практические дела. Например, он является представителем профсоюза «Unia» на «Форуме по интеграции мигрантов», участвует в организации забегов против расизма и ведет работу по подготовке запланированной на следующий год «парламентской сессии мигрантов», задуманной по аналогии со знаменитой уже «Молодежной сессией» федерального парламента.

Джованни Джаррана сейчас 69 лет. Остались ли у него нереализованные мечты? «Я хотел бы устроить в знак протеста против вырубки леса марш по Южной Америке – от города Белен в Бразилии до Лимы в Перу. Но меня, однако, отговорили, поскольку это очень опасно из-за мафии, которая обогащается за счет леса». А также потому, что в последнее время у Джованни были проблемы с сердцем.

Однако он не сдается. Упрямства ему не занимать. «Я бы хотел все-таки попробовать организовать международный марш при поддержки «WWF» и «Гринпис», устроить своего рода эстафету с волонтерами из разных стран.» Получается, Джованни, вы мечтаете всегда? «Конечно, ведь тот, кто не мечтает, ничего не добьется. И я не собираюсь останавливаться. Один из моих девизов звучит так: «Лучше умереть на фронте, чем в своей собственной постели».

Иммиграция в цифрах

Первая волна иммиграции в Швейцарию относится к концу 19-го века. С 1888 по 1910 гг. в страну приехало около 260 тыс. иностранцев, в основном из сопредельных государств.

В условиях экономического бума после Второй мировой войны спрос на рабочую силу растет в геометрической прогрессии. Между 1951 и 1970 гг. в Швейцарию прибывает в общей сложности 2,68 млн. иностранцев (основной пик приходится на 1961 - 1962 гг.) с годовым видом на жительство или сразу с видом на постоянное проживание.

В этот же период также было выдано около трех миллионов разрешений на работу для сезонных рабочих, родиной большинства которых была Италия.

Иммиграцию начинают ограничивать с 1963 года. за период до 1971-го года она постепенно сократилась на 60%. Во время кризиса 1974-1976 гг. более 300 тыс. иностранцев должны были покинуть Швейцарию и вернуться на родину.

В эти годы снова в моде оказываются тезисы о «дезиностранизации» Швейцарии, которые приводили к различным анти-миграционным законодательным инициативам.

Так и не прекратившись, иммиграция начинает увеличиваться с 1986 года на фоне экономического подъема, впервые став доминирующим фактором в демографическом росте.

Тенденция вновь поменялась в 1994 году из-за неблагоприятной экономической конъюнктуры, и миграция начала расти только после 1998 года.

С 2002 года для граждан Европейского союза и Швейцарии постепенно вводится режим свободного передвижения, что приводит к постоянному увеличению швейцарского населения иностранного происхождения.


Перевод с итальянского и адаптация: Надежда Капоне, swissinfo.ch

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×