Постправда Как бороться с лживой информацией в соцсетях?

Социальная сеть Facebook тестирует функцию, которая позволит пользователям помечать посты, кажущиеся им недостоверными. 

Социальная сеть Facebook тестирует функцию, которая позволит пользователям помечать посты, кажущиеся им недостоверными. 

(Keystone)

Почему победил Дональд Трамп? Почему социологические службы не смогли предсказать его победы? Какую роль сыграли фейковые, то есть заведомо не соответствующие действительности, новостные сообщения? В самом ли деле русские хакеры работали на победу Трампа, распространяя ложь? По крайней мере, уходящий президент США Барак Обама в этом уверен. На днях он заявил, что не стоит иностранным государствам вмешиваться во внутренние дела США, и ответ на это вмешательство будет данВнешняя ссылка там и тогда, где и когда США посчитают нужным.

Хуберт Ветцель (Hubert Wetzel), обозреватель швейцарских газет Der Bund и Tages Anzeiger, писал недавноВнешняя ссылка, что «формулировки тут следует выбирать очень осторожно, с учетом того, что многое тут еще совершенно не ясно. Однако если судить по той информации, что уже есть, то, скорее всего, Россия действительно пыталась повлиять на исход президентских выборов в США. Факт наличия российской „помощи“ Трампу вовсе не означает, что Трамп именно благодаря ей и победил. Однако сомнения в действенности хакерских атак из Москвы... не делают их менее опасными».

Шуму наделало и недавнее расследование, опубликованное журналом «Das Mazagin», иллюстрированным приложением к этим газетам. Речь идет в этой публикации о том, «как технологии персонализированной рекламы в сети Facebook повлияли на итоги выборов в США и референдума о выходе Великобритании из ЕС» (подробно с довольно точным русским переводом исследования можно ознакомиться здесьВнешняя ссылка). И пусть многие эксперты считаютВнешняя ссылка, что этот материал написан «неплохо, но это чистой воды спекуляция и погоня за сенсацией», все равно, проблема остается — «фейковые новости», «постправда» и прочие модные синонимы старой доброй откровенной лжи остаются терминами, отражающими проблему журналистской этики с одной стороны и характера потребления контента читателями с другой.

Под особым ударом оказалась сеть Facebook, которую обвинили едва ли не в преступном бездействии перед лицом эпидемии вранья в интернете. «Мысль о том, что фейковые новости на „Фейсбуке“ каким-то образом повлияли на исход выборов (в США), довольно безумна», — заявилВнешняя ссылка М. Цукерберг. Тем не менее, его социальная сеть тестирует сейчас функциюВнешняя ссылка, которая позволит пользователям помечать посты, кажущиеся им недостоверными. Предполагается, что после такой пометки пост будет проверен некоей независимой организацией с целью выяснить, ложная эта информация, или нет. Насколько такая мера окажется эффективной — покажет время.

«Мы имеем дело с настоящей гонкой по фабрикации ложных данных. Мотивация тут самая разная. Одни делают это ради развлечения, другие в угоду той или иной политической конъюнктуре, многие просто ради денег», — говорит Калина Бончева (Kalina BontchevaВнешняя ссылка), профессор Университета Шеффилда (Великобритания). Вывод же, к которому пришли такие эксперты, как она, а также ведущие новостные агентства и информационные онлайн-порталы мира, включая swissinfo.ch, может быть пока только один: ограничить распространение лжи в социальных сетях в высшей степени сложно, если вообще возможно.

Выявление дезинформации

План М. Цукерберга по обузданию распространения сфабрикованных новостей в Facebook из семи пунктов включает в себя «усиление механизмов выявления дезинформации, призванное развить нашу способность классифицировать ее». Калина Бончева сравнивает технологию, способную на это, с фильтрами спама в электронных почтовых службах. Но возможности таких фильтров, скорее всего, будут ограничены. «Сайты, публикующие сфабрикованные новости в целях их монетизации, выявить несложно» — говорит она. «Гораздо сложнее обнаружить те сайты, которые преследуют скрытые, неочевидные цели, поскольку это гораздо более тонкая материя, и поэтому компьютерам будет сложнее их обнаружить».

Исследовательский проектВнешняя ссылка, возглавляемый ею, как раз и пытается решить эту проблему. Названный «Фама» (PHEME, греческо-римская богиня молвы) и финансируемый Европейской комиссией, он объединил экспертов в области IT, университетских специалистов и СМИ, среди которых находится и портал swissinfo.ch. Цель — разработать технологии, которые помогали бы журналистам находить определенные материалы онлайн и проверять их на подлинность. «Мы пытаемся использовать регулярно возникающие ложные слухи в качестве своего рода обучающего материала для машинного разума», — объясняет К. Бончева. «Мы учим компьютеры выявлять мнения пользователей по поводу того или иного заявления, и, исходя из этого выбора, определять, какова вероятность, что рассматриваемая информация является подлинной или сфабрикованной».

Машины учатся, но медленно

Проблема тут только в одном: научить машину четко различать, заслуживает ли информация доверия или нет, довольно сложно. «Ученые должны комбинировать тут различные подходы. Необходимо изучить историю социальных сетей и пользовательские публикации в них с тем, чтобы выбрать фильтры как для заслуживающего доверия, так и для сомнительного контента», — говорит эксперт Лозаннской высшей политехнической школы (EPFL) по обработке и анализу данных Пьер Вандергейнст (Pierre Vandergheynst). «И пока никому еще не удалось расколоть этот орешек. Человек вполне способен прочесть текст и решить, доверять ему, или нет, а у машины для этого нет когнитивных способностей».

«Детектор брехни»

Кроме Facebook и Google, которые уже объявили о своих планах по обузданию распространения фейковых новостей, технически продвинутые пользователи сами пытаются внести свой вклад в борьбу с онлайн-дезинформациейВнешняя ссылка. Среди предложенных решений особенно обращает на себя внимание «Детектор брехни» («BS Detector»), разработанный экспертом из США Даниэлем Сьерадски (Daniel Sieradski).

По его информации, он создал плагин для веб-браузеровВнешняя ссылка, который «примерно в течение часа» обнаруживает и помечает «сомнительные» источники новостей на основе списка поддельных новостных сайтов. «Этот метод похож на систему отслеживания спама, но у него есть и слабые стороны», — говорит ученый из Лозаннской высшей политехнической школы (EPFL) Пьер Вандергейнст (Pierre VandergheynstВнешняя ссылка).

«Для того, чтобы этот плагин был эффективен, вам необходимо иметь список всех новостных сайтов, потенциально содержащих дезинформацию», — говорит он. Даже если не учитывать, что такой список постоянно должен пополняться и актуализироваться, все равно такому устройству вряд ли удастся отфильтровать ложь, запущенную самими пользователями социальных сетей, которые не будут каким—либо образом связаны с такими сайтами.

Калина Бончева признает, что технология автоматизированного распознавания лжи еще находится на самой ранней стадии своего развития. «Эксперименты длятся уже три года, но данная технология по-прежнему еще далека от необходимого нам уровня надежности. Впрочем, она совершенствуется постоянно. Нужно также учитывать, что, когда мы начинали работу, в социальных сетях не было еще лжи и слухов в количестве, которое позволяло бы использовать их в качестве обучающего материала для компьютерного интеллекта», — говорит она.

Негативную роль играет и затрудненный доступ большим объемам данных, хранящихся, например, на серверах сети Facebook и других социальных сетей. С другой стороны, воистину циклопический объем информации, перекачиваемой ими, давно стал проблемой уже для самих гигантов цифровых технологий. По крайней мере, так считает К. Бончева. Это означает, что им самим еще только предстоит разработать инструменты и системы, которые были бы способны находить подозрительный контент потоке информации, которой ежедневно делятся пользователи.

Цензура и налоговые льготы борцам за правду

Другая проблема заключается в том, чтобы обеспечить доверие пользователей к системе, которая автоматически определяла бы, какие посты содержат ложную информацию, а какие — правдивую. «Информационно-технологические компании, работающие в области распознавания лжи, не должны утаивать свои инженерные секреты, позволяющие распознавать, какие порталы являются сайтами, распространяющими сфабрикованные новости, а какие нет. Здесь должна быть полная прозрачность», — говорит г-н Линардс Удрис (Linards UdrisВнешняя ссылка), швейцарский медиа-эксперт из Цюрихского университета.

К. Бончева согласна с этим мнением. Она говорит, что для того, чтобы избежать обвинений в цензуре, Facebook мог бы предоставить своим пользователям возможность просматривать спорные материалы в отдельной новостной ленте, подобно тому, как ящик электронной почты содержит папку со спамом, открывать которую люди могут по желанию. Возможности государства «фильтровать» информацию также довольно лимитированы — и именно риском возникновения фактической цензуры, пусть и сначала позитивной, но кто даст гарантию, что государственные службы удержатся от соблазна начать вообще фильтровать весь информационный трафик?

Скандалы, связанные с попытками американских и российских спецслужб контролировать мировой интернет, не боясь даже взламывать информационную инфраструктуру национальных парламентов, еще свежи в памяти. Л. Удрис не считает необходимым создавать, по крайней мере в Швейцарии, какое-то новое законодательство. Уже существующие в стране нормы, позволяющие бороться со лживыми и подстрекательскими заявлениями в отношении конкретных лиц или групп, являются на данный момент надежным инструментом конкретного правового преследования тех, кто распространяет ложь. Однако правительственные службы могли бы сосредоточить свое внимание на других направлениях деятельности в этой сфере.

Как говорит Л. Удрис, заместитель директора исследовательского института, занимающегося вопросами публичной сферы и взаимодействия в обществе (Das fög — Forschungsinstitut Öffentlichkeit und GesellschaftВнешняя ссылка), «существует несколько способов коммерческого стимулирования мер ограничения дезинформации. Известно ведь, что сфабрикованные истории, набирая огромную популярность, помогают социальным сетям генерировать прибыль. Поэтому почему бы государству не предложить налоговые льготы тем, кто будет принимать меры против их распространения»?

Общественное вещание — спасение от фейка в новостях?

Представители Facebook говорят, что с целью искоренить посты, содержащие дезинформацию, они намерены заручиться поддержкой как пользователей, так и третьих лиц, включая независимые организации, занимающиеся проверкой данных, и средства массовой информации. Частью решения должны стать и сами журналисты. «Проблема возникает тогда, когда дезинформация попадает на законопослушные (новостные) сайты и начинает распространяться ими», — говорит Пьер Вандергейнст. «В этот момент происходит как бы «отмывание информации». 

Этот замкнутый круг необходимо прервать, но как сделать это, когда переход на цифровые методы создания, получения, потребления и передачи информации сначала произвел в журналистике настоящую революцию, а потом эту же журналистику поставил на край гибели? СМИ сокращают штаты журналистов, чтобы хоть как-то остаться на плаву, но все равно, Л. Удрис призывает «именно сейчас провести широкую дискуссию о том, как общество может способствовать развитию и сохранению высококлассной журналистики».

Выход тут только один — делать ставку на общественное вещаниеВнешняя ссылка, финансируемое вскладчину всеми гражданами при том понимании, что «такие СМИ являются сегодня, в эпоху «постправды» и «фейковых новостей», одним из важнейших источников высококачественной, разнообразной и проверенной информации. В будущем же эта роль станет еще более важной. Необходимо, кроме того, воспитывать и обучать интернет-пользователей с тем, чтобы они становились более разборчивыми и вдумчивыми потребителями новостей. А в этой сфере положение сейчас сложилось более чем печальное. Как говорит Л. Удрис, менее 50% опрошенных действительно обращают внимание на источник полученной информации.

В любом случае Л. Удрис никаких чудес тут не ждет. «Сомнительные слухи — это часть человеческой природы» — говорит он. Эту же мысль повторяет и Пьер Вандергейнст. «В конце концов, не всемирная сеть генерирует разного рода теории заговора, но она дает им теперь возможность распространяться куда быстрее, чем раньше, тем более, что благодаря Facebook пресловутая „скамейка у подъезда“ приобрела воистину глобальные масштабы».

Шпионаж и дезинформация в сети

В материале швейцарской газеты «SonntagszeitungВнешняя ссылка», опубликованном 27 ноября 2016 года, говорится о том, что Швейцария также является площадкой для распространения, как с читает газета, ложной новостной информации и теорий заговороа, а занимаются этим такие ресурсы, как «Alles Schall und Rauch», «Uncutnews», «We Are Change». В частности, указывается, что владельцем сайта «Alles Schall und Rauch» является Манфред Петрич (Manfred Petritsch), сайт зарегистрирован в кантоне Цуг, а жертвами дезинформации, распространяемой через сайт, стало уже даже швейцарское Министерство обороны.

Манфред Петрич был женат, по информации газеты, на швейцарке, жил в Цуге, а теперь, якобы, проживает в Абхазии. Газета «Sonntagszeitung» указывает также, что блог «We Are Change» работает не только в сети, но еще и организует встречи своих сторонников в реальной жизни в городах Цюрих, Берн и Тун. Линардс Удрис (Linards Udris), медиа-эксперт из Цюрихского Университета, говорит, что влияние и аудитория швейцарских сайтов, прицельно распространяющих ложную информацию, относительно невелики.

Одна, по его мнению, из возможных причин этого — небольшие размеры страны. «Если кто-то хочет здесь заработать денег на дезинформации в новостях, это вряд ли возможно, учитывая узость внутреннего медиа-рынка Швейцарии». Другим вероятным фактором, по его словам, является сравнительно низкий уровень поляризации швейцарской политики. В Швейцарии вообще принято сначала думать, а потом действовать, а с учетом устойчивости политических структур и институтов, «раскачать» швейцарскую лодку не так-то просто.

Почти нет здесь и СМИ, откровенно находящихся на тех или иных политических позициях, пусть даже многие считают, что швейцарская национальная общественная телекомпания SRG SSR занимает «левые» позиции, а такие газеты, как «Базлер Цайтунг», или журнал «Вельтвохе» — «правые». Тем не менее, Л. Удрис предупреждает, что политическая поляризация в Швейцарии растет, и поскольку все больше людей получает новости из социальных сетей, экспертам необходимо внимательно следить за тем, как развивается медийное пространство и какую роль играют в его рамках кампании по распространению лжи.

А как Вы отличаете фейковые новости от настоящих? Или для Вас соответствие новости фактам не имеет значение, главное, чтобы новость подтверждала Ваше видение мира? Расскажите нам о Вашем опыте!

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод с английского и адаптация: Нина Шулякова

×