Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Удивительное рядом


Швейцарский взгляд на британских призраков


Автор: Селия Лутербахер (Celia Luterbacher), Лондон-Цюрих


 Доступно на 2 других языках  Языки 2
Проанализировав викторианские истории о духах и призраках, Зои Леманн-Имфельд помогла приблизиться к пониманию логики, с опорой на которою человек строит свои отношения с непознанными явлениями, вызывающими порой настоящий шок.  (Mauro Mellone/Swiss National Science Foundation)

Проанализировав викторианские истории о духах и призраках, Зои Леманн-Имфельд помогла приблизиться к пониманию логики, с опорой на которою человек строит свои отношения с непознанными явлениями, вызывающими порой настоящий шок. 

(Mauro Mellone/Swiss National Science Foundation)

Теолог и филолог Зои Леманн-Имфельд из Швейцарии недавно была отмечена научной наградой за новое слово в толковании паранормальных явлений, связанных с... призраками. Как выясняется, дело это довольно серьезное, и с шарлатанством ее проект не имеет ничего общего. Скорее здесь речь идет о викторианской литературе и фундаментальных основах астрофизики.

Истории о бесплотных духах и привидениях рассказывались и пересказывались во все времена. Контакты с духами умерших, путешествия «на другую сторону», изгнания демонов, печальные замковые призраки, звенящие своими цепями в полночь — такого рода сюжеты традиционно были одной из основ любого национального фольклора. Они и сейчас остаются неисчерпаемым кладезем вдохновения для писателей и кинематографистов. Теолог и филолог из Швейцарии Зои Леманн-Имфельд (Zoë Lehmann Imfeld), которая родилась в Лондоне в смешанной швейцарско-британской семье и 13 лет назад перебралась на постоянное жительство в Цюрих, считает, за всеми этими историями скрывается нечто большее.

Ее работа, выполненная в Институте английского языка и литературы при университете города Берн, оказалась — и в этом едины все эксперты и специалисты — настоящим прорывом, открывшим новые методы решения вопроса о том, почему истории о духах и привидениях оказывают на нас такое влияние, пугают нас и одновременно неудержимо притягивают. В июне 2016 года Зои Леманн-Имфельд получила от имени Швейцарского национального научного фонда (SNF) премию «Marie Heim-Vögtlin-Preis» за ее новое и оригинальное толкование глубинного содержания викторианских историй о духах и призраках.

Зои Леман-Имфельд рассказывает, что поначалу она не намеревалась анализировать истории о призраках и привидениях с теологической точки зрения, обращая внимания, прежде всего, на общие для них всех культурные архетипы. «Но чем больше я читала эти истории, тем яснее становилась лежащая в их основе идея противопоставления сил Зла, с одной стороны, и религиозного отношения к миру, с другой стороны», — пояснила она для swissinfo.ch.

«Все эти истории были часто выстроены с опорой на одну и ту же схему: с одной стороны, мы имеем силы зла, которые, как мы помним, „ночью властвуют безраздельно“, а с другой — нишу, оставленную исчезнувшей по тем или иным причинам религией. Равновесие нарушается, и силы зла получают возможность вторгнуться в наш мир и устроить тут кошмарные вещи», — говорит З. Леман-Имфельд. Сфокусировавшись на исследовании этой стороны викторианских текстов о призраках, она сделала интересный вывод: все ученые литературоведы и филологи, которые исследовали эти тексты до нее, как правило, очень не любили подходить к ним именно с теологической точки зрения.

«На университетских кафедрах такую литературу, да и вообще литературное творчество как таковое, часто рассматривают как исключительно светское явление. Наверное, связано это было с опасением ученых, толкуя данный корпус текстов с теологической точки зрения, выдать ненароком что-то особенно интимное в отношении собственных религиозных предпочтений».

Ужас на фоне повседневности

Сама З. Леман-Имфельд сосредоточилась на подробном исследовании жанра короткого рассказа, особенно популярного в конце 19-го века. В центре почти каждой такой истории находился, как правило, главный герой, не обладающий какими-то сверхъестественными способностями. Ее интересовали самые обыкновенные люди, которые качественно отличались от героев «весьма кудряво написанных» историй в формате готического романа ужасов, самым известным примером которого является, разумеется, написанный Мэри Шелли (Mary Shelley, 1797 — 1851) в Швейцарии в начале 19-го века роман «Франкенштейн, или Современный Прометей» («Frankenstein: or, The Modern Prometheus»).

В таких коротких рассказах «очень часто неожиданно возникает некий непостижимый элемент, и никто не знает, что с ним делать и как к нему относиться», — говорит З. Леман-Имфельд. «Вся история разворачивается на совершенно обыденном повседневном фоне, и это делает ее еще более пугающей». Типичным автором, творившим в такой манере, был Монтегю Родс Джеймс (Montague Rhodes James; 1862 —1936), английский писатель, историк, специалист по средневековью, Королевского колледжа в Кембридже (1905–1918 гг.) и позже Итона (1918–1936 гг).

В историю мировой литературы он вошел как как крупнейший мастер рассказа о привидениях, повлиявший, в частности, на таких современных писателей, как Говард Лавкрафт и Стивен Кинг. Рассказчик в его текстах — как правило, ничем не примечательный, слегка наивный джентльмен научного склада ума — обнаруживает рукопись или древний артефакт, который приводит его в соприкосновение с миром мертвых. При этом потусторонние силы настроены далеко не миролюбиво. «Важно, чтобы призрак был преисполнен самых недобрых намерений», — писал М. Р. Джеймс. «Добрым духам место в народных сказках и легендах, но никак не в моих рассказах».

«Цель этих историй состоит в том, чтобы заставить читателя вновь относиться к потусторонним и сверхъестественным явлениям со всей серьезностью», — подчеркивает З. Леман-Имфельд. «Образ мыслей героев этих рассказов очень схож с нашим современным образом мыслей. Все они убеждены во всесилии науки и в том, и что нигде, ни на земле, ни в небесах, ни на море, белых пятен уже не осталось. Герой уверен, что проблемы исчезнут сами собой, но потом он убеждается, что это не так, что он имеет дело с чем-то, что не поддается рациональному объяснению».

Из викторианской Англии в «одну далекую галактику»

Этим летом ее диссертационный труд был опубликован в формате монографии «The Victorian Ghost Story and Theology» («Викторианские рассказы о привидениях: теологический аспект»). Проанализировав данного рода литературу с теологической точки зрения, З. Леман-Имфельд все-таки считает, что любой человек может читать такого рода произведения с любых позиций. Теология — это только один из возможных подходов. С другой стороны, она помогает осознать и «вытащить на свет» многие аспекты, которые в противном случае могут так и остаться незатронутыми.

Сегодня З. Леман-Имфельд работает на позиции постдока в «Центре космических исследований» («Zentrum für Weltraumforschung» / «Centre for Space and Habitability») при Бернском университете. В центре ее работы стоит задача выяснения психологических особенностей столкновения человека с непознанными и непонятными феноменами, в частности, в сфере астрофизики. Но что могла бы нового в этой области сказать ученый-литературовед?

Премия «Marie Heim-Vögtlin-Preis»

Престижная научная награда (MHV) имеет денежный эквивалент в 25 тыс. швейцарских франков и вручается каждый год по линии Швейцарского национального (научного венчурного) фонда (SNF), будучи частью общей программы поддержки швейцарских ученых, вынужденных прервать занятия наукой по семейным обстоятельствам.

Программа предусматривает выплату средней по стране заработной платы в течение 2 лет. Программа и премия носят имя Марии Хайм-Фёгтлин (Marie Heim-Vögtlin, 1845-1916), первой в Швейцарии женщины-врача, по инициативе которой в Цюрихе была основана первая швейцарская гинекологическая клиника.

«Меня интересует, прежде всего, вопрос, что является жизнью, каким образом мы относим одни явления к миру живой материи, а другие, наоборот, к миру материи мертвой? Что такое в целом — жизнь, какие формы жизни могли бы существовать на других планетах? В самом ли деле жизнь — это форма существования только белковых тел, или же она возможна еще и на основе, например, кремния или углерода? И как будет человек реагировать в ходе контакта с такими формами?»

По ее словам, литература — это не просто развлечение, это еще и своего рода футуристическая лаборатория, которая дает возможность поставить вопросы, выглядящие фантастикой, но кто знает, как быстро эта фантастика станет нашей новой повседневностью? Ведь то, что недавно умерший Эрвин Тоффлер назвал «шоком будущего», становится повседневной модальностью нашего обыденного существования.

Точно такой же шок испытывали люди в свое время от столкновения с тем, что они называли «духами» и «привидениями». Литература помогала как справляться с этими «шоками», так и вырабатывать схемы, как правило, религиозного характера, помогающие объяснять присутствие зла в нашей жизни. Нечто похожее происходит и сейчас. Научная фантастика ставит нас в условия наступившего будущего, смотрит на нашу реакцию, готовит нас к «шоку будущего», уже сейчас прокручивает возможные сценарии нашего «ответа» на внешний ранее невиданный «вызов». «Моя задача состоит в выяснении психологии реакции человека на невиданное, неизвестное. Мой опыт общения с привидениями, как ни странно, очень помогает на моей новой работе », — резюмирует З. Леман-Имфельд. 

Сверхъестественное в Швейцарии

По данным Федерального ведомства культуры Швейцарии (Bundesamt für Kultur — BAK, структурное подразделение Департамента (министерства) внутренних дел), истории о призраках играют особенно важную роль в устном литературном наследии Швейцарии, прежде всего ее центральных немецкоязычных регионов. Обычно такого рода истории выстраиваются вокруг, якобы, совершавшихся звуков, движений или визуальных эффектов, не имевших никакого рационального объяснения. Сверхъестественные происшествия в этих историях, как правило, случаются в реальном месте или обыденном повседневном контексте, источником же или причиной такого рода явлений, как правило, называют «бедные души» неизвестных умерших людей.

Истории с привидениями традиционно больше распространены в сельских районах Швейцарии. Исключение здесь составляет Цюрих, история которого полна легендами про привидения и призраков. Специально в их честь в городе проложен туристический «Маршрут цюрихских призраков» («Ghost Walk of Zurich»). Желающие могут заказать себе экскурсию, в рамках которой экскурсовод расскажет вам об известных городских полтергейстах, призраках и прочих «ходячих мертвецах».

До недавнего времени самым известным домом с привидениями в Швейцарии считался один из домов, расположенный в городке Штанс (Stans), в кантоне Нидвальден. Согласно Историческому словарю Швейцарии, он принадлежал Мельхио Йоллеру (Melchio Joller), швейцарскому адвокату, который родился 1 января 1818 года. В 1862 году М. Йоллер начал наблюдать в своем доме «мистические видения», в частности, призраков, которые в конечном итоге и вынудили его вовсе покинуть город. В 2003 году на основе этих событий был снят документальный фильм «Das Spukhaus» («Дом с привидениями»). В 2010 году этот дом был снесен.

В Швейцарии в последнее время интерес к историям о привидениях и других паранормальных явлениях заметно вырос, причем не только в связи с популярными голливудскими фильмами. Франкоязычная швейцарская газета Le Matin опубликовала в марте 2016 года информацию о резком увеличении числа обращений к фирмам по продаже недвижимости с просьбой дать адрес какого-нибудь «охотника за привидениями», который помог бы изгнать духов и призраков из вновь приобретенных объектов недвижимости.

Есть ли у Вас любимая история про привидения, духов и призраков? Сталкивались ли Вы сами с потусторонними явлениями?

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод на русский и адаптация: Людмила Клот, Игорь Петров., swissinfo.ch



Гиперссылки

×