Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Два года спустя


Жители Фукусимы не хотят быть отверженными


Автор: Кунико Сатонобу (Kuniko Satanobu)


Женщина возвращается в свой дом неподалеку от Фукусимы, чтобы забрать свои вещи. (Keystone)

Женщина возвращается в свой дом неподалеку от Фукусимы, чтобы забрать свои вещи.

(Keystone)

Авария на комплексе АЭС в префектуре Фукусима стала настоящей трагедией как для жителей региона, так и для всей Японии. Психиатр из Токио решил отправиться на место трагедии и, поселившись там, начать оказывать помощь пострадавшим. Главная его цель - восстановление социальных связей, разорванных после атомной катастрофы.

Профессор Аринобу Хори (Arinobu Hori) занимает должность психиатра в клинике города Минамисома в 24-ох километрах севернее Фукусимы, где в результате землетрясения и цунами была разрушен целый комплекс атомных электростанций. В итоге более 160 тыс. человек вынуждены были покинуть свои жилища из-за радиационной опасности.

Основанная доктором Хори общественная организация «Minnna no Tonarigumi» («Соседская помощь для всех») проводит семинары, совместные обеды, марши и другие мероприятия, цель которых – привлечь внимание населения к жертвам психических заболеваний.

Он особенно настойчиво призывает открыто показывать свои эмоции и чувства, учитывая, что в Японии люди «неохотно делают это, скованные рамками традиционной культуры».

«Крайне опасно хранить и культивировать в себе ощущение безнадежности и постоянного страха», - подчеркивает Аринобу Хори, автор многочисленных исследований, посвященных проблеме хронической депрессии в социально-культурном контексте Японии.

swissinfo.ch: Мы в редакции были потрясены количеством читателей из Японии, выражавших и свой страх, а главное, озабоченность здоровьем детей в регионе. Наблюдаете ли Вы те же эмоции у ваших пациентов?

Аринобу Хори: Я практически уверен, что все жители префектуры Фукусима испытывают ментальный дискомфорт, даже если они и не говорят об этом.

Существуют разные формы внутренней тревоги. Самая распространенная и сильная из них – страх по поводу здоровья детей и опасения по поводу перспектив собственного здоровья.

Люди озабочены радиационным загрязнением пищи и окружающей среды. Мысль, что атомная станция может снова взорваться, тоже их сильно пугает. И наконец, немало жителей Фукусимы боятся, что для людей из других префектур они превратятся в отверженных, зачумленных.

swissinfo.ch: Многие японцы скрывают подобные эмоции уже два года и, без сомнения, так будет продолжаться и дальше. Для Японии это экстраординарная ситуация. Какие виды психических заболеваний могут отмечаться в связи с ней?

А.Х.: Действительно, ничего подобного тому, что Япония переживает сегодня, не случалось здесь никогда в истории. После катастрофы мы отмечаем резкий взлет числа нарушений психики, нервных срывов –  и это легко понять. Распространены случаи депрессии и алкоголизма.

 

Имеет место и другой феномен, уже проявившийся однажды в городе Кобе после землетрясения в 1995 году – люди умирают от тоски в полном одиночестве, без единого близкого человека рядом.

swissinfo.ch: Одной из эвакуированных женщин было позволено возвращаться домой один раз каждые три месяца. Она написала: «При виде сада, заросшего сорняками, и думая о моем украденном будущем, в котором мы могли бы жить здесь с детьми и внуками, я чувствую себя так, словно нахожусь на собственных похоронах».

А.Х. Потеря места своего рождения и связанное с этим чувство пустоты – это тема, хорошо знакомая психологии. Для жителей Фукусимы, испокон веков занимавшихся земледелием, их родные края представляют исключительную ценность.

Этой женщине особенно тяжело, потому что каждые три месяца она вновь оплакивает свою потерю. Некоторые не могут больше смиряться с судьбой. Недавно двое крестьян вернулись в родной дом и покончили с собой.

Проф. Аринобу Хори

Родился в Токио в 1972 году. Получил врачебный диплом Университета г. Токио, а также национальный диплом в области медицины в 1997 году.

С 1997 по 1999 года работал в психиатрическом отделении Университетской клиники Токио, затем, до 2003 года, в различных больницах и клиниках японской столицы.

В 2003-2008 годах работал в больнице«Kawagoe Dojinkai» в городе Сайтама, недалеко от Токио, где он принимал участие в программе, основанной на идее «терапевтического сообщества», целью которой было помочь хроническим больным реинтегрироваться в общество.

С 2008 по 2012 гг. занимался исследованиями хронической депрессии, главным образом, анализируя механизмы работы человеческого мозга под социокультурным углом зрения в Университетской клинике «Тейкио», г. Токио. 

В 2012 году переехал в город Минамисома в префектуре Фукусима и начал работать в клинике «Hibarigaoka byoin», расположенной в 24-х километрах севернее атомной станции «Фукусима-1».

Создал организацию «Minnna no Tonarigumi» с целью воссоздания разорванных социальных связей.

swissinfo.ch: После землетрясения в Кобе в 1995 году, одного из крупнейших в истории Японии, люди тоже прошли через отчаяние и безнадежность. Чем отличается катастрофа в Фукусиме от той трагедии?

А.Х. Прежде всего, социальной разобщенностью. После природного бедствия, подобного случившемуся в Кобе, все страдают и одновременно объединяют силы для восстановления разрушенного. В Фукусиме же все изменила радиация, став причиной разрыва между семьей и общественностью.

В некоторых коммунах пожилые люди остаются, а молодые уезжают. Даже в одной семье не все одинаково относятся к радиационной опасности. Порой здесь даже  осуждают знакомых, покинувших Фукусиму. Неравные размеры компенсационных выплат, рассчитанные с учетом разных уровней загрязненности, становятся источником скрытых конфликтов между жителями соседних кварталов.

Наконец, эвакуированные селятся в местах, где их никто не знает. Им не с кем поделиться своими тревогами, трудностями.

swissinfo.ch: Вы упоминаете неодинаковое отношение населения к радиации. Не связано ли это с тем, что власти не предоставляют прозрачной и адекватной информации на этот счет?

А.Х.: Да, так оно и есть. Японцам кажется, что сразу после взрыва АЭС власти намерено придерживали информацию и умалчивали о тех или иных аспектах.

Но в конечном итоге этот несчастный случай был спровоцирован самим японским менталитетом, а в особенности – принятым в стране стилем руководства. Сегодня Япония вся в долгах, но руководители не принимают соответствующих мер. В обществе преобладает старшее поколение, и никто не помогает молодежи. Катастрофа в Фукусиме отчетливо выявила этот типичный для японцев менталитет, в рамках которого не приветствуется принятие самостоятельных решений, и вообще, лучше не высовываться.

Правящая верхушка должна срочно поменять свои методы работы. Но в ожидании перемен (а придут ли они?), жителям необходимо взять будущее в собственные руки. Эти изменения непросты для сельской и очень традиционной Фукусимы. Именно потому я и переехал сюда, чтобы помочь, организуя встречи, праздники, на которых будут налажены новые социальные связи.

swissinfo.ch: Но налаживание связей с целью воссоздания классической социальной модели не изменит привычного менталитета…

А.Х.: А здесь, в Фукусиме, я вовсе и не ищу радикальных решений и не стремлюсь разрушить традиционное сельское общество. Сегодня местные жители делают первые шаги к восстановлению, сохраняя свой прежний менталитет. Они полностью идентифицируют себя с социальной группой, к которой принадлежат в силу рождения, и они готовы всё отдать для блага этой группы.   

И если мне удастся, сохраняя лучшие аспекты «архаичного» общества, слегка подтолкнуть людей в сторону большего внимания к идеалам личной автономии и независимости, то я буду просто счастлив.


Перевод с французского и адаптация - Людмила Клот., swissinfo.ch

×