Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Тюрьма и воля


«Наказание – это лишение свободы, а не здоровья и привычек»




Тюрьма «Champ Dollon» в кантоне Женева считается одним из самых переполненных исправительных учреждений Швейцарии. (Keystone)

Тюрьма «Champ Dollon» в кантоне Женева считается одним из самых переполненных исправительных учреждений Швейцарии.

(Keystone)

В феврале 2015 года был представлен очередной доклад Совета Европы о положении в местах лишения свободы. Его подготовили швейцарские ученые-юристы и криминологи из Университета Лозанны. Об интересных цифрах и фактах данного отчета, особенностях Уголовного Кодекса Швейцарии и мнение одного из ведущих швейцарских экспертов-криминологов - в нашем материале.

С Наталией Дельгранде (Natalia Delgrande) мы встречаемся на факультете криминологии Лозаннского университета, из аудиторий которого открывается впечатляющий вид на Женевское озеро и вершины Альп. Тема беседы, однако, возвращает нас с небес на землю. Речь идет об очередном докладе Совета Европы о положении в местах лишения свободы.

Документ готовился в 2014 году, был готов в декабре и представлен в феврале 2015 года. В нем собрана самая последняя криминологическая статистика, а также проведен анализ данных о состоянии европейских тюрем и о положении заключенных по состоянию на 2013 год во всех странах Евросоюза, государствах Восточной Европы, а также в Швейцарии.

Кстати, как следует из отчета Совета Европы, для Швейцарии характерна очень высокая степень заполненности тюрем. Здесь 100 человек приходятся на 100 мест в исправительных учреждениях, в результате тюрьмы в Конфедерации забиты под завязку, а информация об этом регулярно просачивается в СМИ, создавая стране не самый позитивный имидж. Впрочем, разберемся в ситуации.

Наталия Дельгранде

Эксперт-криминолог, научный сотрудник и преподаватель пенологии в Лозаннском Университете. Она дважды магистр: первую степень магистра она получила в области истории права и вторую в области криминологии.

В данный момент заканчивает докторскую диссертацию на тему сравнительного анализа функционирования пенитенциарных систем стран Европы.

Ее исследовательская работа направлена, в частности, на изучение особенностей тюремных учреждений, а также на анализ тенденций последних 20-ти лет в области разработки и апробации альтернативных форм исполнения наказаний.

Регулярно участвует в исследовательских проектах, публикует научные труды в области регулирования поведения заключенных и их социальной реабилитации.

Наталия Дельгранде является научным экспертом в области пенитенциарной статистики при Совете Европы. В 2010 году принимала участие в проекте по оценке эффективности систем обеспечения правосудия при Европейской комиссии по эффективности правосудия (CEPEJ).

С 2006 года сотрудничает с представителями органов исполнения наказания 47-и стран-участниц Совета Европы, совместно с коллегами из Лозаннского Университета ежегодно публикует статистические отчеты о состоянии европейских тюрем (Statistiques Pénales Annuelles du Conseil de l’Europe- SPASE). 

В Швейцарии есть три основных языковых региона — «немецкий», «французский», «итальянский», и показатель 100 человек на 100 мест носит общий характер. «Во „французской“ части тюрьмы переполнены, там степень заполняемости, возможно, даже достигает двухсот человек на сто мест, в то время как в „немецкой“ части многие исправительные учреждения стоят пустыми», — указывает Наталия Дельгранде.

Финансовая сторона вопроса

Согласно отчету Совета Европы за 2013 год, содержание одного заключенного стоит от 2 до 685 евро в день. Однако Наталия Дельгранде считает, что сравнивать такие цифры не следует, так как «в разных странах Европы очень разный уровень жизни. Например, 685 евро тратятся на содержание заключенного в Сан-Марино, потому что там высокий уровень жизни, народу мало, и сидит лишь два человека – оба в полицейском участке». Причем в эту сумму входят расходы не только на проживание и питание, но и на психологическую поддержку, на образовательные программы и курсы, а также расходы на страхование.

Самая низкая стоимость одного дня заключенного в сумме 2 евро – в России, на что есть объективные причины: в этой стране в целом низкий уровень жизни, а программы реабилитации заключенных отсутствуют, а ведь именно они, а также возможность получать образование в период отбывания срока, и делают стоимость содержания заключенного более высокой. Наталия Дельгранде называет и еще одну причину: «В России очень много заключенных. Их было бы невозможно содержать, будь стоимость дороже». 

В отчете Совета Европы на это счет приведены следующие цифры: на 100 тысяч человек в Швейцарии приходятся 88 заключенных, а в России – 475. И это самый высокий показатель среди стран Старого света. «Может, быть на первый взгляд эта цифра кажется пугающей. Но сейчас в России наметилась положительная тенденция и число заключенных за последние 10 лет снизилось на 20%», – обнадеживает Наталия Дельгранде.

Действительно, еще в 2005 году на сто тысяч человек в России приходилось 574 заключенных. «Вообще данная тенденция характерна для всех стран Восточной Европы и бывших республик СССР, но в России она уже оформилась в целенаправленную политику государства», - объясняет Н. Дельгранде. «В других странах, например, в Грузии, снижение происходит скачкообразно – скажем, произошла амнистия и освободилось много людей, а через три-четыре года количество заключенных снова вырастает».

Условия содержания

Если спросить обывателя в России, что он знает о тюрьмах в Европе вообще или в Швейцарии в частности, то наверняка он ответит, что «это как трехзвездочный отель». Такое впечатление создается из-за того, что в Европе господствует принцип, в соответствии с которым «наказание – это лишение свободы, а не здоровья и привычек».

В Швейцарии полагают, что исключение человека из налаженных механизмов социума уже является для него огромной потерей. Хотя, конечно, и здесь положение заключенного будет отличаться, в зависимости от того, какое преступление он совершил, рецидивист ли он, будет учитываться его возраст, личные данные, психологический портрет.

Наталия Дельгранде призывает ни в коем случае не сравнивать тюрьму с отелем, какими бы благоприятными на первый взгляд не были там условия. «Потеря человеком свободы это уже само по себе огромное наказание. Мы как-то особенно не задумываемся об этом, потому что мало кто из нас может реально представить, каково это — жить в условиях ограниченной свободы», — говорит эксперт.  

«В тюрьме самое дорогое – психологические и образовательные программы, а также программы, направленные на то, чтобы удержать человека от рецидива. Это стоит дороже, чем проживание, питание, расходы на одежду и предметы первой необходимости», - рассказывает Н. Дельгранде. И пусть в Швейцарии один заключенный может рассчитывать на камеру, даже скорее комнату, площадью в 9-10 кв. м., в каждой из которых есть телевизор, все равно, факт потери свободы телевизоры не компенсируют.

«Кроме того, телевизор, не есть привилегия, это нормальные условия — мы же не в Средневековье живем. Европейский принцип исполнения наказания таков: условия заключения должны как можно ближе соответствовать условиям жизни вне тюрьмы», — добавляет эксперт-криминолог.

Альтернативные виды наказания

Итак, факт заключения человека в исправительное учреждение не означает в Швейцарии ущемления его в правах. Государство не лишает осужденного элементарного человеческого достоинства путем помещения его в негуманные условия, так как в противном случае государство само лишилось бы морального права спрашивать с провинившегося по всей строгости закона. Гуманные условия для заключенного – это не роскошь, а факт, говорящий о том, что государство добивается соблюдения закона от всех, и от себя в первую очередь.

Но и в Швейцарии не всё идеально. «Парадокс, но в стране вплоть до начала 2000-х годов действовал уголовный кодекс образца 1937-го года, который вошел в силу в 1942 г., после чего тут же началась разработка новой его редакции», – говорит Н. Дельгранде. «А когда разработали новый кодекс, то он вошел в силу в 2007-м уже устаревшим». Если же говорить о каких-то важных тенденциях, то, по словам эксперта, в последние годы 20-го века в Швейцарии раздавались настойчивые призывы отказаться от кратких сроков заключения, заменив их условными, альтернативными видами наказания.

Сотрудничество Швейцарии и России

5 марта 2015 года посол Швейцарии в России Пьер Хельг и директор Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России Геннадий Корниенко подписали Рабочую программу российско-швейцарского сотрудничества на текущий год.

Программа предусматривает не только продолжение содействия российским реформам в сфере работы с несовершеннолетними осужденными, но и определяет новые направления сотрудничества, в частности, в таких областях, как применение альтернативных мер наказания, реабилитация больных наркоманий, трудовая адаптация осуждённых.

Вновь планируется проведение шахматного онлайн-турнира с участием экс-чемпиона мира Анатолия Карпова между несовершеннолетними осуждёнными, отбывающими наказание в исправительных учреждениях России и Швейцарии.

Кроме того, достигнута договорённость о поездке в конце апреля экспертов ФСИН России в Швейцарию для обмена опытом. Партнёром со швейцарской стороны выступит Международный институт по правам ребёнка в городе Сьон.

В новом швейцарском УК от 2007 года эта норма была реализована, но надежды, возлагавшиеся на такой подход, не оправдались, и вот теперь в Кодекс внесена поправка, которая опять позволяет более активно использовать краткие сроки заключения. Почему так произошло? «Просто потому, что в Швейцарии так и не удалось разработать систему адекватных альтернативных наказаний», — разъясняет эксперт.

«Короткие сроки заключения в Швейцарии составляют 30% от общего числа приговоров, связанных с наказанием в виде лишения свободы, а вот в Италии этот показатель находится на уровне 1,5%, но только потому, что там вот уже 20 лет целенаправленно работают над данной проблемой, разработав значительное число видов альтернативных мер воздействия на тех, кто преступил закон».  

Наталия Дельгранде напоминает, что в 1950-е годы в СССР уже существовала альтернативная система наказания, а именно, исправительные работы с удержанием дохода, или части его, в пользу государства. «Возможно, эти формы были топорны и даже примитивны, но, тем не менее, кто-то уже тогда подумал об этом», — добавляет она.


Надежда Капоне, Лозанна-Берн, swissinfo.ch

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×