Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Бюджет и финансы Госбюджет Швейцарии с профицитом — эксперты все равно недовольны

Ueli Maurer

Министр финансов Швейцарии и президент страны в 2019 году Ули Маурер (Ueli Maurer): для него предпочтительнее, разумеется, сообщить о профиците госбюджета в 3 млрд, чем о дыре в нём на сравнимую сумму!

(© Keystone / Peter Klaunzer)

Министерство финансов Швейцарии, его глава Ули Маурер, эксперты и специалисты, вооруженные компьютерами, снова просчитались на «небольшую» сумму в 2,7 млрд франков. Вроде бы новость-то позитивная, ведь такой суммой обозначен профицит государственного бюджета. Всё хорошо? Но в Швейцарии у общественности и экспертов возник вопрос: как же это эксперты с компьютерами смогли «проглядеть» возникновение такого «плюса» в госказне? Они что, считать разучились?

Но для начала уясним вот что: федеральный бюджет в Швейцарии - это только вершина айсберга. Будучи построенной строго в соответствии с принципами федерализма, эта страна состоит из кантонов, субъектов федерации, имеющих широкие права финансовой автономии и, в частности, свои собственные бюджеты. Точно так дело обстоит с низшим уровнем - общинами/муниципалитетами, - у которых опять же есть свои бюджеты, свои источники доходов и свои статьи расходов.

И поскольку практически на всех уровнях швейцарского федерализма в народ принимает самое активное участие в формировании бюджетов (в меньшей степени, по понятным причинам, на федеральном уровне) и определении их расходных статей, то в Швейцарии принято говорить не о «государственных», но об «общественных бюджетах» (так же, кстати, обстоит дело и языками: в стране, вопреки неверным утверждениям, нет «государственных» языков, а есть «национальные», и это различие принципиальное, а не просто стилистическое). 

Как бы там ни было, уточним, что именно федеральный бюджет ближе всего к Швейцарии находится к классическому понятию «госбюджета», поэтому, чтобы не путаться, мы будем использовать именно данный термин, но - только применительно к бюджету федерального центра, формируемому, в частности, за счет прямых федеральных налогов. Так вот, в Швейцарии профицит этого бюджета является системной нормой, правилом, а не исключением. Все последние по меньшей мере 10 лет федеральный бюджет страны сводился с большими плюсами, так что ситуация по итогам 2018 финансового года вполне встраивается в общую тенденцию.

Внешний контент

Ueli Maurer

Нет, вы только посмотрите, министр финансов снова нам нав... то есть немного просчитался в своём прогнозе! И поскольку тоже самое происходит в кантонах, не думаю я, что дело тут в «долговом тормозе»!

Поэтому недавно Минфин Швейцарии решил отдельно обратиться к общественности с объяснением механизма возникновения такого рода разницы между плановой прибылью федерального госбюджета (+295 млн франков на 2018 год) и реальной суммой профицита (+3,029 млрд франков). «Ошибки в оценках суммы поступлений в госбюджет неизбежны по причине того, что ситуация в области формирования сумм бюджетных поступлений зависит от большого числа факторов со значительной степенью волатильности», - указано, в частности, в официальном пресс-релизе швейцарского финансового Департамента / Министерства (EFD).

С другой стороны, «бюджетные фактические расходы всегда, системно оказываются ниже запланированных с учетом регулярного поступления со стороны парламента в течение всего финансового года все новых и новых „вводных“ в плане предельных нормативов в области расходов по тем или иным бюджетным статьям, превышать же эти нормы нельзя». Иными словами, органы федеральной исполнительной власти в Швейцарии всегда склонны вести сдержанный курс в области планирования бюджетных расходов, стремясь распоряжаться имеющимися ресурсами как можно более экономно.

Внешний контент

öffentliche Verschuldung Schweiz

Насколько экономной должна быть экономика?

Разумеется, такого рода объяснениями довольны в стране далеко не все. Особенно представители левого политического лагеря постоянно критикуют Минфин и его руководителя, представителя правой Швейцарской народной партии (SVP), в том плане, что они-де нарочно обескровливают в финансовом смысле государство в Швейцарии, играя на руку идеологам «неолиберализма» и представителям «новых правых», которые тем самым получают возможность, указывая на очередной «пакет экономии бюджетных расходов», анонсированный У. Маурером, требовать сокращения объёмов финансирования прежде всего социальных программ, притом что с учётом миллиардных доходов госбюджета такие программы экономии не имеют никакой необходимости, а потому не имеют и никакого смысла. Таково, по крайней мере, мнение левых.

Внешний контент

Профицит нужно инвестировать в пенсии, медстрахование и защиту климата!

В целом такая критика может показаться оправданной, если учесть тот факт, что начиная с 2006 года госбюджет в Швейцарии сводится с профицитом, то есть с прибылью, размер которой регулярно превышает цифры планового дохода. Единственным исключением стал 2014 год, когда федеральный бюджет зарегистрировал убыток в 124 млн франков.

Но, какие бы аргументы ни приводили в поддержку своих доводов идеологические противники и оппоненты, очевидным является тот факт, что все основные партии Швейцарии приветствуют возможность за счет профицита сокращать объем государственной бюджетной задолженности. Поэтому-то этот показатель в Швейцарии со 130 млрд франков в 2005 году и сократился до уровня ниже 100 млрд в 2018 году. Парадокс - не будучи членом европейской экономической зоны и европейского валютного союза, Швейцария на самом деле является если и не единственной, то одной из немногих стран, полностью выполняющих Маастрихтские критерии конвергенции, демонстрируя финансово-экономические показатели страны, необходимые для вступления в еврозону.

В соответствии с этими критериями государственный бюджет страны должен сводиться с положительным или нулевым сальдо, допустимый дефицит госбюджета не должен превышать 3% от ВВП к концу финансового года, а госдолг не должен превышать 60% от ВВП на конец финансового года или же «уверенно приближаться к этому уровню». В Швейцарии же общий уровень госдолга с учетом бюджетов кантонов, общин и касс социального страхования не достигает и 30% от ВВП, находясь тем самым куда ниже 80%, то есть среднего показателя по странам ЕС.

Внешний контент

öffentliche Verschuldung der Länder Europas

Однако такого рода показатели, разумеется, берутся в Швейцарии вовсе не «с потолка» и не «задаром». Все эти цифры стали в Швейцарии результатом работы так называемого «долгового тормоза» (Schuldenbremse), финансового инструмента, одобренного в 2001 году народом Швейцарии по итогам голосования на федеральном референдуме. Цель - более эффективное противодействие процессам, которые в перспективе могут приводить к возникновению бюджетных диспропорций.

Идея, лежащая в основе долгового тормоза, выглядит следующим образом: в период слабой промышленной конъюнктуры государству (федеральному центру и кантонам) позволено в ограниченных пределах накапливать определенные дефициты и долги. А вот в годы конъюнктурного подъёма, когда экономика работает на повышенных оборотах, заработанные дополнительные налоговые поступления должны в обязательном порядке идти на погашение долгов, накопленных ранее. Статус закона «налоговый тормоз» в Швейцарии получил в 2003 году, став объектом невольной зависти иных иностранных министров финансов.

Страны еврозоны пошли другим путём, приняв решение немного ослабить и облегчить обязательства, проистекавшие для них из подписанного в Амстердаме в 1997 году так называемого «Пакта стабильности и роста» (Stability and Growth Pact), соглашения между государствами Европейского союза, касавшегося налоговой и бюджетной политики. В теории «Пакт» предусматривал меры по осуществлению контроля над налоговой политикой стран-участниц и даже санкции (после нескольких предупреждений) в отношении стран-нарушителей.

Но это только в теории. В 2008 году с началом мирового финансового и экономического кризиса наступил «момент истины»: отсутствие бюджетной дисциплины поставило страны ЕС перед более чем тяжелыми проблемами, тогда как Швейцария преодолела самый пик кризиса без заметных бюджетных последствий (если не считать истории с банком UBS, но его бюджет не является общественным). Именно поэтому в 2013 году страны еврозоны пришли к выводу о необходимости усиления мер бюджетно-финансового контроля. Проблема же государственного долга во многих странах ЕС и мира так и остаётся до конца не решенной.

Бюджет Почему швейцарская казна всегда полна?

Как Швейцария из года в год умудряется сводить свой федеральный бюджет с профицитом? Этот вопрос мы задали эксперту.


Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Задайте вопрос о Швейцарии, и мы ответим на него!

Задайте вопрос о Швейцарии, и мы ответим на него!

Задайте вопрос о Швейцарии, и мы ответим на него!

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта