Navigation

Китайская дилемма швейцарской отрасли производства текстильного оборудования

Большинство крупных швейцарских компаний, выпускающих оборудование для текстильной промышленности, производят его в Китае, а из Швейцарии экспортируют только высокотехнологичные компоненты. © Keystone / Gaetan Bally

Швейцарские производители текстильного оборудования вынуждены отвечать на острые вопросы о своих связях с Китаем и зависимости от него на фоне обвинений в том, что в цикле производства и сбыта одежды используется принудительный труд уйгуров и других национальных меньшинств.

Этот контент был опубликован 10 апреля 2021 года - 07:00

Перевод и подготовка: Нина Шулякова.

В 2014 году, когда вступило в силу соглашение о свободной торговле между Швейцарией и Китаем, группа специалистов, включая представителя швейцарской фирмы Uster Technologies, посетила хлопкоочистительные и прядильные фабрики в Синьцзяне (Западный Китай). Во время этого визита они встретились с тогдашним заместителем командующего Синьцзянским производственно-строительным корпусом (СПСК).

В течение следующих нескольких лет швейцарская отрасль производства текстильного оборудования процветала за счёт расширения текстильного производства в Синьцзяне. По данным таможенных органов, к 2017 году Швейцария стала самым крупным экспортёром узлов и компонентов для вязального оборудования, например веретён и запасных деталей, в этот регион.

Это произошло за два года до того, как журналисты обнародовали China CablesВнешняя ссылка, секретные документы Коммунистической партии Китая, содержащие подробности спонсируемой государством кампании репрессий против уйгуров и других этнических меньшинств в западном регионе страны, включая использование принудительного труда в цикле производства и сбыта текстиля.

Санкции, наложенные на СПСК и некоторых производителей текстиля правительством США в связи с этими обвинениями, привлекли внимание общественности к таким брендам, как Nike и H&M, которые столкнулись с бурной негативной реакцией потребителей, когда выразили свою обеспокоенность ситуацией в Синьцзяне.

Швейцарские фирмы Rieter и Uster, продающие текстильное оборудование фабрикам, расположенным в Китае, и в том числе в Синьцзяне, которые раньше делали это, спокойно оставаясь в тени, теперь тоже вынуждены отвечать на непростые вопросы о серьёзной зависимости своей отрасли от Китая.

Узкоспециализированный рынок

Трудно сказать, сколько швейцарского текстильного оборудования в итоге оказывается в Синьцзяне. Согласно таможенным даннымВнешняя ссылка, Синьцзян импортировал из Швейцарии машин на сумму 6,4 млн долларов (6 млн швейцарских франков).

Что касается текстильного оборудования, по данным сайта Observatory of Economic Complexity (OEC), Синьцзян импортирует большую его часть из трёх стран: Германии (26,8 млн долларов США, 46,5%), Японии (23,4 млн долларов США, 40,6%) и Италии (7,4 млн долларов США, 12,8%).

Однако Швейцария является ведущим экспортёром деталей (например веретён, кареток и механизмов самоостанова), используемых в крупных прядильных, ткацких или вязальных станках.

Данные таможни показывают, что в 2019 году такие детали были второй по величине статьёй швейцарского экспорта в Синьцзян после промышленных принтеров. В течение последних трёх лет Швейцария экспортировала в этот автономный регион детали для вязальных машин на сумму около 2 млн долларов США в год.

Хотя общая стоимость этого экспорта невелика, Китай и в частности Синьцзян в значительной степени рассчитывают на Швейцарию в отношении некоторых машин и запчастей.

Внешний контент

Хотя в 2019 году львиная доля экспорта деталей и аксессуаров для вязальных машин в СПСК принадлежала Германии (почти 91%, 39,7 млн долларов), Швейцария играла особенно важную роль на пике широкомасштабного развития текстильной промышленности Синьцзяна несколько лет назад. В 2017 году Швейцария опережала Германию, и на её долю приходилось около половины экспорта узлов и компонентов для вязального оборудования в этот регион.

По данным Международной федерации производителей текстиля (ITMF), штаб-квартира которой находится в Цюрихе, объём отгрузки пневмомеханических прядильных машин в Китай резко вырос с 383 000 в 2015 году до 634 000 в 2016 году. «Основная причина заключалась в том, что прядильные производственные мощности были переведены из прибрежных регионов в главные хлопководческие районы [Западного] Китая», - сообщил SWI swissinfo.ch представитель ITMF Кристиан Шиндлер (Christian Schindler).

Внешний контент

Дочерние компании, слияния и поглощения

Однако данные по экспорту не дают полной картины. Эрнесто Маурер (Ernesto Maurer), президент Швейцарской ассоциации производителей текстильного оборудования, заметил в брошюре (ссылка на нее в формате pdfВнешняя ссылка), посвящённой 75-летию ассоциации, что «через свои многочисленные международные дочерние компании швейцарские производители текстильных машин контролируют гораздо больше [рынков сбыта]».

Это связано с тем, что большинство крупных швейцарских производителей текстильного оборудования имеют торговых агентов и дочерние компании с местным производством в Китае и экспортируют из Швейцарии только высококачественные компоненты.

Количество слияний и поглощений в отрасли также затрудняет понимание того, где, собственно, осуществляется производство. Фирма ITEMA со штаб-квартирой в Италии, изготавливающая текстильное оборудование, была создана в результате слияния различных компаний, в том числе Sultex из Швейцарии. ITEMA имеет производственные мощности в нескольких странах, включая Китай, Швейцарию и Италию. Японская компания Toyota Industries поглотила Uster Technologies ещё в 2012 году.

Некоторые компании были полностью выкуплены китайскими инвесторами, и в Швейцарии у них есть только офисы или исследовательские подразделения. Китайская фирма Ningbo Cixing приобрела швейцарскую Steiger в 2010 году, благодаря чему стала одним из крупнейших производителем плосковязальных машин в мире. Другая китайская компания Jinsheng, купила бренд Saurer у Oerlikon Group со 150-летней историей в 2012 году. В своём годовом отчёте за 2017 год Saurer указали, что 37% из 4 400 сотрудников компании работали в Китае, и лишь 3% — в Швейцарии.

В том же году компания SaurerВнешняя ссылка учредила полностью принадлежащее ей дочернее предприятие Saurer Xinjiang, производящее 2 млн ворсовальных машин, банкаброшей, намоточных и пневмомеханических прядильных машин, чтобы «удовлетворить спрос, растущий» по мере расширения текстильного производства в регионе. Завод был полностью введён в эксплуатацию в 2019 году.

Связи с поставщиками

Швейцарское оборудование, где бы оно ни производилось, используется на заводах, которые попали под санкции США из-за обвинений в принудительном труде. В мае 2019 года газета Wall Street Journal сообщилаВнешняя ссылка, что жители Синьцзяна принудительно прошли курсы обучения, после чего были отправлены на работу на местные фабрики, некоторые из которых производили пряжу или ткани для крупных мировых брендов.

Китайское правительство отвергает обвинения и защищает программу как массовую обучающую кампанию, направленную на то, чтобы вывести национальные меньшинства из бедности и бороться с терроризмом.

Согласно статьеВнешняя ссылка в лозаннской газете Le Temps, швейцарская группа Rieter в 2019 году поставила 66 кольцепрядильных машин G32, используемых для производства хлопчатобумажных тканей, китайской компании Huafu Top Dyed Melange Yarn. Газета сообщает, что швейцарская фирма Uster в 2020 году также продала оборудование этой китайской компании, попавшей в чёрный список США.

Другая фирма из чёрного списка США, гонконгская Esquel Group, владеет хлопчатобумажными комбинатами в Синьцзяне, которые используют оборудование производства швейцарской Uster. Два завода в Синьцзяне — Changji Esquel Textile Co и Turpan Esquel Textile Co. Ltd —в 2019 году получили от Uster знак качества.

Компания Esquel, работающая в Синьцзяне с 1995 года, опровергла обвиненияВнешняя ссылка в использовании принудительного труда и отметила, что сторонний аудит не обнаружил никаких соответствующих доказательств. Компания заявляет на своём сайте, что её прядильная фабрика в Чанцзи представляет собой «современное, высокоавтоматизированное предприятие», для которого необходимо всего 45 технических специалистов, в отличие от традиционного производства, для функционирования которой требуется 150 сотрудников. Некоторые из высокоавтоматизированных машин производятся швейцарской фирмой Rieter, как видно из видеороликаВнешняя ссылка компании, выложенного в Youtube.

Когда у компании Rieter запросили дополнительную информацию, её представители ответили, что не раскрывают данные о деловых отношениях с отдельными клиентами.

В годовом отчёте компании Saurer за 2019 год указано, что её завод в Синьцзяне участвовал в программе местного правительства по расширению занятости среди этнических меньшинств, наняв 95 представителей этой категории населения для работы на своём новом заводе.

В ответ на запрос о предоставлении более подробной информации компания сообщила, что «сотрудники из числа этнических меньшинств на заводе компании в Урумчи заняты на различных должностях, среди них есть и простые рабочие, и люди с университетским образованием, работающие во всех областях отрасли».

Шелли Хан (Shelly Han) из неправительственной организации Fair Labour Association (FLA), созданной в США для защиты прав трудящихся после скандалов 1990-х годов, сказала SWI swissinfo.ch, что она не думает, что прямо-таки все фабрики в Синьцзяне используют принудительный труд. Однако добавила, что доказать обратное невозможно.

«Мы считаем, что компании вообще не могут проводить эффективную комплексную проверку в Синьцзяне из-за жёсткого надзора [со стороны правительства Китая]. Это означает, что аудиторы лишены свободы передвижения, а рабочие не могут говорить открыто», — рассказала она.

В декабре FLA распорядилась прекратить закупки из Синьцзяна, потому что ситуация в регионе «противоречит общепринятым нормам проведения комплексных проверок» и, следовательно, нельзя исключать, что там используется принудительный труд. Это стало первым случаем за всю её 20-летнюю историю, когда FLA обратилась к компаниям, с которыми работает, например, Adidas и Patagonia, с требованием не закупать продукцию из определённой страны или региона.

Уносить ноги

В этой ситуации различные компании всё чаще сталкиваются с репутационными рисками из-за каких-либо деловых связей с Синьцзяном или обвинений в использовании принудительного труда. И вряд ли эти претензии исчезнут сами по себе. По последним сообщениямВнешняя ссылка из региона, в настоящее время рабочих насильно переводят из Синьцзяна в другие провинции.

Но может ли отрасль, которая продаёт оборудование, годами работающее в заводских цехах, нести ту же ответственность, что и бренд, который постоянно покупает ткани или хлопчатобумажные футболки, изготовленные, предположительно, с использованием принудительного труда?

Дороте Боман-Поли (Dorothée Baumann-Pauly) из Женевского центра бизнеса и прав человека говорит, что можно легко представить, какую реакцию вызовет фотография, на которой рабочий-уйгур сидит за станком с надписью Rieter, появившаяся на первой полосе крупной газеты.

«Фирмы, поставляющие оборудование в этот регион, сталкиваются с рядом тех же проблем, что и компании, продающие технологии, которые можно использовать для слежки, — сказала она. — Важно выяснить, кому вы продаёте свою продукцию и для чего она используется».

Шелли Хан убеждена, что машиностроительные компании обязаны точно знать, с кем они работают. «Возможно, вы напрямую и не потворствуете нарушению прав человека, но при этом вносите вклад в развитие системы, которая порождает эти нарушения. А в случае с Синьцзяном это именно такая система», — говорит она.

А Анжела Маттли (Angela Mattli) из Швейцарского НПО «Общество защиты уязвимых народов» (Society for Threatened Peoples) задается вопросом, насколько серьёзно к этой ситуации относятся сами компании.

«Вам как компании необходимо установить границы дозволенного. Вы должны требовать, чтобы деловые партнёры из Китая предоставили вам конкретную информацию, а в ваши контракты обязательно должны быть включены положения о выходе из сделки», - заявила эта НПО, начав диалог со швейцарской ассоциацией машиностроительной отрасли Swissmem по поводу ситуации в Синьцзяне.

Что говорят компании?

Швейцарские производители текстильного оборудования, ответившие на запрос SWI swissinfo.ch, выразили аналогичное мнение о нулевой терпимости к дискриминации или нарушениям прав человека.

В заявлении, отправленном SWI swissinfo.ch по электронной почте, представители Rieter написали, что их компания «отвергает принудительный труд - этот принцип закреплён в Кодексе корпоративной этики Rieter» и что во всех своих деловых отношениях компания «стремится соблюдать все соответствующие законы и правила».

Представители Saurer сказали, что «очень гордятся тем, что уважают личное достоинство, неприкосновенность частной жизни и личные права своих сотрудников».

Uster Technologies написали SWI swissinfo.ch, что они «работают только с партнёрами, которые справедливо относятся к своим сотрудникам и соблюдают действующее законодательство», в том числе воздерживаясь от использования принудительного труда, и что «до сих пор компания никогда напрямую не сталкивалась с какими-либо обстоятельствами, указывающими на то, что кто-либо из её клиентов действовал в нарушение Кодекса корпоративной этики Uster Technologies».

Однако компании не прокомментировали конкретные утверждения о ситуации в Синьцзяне и не предоставили подробную информацию о том, каким образом они обеспечивают соблюдение поставщиками или потребителями их стандартов.

Флориан Веттштайн (Florian Wettstein), профессор деловой этики из Университета Санкт-Галлена, который изучал явление «молчаливого соучастия», сказал SWI swissinfo.ch, что компании должны учитывать, о чём сигнализирует их присутствие.

Он добавил, однако: важная роль китайского рынка означает, что «компании высказываются крайне осторожно».

Деликатное положение

Для швейцарских компаний ситуация особенно щекотлива. Китай — третий по величине торговый партнёр страны, а Швейцария была первым западным государством, подписавшим соглашение о свободной торговле с этой сверхдержавой.

На Китай приходилось около 17% экспорта швейцарского текстильного оборудования в 2019 году и 16% — в 2020 году (474 млн швейцарских франков). Китайский рынок считается ключевым фактором, благодаря которому экспортный сегмент экономики смог выстоять в условиях неопределённости во время пандемии COVID-19.

Но отрасль сталкивается с жёсткой конкуренцией со стороны самого Китая. Общий объем экспорта швейцарского текстильного оборудования за последние несколько лет снизился, поскольку собственный машиностроительный сектор Китая становится всё более высокотехнологичным, а швейцарские компании всё чаще размещают своё производство в КНР. Текстильное оборудование сейчас производится преимущественно в Китае и китайскими компаниями.

«Иностранные конкуренты не дремлют. Они догоняют нас с точки зрения технологий», - сказал Стефан Брупбахер (Stefan Brupbacher), директор швейцарской головной ассоциации производителей машинного оборудования Swissmem. «Если швейцарским компаниям запретить торговать с Китаем и оказывать ему рыночные услуги, это даст китайским и иностранным компаниям огромное преимущество на процветающем рынке». Китайская продукция используется не только на местном, но и на множестве других производственных рынков».

Внешний контент

Политические рычаги

Учитывая, что в отношениях с Китаем отрасль и так ходит по лезвию бритвы, маловероятно, что компании будут открыто высказывать свою точку зрения или менять заведённые порядки без какого-либо политического давления или защиты. Это особенно верно после того, как китайское правительство и потребители дали отпор H&M и Nike, когда те выразили обеспокоенность ситуацией в Синьцзяне.

Шиндлер сказал SWI swissinfo.ch, что «эти спорные вопросы, касающиеся торговли, должны решать правительства. Компании ориентированы на удовлетворение потребительского спроса».

Компания Rieter также написала, что полагается на политические институты, занимающиеся этим вопросом. Представитель Uster сказал: «Мы не вправе устанавливать или изменять эти правила или принимать чью-либо сторону в любом дискурсе правительств».

Со своей стороны, швейцарское правительство не заняло жёсткой позиции в отношении Китая. И парламент, и правительство страны недавно отклонили предложение о запрете на импорт товаров, изготовленных с использованием принудительного труда, аналогичном тому, который предусмотрен Законом о тарифах США. Европейский Союз также ввёл санкции в отношении отдельных лиц.

Брупбахер из Swissmem сомневается в эффективности бойкотов и односторонних санкций. «Торговля способствует развитию среднего класса. Мы видим это на примере Китая, где она помогла миллионам выбраться из нищеты».

Швейцарское министерство экономики подтвердило SWI swissinfo.ch, что оно поддерживает контакты с отдельными производителями текстильного оборудования и «планирует обсудить ситуацию с правами человека в Синьцзяне с различными компаниями текстильного машиностроения», но дата такой встречи пока не назначена.

Две недели назад швейцарское правительство опубликовало свою первую стратегию в отношении Китая, в которой отмечалось желание продолжить диалог по правам человека. Посол Китая в Швейцарии резко заявил, что эта критика, опирающаяся на ложные обвинения, создаёт ошибочное представление о стране.

В недавнем интервью цюрихской газете Neue Zürcher Zeitung министр иностранных дел Швейцарии Иньяцио Кассис сказал, что правительство анализирует введённые против Китая санкции, но у Швейцарии есть «собственная внешняя политика».

Кассис также сказал, что поддерживает компании, которые берут на себя ответственность за весь свой цикл производства и сбыта. «Если компании не берут на себя ответственность, тогда государство вмешивается и регулирует их деятельность».

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.