Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Конфликт Ули Штек: «Я не вернусь на Эверест»

Автор: , Базовый лагерь Эвереста, Непал.


Ули Штек (справа) и Симоне Моро.

Ули Штек (справа) и Симоне Моро.

Знаменитый швейцарский альпинист Ули Штек никогда больше не взойдет на Эверест. Об этом он рассказал порталу swissinfo.ch, находясь в Базовом лагере, на полпути к высочайшей вершине мира, после того, как он и его попутчики подверглись нападению и смертельным угрозам.

«У меня тут больше ни к кому нет никакого доверия. На эту гору я больше не вернусь никогда», - заявил 30-го апреля находящийся весь в растрепанных чувствах швейцарский альпинист-экстремал Ули Штек. В эксклюзивном интервью известный своими скоростными восхождениями спортсмен рассказывает о том, что произошло с ним в воскресенье 28 апреля на самой высокой горе мира.

«Это столкновение стало выражением гнева и ненависти, накопившихся за много лет, символом настоящей пропасти между двумя мирами», - говорит Ули Штек. Он признает также, что действия его команды после первой фазы конфликта с шерпами, крепившими веревки над лагерем номер 2 для обеспечения коммерческих восхождений, могли оказать провоцирующее воздействие, что и привело конфликт к эскалации.

swissinfo.ch: Что там произошло наверху? Почему вы подверглись нападению?

Ули Штек (Ueli Steck): Я сам до сих пор продолжаю искать ответ на этот вопрос. Я не думаю, что нападавшие имели какие-то проблемы с нами персонального, личного характера. Я думаю, что речь идет о какой-то более общей проблеме, о кризисном потенциале, накопившемся в Непале и теперь вдруг вышедшем на поверхность.

Я думаю, нам просто не повезло, и мы были не в том месте и не в то время. Все началось в форме словесной перепалки на горе, немного ниже лагеря номер 3. А когда мы вернулись в лагерь номер 2, то примерно сто проводников-шерп попытались напасть на нас.

swissinfo.ch: По словам СМИ и самих шерп, вы поступили необдуманно, совершая восхождение над проводниками в тот момент, когда они как раз занимались крепежом веревок. Как по-Вашему, может быть, проблема как раз заключалась в этом?

У.Ш.: Нет, я не думаю, что проблема скрывалась именно здесь. Мы знали, что они крепят веревки, и мы им не мешали. Они крепили веревки для участников коммерческих восхождений, а не для нас, по той простой причине, что нам такие подпорки не нужны, мы обходимся без них...

Конечно, на горе всем должно найтись место. Поэтому мы начали восхождение примерно в 50-ти метрах слева от них, именно для того, чтобы не мешать им, при этом мы очень внимательно следили за тем, чтобы на них не падали куски льда. Мы никоим образом не могли им помешать.

Я думаю, им не понравился сам факт нашего восхождения; они, наверное, думали, что, раз, мол, они сейчас на горе, то остальным просто нечего тут вообще лазить, кроме них… – в этом как раз заключалась самая большая проблема.

Конфликт

28 апреля 2013 года швейцарский альпинист Ули Штек, его итальянский напарник Симоне Моро (Simone Moro) и британский фотограф Джон Гриффит (John Griffith) подверглись в лагере номер 2 на высоте 6 400 метров нападению со стороны примерно ста горных проводников - шерп.

Несколькими часами ранее эта группа из трех человек проследовала вверх по склону мимо нескольких шерп, крепивших веревки для участников коммерческих восхождений над лагерем номер 3 на высоте 7 300 метров.

Затем Штек, Моро и Гриффит вернулись в Базовый лагерь на высоте 5 300 метров и заявили, что прерывают свою экспедицию.

Конец инфобокса

swissinfo.ch: Что произошло, когда вы вернулись в лагерь номер 2?

У.Ш.: Для начала мы должны были на высоте примерно 7 100 метров совершить траверс к нашей палатке. (Совершать траверс: переправляться по маршруту, проходящему по гребню горного хребта, с преодолением ряда вершин – прим. ред.)

И вот как раз в этот момент наши пути и пересеклись. Мы старались при этом вести себя как можно осторожнее. Как только мы достигли страховочной петли, они начали кричать на нас, но дискутировать нам с ними было бы совершенно бессмысленно.

Они были вне себя от злости. Они покидали все свое снаряжение, заявили, что, мол, они закончили крепить веревки - и начали спуск. У нас было на совести неспокойно из-за того, что мы невольно могли помешать коммерческим экспедициям, и поэтому мы решили по пути вниз закончить их работу и на протяжении всего оставшегося пути закрепить веревки.

swissinfo.ch: Как вы думаете, как должны были чувствовать себя шерпы после того, как они увидели, что вы завершили их работу? Может быть, именно поэтому они так озлобились?

У.Ш.: Теперь, оглядываясь назад, можно, наверное, согласиться с тем, что, наверное, эти наши действия могли привести их в состояние гнева. Однако тогда, в тот момент, мы просто почувствовали себя не в своей тарелке от того, что из-за нас шерпы были вынуждены прервать свою работу для коммерческих туров. Именно поэтому мы и закончили за них то, что они начали…

Однако может быть это только стало поводом для эскалации. Потому что то, что произошло после нашего спуска в лагерь номер 2, – это совершенно неприемлемо. Поводов для попыток убить трех человек совершенно не было никаких, при всем желании...

swissinfo.ch: Они в самом деле угрожали убить вас?

У.Ш.: Да, таковы были их слова. Ситуация вышла из-под контроля и ее никто уже не мог удержать. Это была настоящая толпа численностью человек в сто, наверное. Она кидала в нас камни и угрожала прикончить.

swissinfo.ch: Вы прервали свою экспедицию потому, что шерпы потребовали от вас уйти, или вам хватило уже этого столкновения с ними?

У.Ш.: На этот вопрос сложно ответить, особенно с учетом того, что толпа в сто человек обещает лишить тебя жизни, а еще потому, что среди этой сотни были люди, с которыми ты в прошлом году покорял Эверест и которые вроде как считались твоими друзьями.

Я весьма разочарован, я теперь потерял к ним всякое доверие. На эту гору теперь мне больше пути нет, пусть даже все мне в голос говорят, что такого больше не повторится. Но кто мне даст гарантию, что в следующий раз мне кто-нибудь не обрежет веревку или не подпалит палатку?

swissinfo.ch: Вы уверены в том, что Вы никоим образом не могли спровоцировать шерп?

У.Ш.: В этом-то и проблема... Шерпы тут работали уже несколько лет и в Непале они считаются состоятельными людьми, у которых даже есть в руках нечто вроде определенной власти. С другой стороны, они смотрят на всех этих «западников» и видят, как они тут на горе делают деньги… И между шерпами и этими «западниками» пролегает глубочайшая пропасть.

То, что произошло там, вверху, стало выражением гнева и ненависти, накопившихся за много лет, символом настоящей пропасти между двумя мирами, ревности, которая с годами только крепла. 

Покорить Эверест

Каждый год примерно 800 альпинистов пытаются добраться до вершины горы Эверест. Успеха из них добиваются в среднем две трети.

Основной сезон восхождений приходится на весну. В общей сложности сейчас возможности подняться на гору ожидают в Базовых лагерях на южной стороне (Непал) и на северной стороне (Тибет) горы примерно 60 экспедиций.

Как правило, альпинисты нанимают себе местных жителей в качестве «шерп» - проводников и носильщиков. Шерпы несут с собой запасы кислорода и укрепляют на пути страховочные веревки.

В настоящее время список тех, кому удалось подняться на вершину, состоит из примерно 6 тыс. имен. Всего с 1953 года попытку покорить самую высокую вершину мира предприняли примерно 15 тыс. человек.

Начиная с 1953 года, покорить гору без использования кислорода удалось только примерно 150-ти человекам, среди них и трем швейцарцам Эрхарду Лоретану (Erhard Loretan), Жану Труайе (Jean Troillet) и Ули Штеку.

В 1986 году, поднимаясь по северной стороне, Лоретан и Труайе установили рекорд скорости – 39 часов до вершины.

Конец инфобокса

sswissinfo.ch: Вы вместе с Симоне Моро имели совершенно ясные планы и мечты. Каково Вам теперь, после того, как пришлось вернуться несолоно хлебавши?

У.Ш.: Я пока просто вне себя. То есть для начала я вообще рад, что живой остался. Но так если посмотреть, то все пошло прахом. Они просто взяли и украли у нас нашу мечту. У нас была сильная команда, и условия на горе были идеальны.

Я был уверен в нашем успехе почти на 99%, и все это просто очень больно. Но просто так вернуться на Эверест я не могу, и с этой точки зрения, шерпы разбили мою мечту вдребезги.

swissinfo: 29 апреля между вашей командой и шерпами была проведена церемония примирения. Можно ли считать, что на этом конфликт исчерпан?

У.Ш.: Если честно… Смотрите, церемония эта так называемая, в самом деле, слегка успокоила и притушила ситуацию. Но проблема сама по себе осталась. Для меня все слова остались красивыми словами.

Да, находясь в Непале, мы должны соблюдать местные правила. Однако как подумаешь, каким образом они пытаются тут разруливать сложные ситуации… Слов нет…

swissinfo: Вернуть доверие к восхождениям на Эверест уже, по сути, невозможно?

У.Ш.: Именно так. Эти события останутся навечно в моей памяти. Я теперь совершенно иначе смотрю и на Эверест, и на регион Солу Кумбу (Solu Khumbu).

Я любил Солу Кумбу, я там был раз десять, наверное. А теперь мне совершенно неохота опять появляться там и продолжать играть во все эти игры. Собственно, никакой обязаловки для меня тут нет.

swissinfo: Что говорят Ваши спонсоры? Они хоть как-то Вас понимают?

У.Ш.: Конечно! Но мы живем на Западе, а тут ничего не дается бесплатно. Спонсоры хотят получать на мне прибыль.

И мы втроем находимся сейчас на краю финансовой пропасти, потому что в последнее время у нас были огромные расходы. И даже если спонсоры пока продолжат нас поддерживать, они все равно потребуют от нас, как говорится, за каждый скормленный витамин множество мелких услуг…


Перевод с немецкого и адаптация: Петров Игорь., swissinfo.ch


Гиперссылки

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×