Медики Швейцарии не участвовали в дебатах о «чудо-препарате» хлорохин

Дебаты о хлорохине зародились в медицинской области, но очень быстро они приобрели и политическое измерение. Keystone / Tino Romano

Хлорохин, препарат, рекламируемый главой и основателем инфекционного отделения клиники La Timone в Марселе профессором Дидье Раулем (Didier Raoult) в качестве чудодейственного средства от Covid-19, возлагаемые на него надежды не оправдал. Швейцарские больницы, где хлорохин часто прописывали больным коронавирусом, сейчас уже пересмотрели свою практику, но они не считают, что использование данного лекарства было ошибкой.

Кати Роми ( Кари Роми), русскоязычная версия: Людмила Клот

В Швейцарии не нашлось никого, кто вступился бы за хлорохин, тем более так активно, как это сделал как Дидье Рауль (Didier Raoult) во Франции. Этот скандально известный эксцентричный французский врач сделал фармакологическое соединение, лежащее в основе этого препарата, всемирно известным, рекламируя ее в качестве едва ли не чудодейственного лекарства от коронавируса. Подогрел страсти вокруг хлорохина президент Дональд Трамп, который утверждал, что сам лично ежедневно принимал этот препарат в целях профилактики.

Однако потом публикация результатов серьезного исследования в престижном медицинском журнале The Lancet 22 мая 2020 года показала, что этот миф не имеет под собой никакого научного основания. Авторы данного исследования выступили с предположением, что ни хлорохин, ни его дериват (производное) гидроксихлорохин «не приносят пользы пациентам с Covid-19, более того, это лекарство даже увеличивает риск возникновения аритмии и даже летального исхода».

Швейцарские больницы пересматривают свою практику

Швейцария — это автономия регионов. В самый разгар коронавирусного кризиса каждая швейцарская клиника сама, в зависимости от кантона, формировала свою политику противодействия Ковид-19. Некоторые клиники отказались от назначения гидроксихлорохина, как это было в Цюрихе и Берне, а вот в Базеле его прописывали практическим всем пациентам с вирусом. Во франкоговорящей части Швейцарии, в Университетских больницах Женевы и Лозанны (HUG и CHUV), препарат прописывали только от 20 до 30% пациентов, инфицированных новым коронавирусом. 

В середине мая 2020 года отношение к этому препарату, однако, изменилась. Еще даже до того, как в журнале The Lancet появились результаты вышеупомянутого исследования, все крупные швейцарские клиники, за исключением цюрихской, разом унифицировали свою лечебную практику и решили больше для лечения Covid-19не не использовать гидрохлорохин, назначая его исключительно пациентам, включенным в программу контролируемых клинических испытаний. 

Глава и основатель инфекционного отделения клиники Hôpital de la Timone в Марселе профессор Дидье Рауль (Didier Raoult). Copyright 2020 The Associated Press. All Rights Reserved

Как уточнила Каролин Самер (Caroline Samer), клинический фармаколог и глава одного из отделений HUG, «наша клиника сразу пересмотрела свои рекомендации по результатам клинических испытаний, результаты которых были опубликованы в таких признанных научных источниках, как NEJM, Jama, BMJ. В них везде говорится о неэффективности (препарата)». Напомним, что сейчас большое количество швейцарских клиник и больниц участвуют в проекте Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) под названием «Солидарность», в рамках которого тестируются несколько перспективных с точки зрения борьбы с вирусом препаратов. Что касается клинических испытаний гидроксихлорохина, то после всех последних публикаций в научной прессе ВОЗ решила «временно» приостановить их.

«Мы хорошо знали этот препарат»

Можно ли сказать, что швейцарские лечебные учреждения слишком уж поторопились взять на вооружение медикамент, возведённый СМИ в разряд чудодейственных? «Мы всегда проявляли осторожность и критически относились к его использованию. Полной уверенности у нас никогда не было, мы, можно сказать, просто сделали на него ставку. Сейчас я мог бы, конечно, сказать, что, мол, да, мы прибегали к нему слишком активно, но и тут не все так просто», — отвечает Ориоль Мануэль (Oriol Manuel), заместитель главного врача в Отделении инфекционных заболеваний в Университетской клинике кантона Во (CHUV).

Тогда в больницы ежедневно поступали сотни новых инфицированных пациентов, а число умерших от коронавируса повсюду росло быстрыми темпами, а потому врачи должны были каждый раз быстро взвешивать все риски и преимущества того или иного метода лечения. «В связи с чрезвычайной ситуацией в марте стрелка весов качнулась в сторону использования хлорокина. Сегодня же мы, скорее, настроены «против», — говорит Ориоль Мануэль. Тем не менее, по его словам, врачи знали, что и чем они делали. «Миллионы доз хлорохина уже были распределены в Африке, так что мы хорошо знали и этот препарат и все его негативные побочные эффекты».

Как говорит Каролин Самер, «учитывая тогдашнюю степень нашей осведомленности мы назначали гидроксихлорохин отдельным пациентам, у которых не было противопоказаний, таких как, например, заболевания сердечно-сосудистой системы». Это были рецепты «не по назначению», то есть за пределами официальных показаний, признанных в Швейцарии организацией Swissmedic, органом, выдающий разрешения на выпуск данного препарата на рынок. Такой тип использования подразумевает ответственность лица, выписавшего рецепт, за информирование пациента и за то, чтобы тот дал свое согласие.

С момента публикации данных последних критических исследований отраслевое «Швейцарское общество по борьбе с инфекционными заболеваниями» (Schweizerische Gesellschaft für Infektiologie / Société Suisse d’Infectiologie) больше не рекомендует использовать гидроксихлорохин для лечения пациентов с Covid-19 вне клинических испытаний и намерено соответствующим образом пересмотреть все свои рекомендации. Его президент Николас Мюллер (Nicolas Müller) напоминает, что хлорохин был лишь одним среди целого ряда вариантов борьбы с коронавирусом. 

«Для лечения Covid-19 не существует общепринятой терапии. И по этой причине на экспериментальной стадии используется несколько препаратов», — подчеркивает он. Но, конечно, велико было разочарование общества, которое в самый разгар пандемии ожидало появления чудо-лекарства, а действие его либо не подтверждается вообще, либо подтверждается не полностью. «С другой стороны, если бы мы не давали заболевшим хлорохин, а затем какое-то исследование показало бы его эффективность, то тогда нас бы упрекали в том, что мы не стали торопиться применять его», — отмечает Николас Мюллер.

Когда политика вмешивается в медицину 

Дебаты о хлорохине очень быстро приобрели и политическое измерение. В современном мире, в котором активно и очень быстро расшатываются все канонические структуры информационного обмена, а огромное разнообразие мнений ведет к их взаимному обнулению, человечество парадоксальным образом одновременно и отвергает авторитеты (схема «зловредное правительство» в стиле «лживая пресса нас обманывает») и взыскует их в еще большей степени (схема «гуру-спаситель» в стиле «британские ученые доказали»). 

Возникает феномен «экспертов-звезд», которые, работая на стыке СМИ и науки, превращаются в глазах иных политиков в панацею и в любом случае в способ раскрутить свое собственное реноме на их фоне. Тезисы Дидье Рауля, доказывающие эффективность гидроксихлорохина в комплексе с антибиотиком азитромицином, стали удобными и очень вовремя появившимися «боеприпасами» для таких политиков, как Дональд Трамп и Джейр Болсонаро. В Швейцарии пошли иным путем и, не участвуя в пустых дискуссиях, просто спокойно продолжали свою работу по выяснению истины. 

«В некоторых странах вопрос гидроксихлорохина превратился в почти что религиозное сражение сторонников и противников. Причиной проблем стали манера и стиль Дидье Рауля представлять свои результаты общественности, уходя за пределы норм и правил научного эксперимента. Мы должны быть более объективными», — говорит Ориоль Мануэль. Каролин Самер напоминает, что медицина — это очень сложная область. Звучит трюизмом, и тем не менее «каждый пациент уникален. Мы должны научиться принимать обоснованные решения, которые продиктованы не эмоциями. Политики, которые рекламируют как бы для нас же потенциально опасные медикаменты или методы лечения, нам не помогают, а совсем даже наоборот».

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей