Navigation

Skiplink navigation

«Люди с востока Украины хотят мира и спокойствия»

Слушать, слышать, наблюдать, сообщать: швейцарец Александр Хуг (Alexander Hug) четыре с половиной года занимал должность заместителя руководителя Наблюдательной миссии ОБСЕ на востоке Украины. Keystone/EPA/Markiian Lyseiko

Всё это время он был лицом Швейцарии в событиях на востоке Украины. Александр Хуг четыре с половиной года занимал должность заместителя руководителя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине (СММ). И вот теперь он покидает свой пост. 

Этот контент был опубликован 01 ноября 2018 года - 17:48
Кристоф Францен (Christof Franzen), телеканал SRF, swissinfo.ch

Росту в нем почти два метра, но если он и был более чем заметной фигурой на востоке Украины, то вовсе не из-за этого, хотя в составе любой делегации, находящейся в регионе кризиса между враждующими сторонами и в перерывах между обстрелами, взгляд поневоле прежде всего всегда останавливается именно на уроженце города Люцерн Александре Хуге.

Но опять же - дело не в росте, а в международной репутации Хуга, сложившейся по итогам его работы в зоне конфликта, длившейся почти четыре с половиной года, в ходе которой он без устали информировал мировое сообщество о том, что происходило в Украине. Он всегда был в составе делегаций, проводивших мирные консультации в минском формате, в рамках которого представители враждующих на востоке Украины сторон все еще продолжают регулярно контактировать между собой.

С президентами всех задействованных в мирном урегулировании стран он может говорить напрямую по телефону. Там, где идет не только «горячая» война, но еще и война информационная, которая с самого начала приняла агрессивные формы, особенно с российской стороны, важны факты и ничего, кроме фактов. Жаль, что позже и украинская сторона тоже начала пользоваться таким инструментарием.

Журналистам нужны более чёткие слова

Как бы там ни было, сбором этих фактов на месте событий занимаются почти 1 200 сотрудников Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине, среди них и 700 иностранных наблюдателей. Этой работой они занимаются от имени и по поручению 57 стран-членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (Organisation für Sicherheit und Zusammenarbeit in Europa — OSZE), в числе которых и Россия с Украиной.


Такая более чем широкая политическая легитимация играет огромную роль, она придавала Александру Хугу и его команде необходимый авторитет и репутацию, а также возможность действовать как бы от лица международной общественности. С другой стороны, политические рамки очень быстро могут оказаться слишком узкими. Мы, журналисты, более или менее регулярно пишущие на темы конфликта начиная с 2014 года, часто хотели бы, чтобы наблюдатели ОБСЕ не тушевались и называли вещи более чётко своими объективными именами. 

Например, когда речь идет о роли России в рамках восточноукраинского конфликта. С одной стороны, да, наблюдатели ОБСЕ часто рассказывают о системах вооружений российского производства, которые никогда не поставлялись в Украину и которые, следовательно, никогда не могли быть «добыты» (пророссийскими сепаратистами), или о военнопленных, которые на допросах говорят о том, что они являются военнослужащими Вооружённых сил Российской Федерации. 

Много шуму наделали недавно сделанные наблюдателями ОБСЕ видеосюжеты, заснявшие российские большегрузные трейлеры, пересекающие границу России и Украины. Все это было задокументировано. Однако чётко обозначить эти действия в качестве военных операций Москвы на территории Украины? Этого Хуг и его военные наблюдатели так ни разу и не сделали.

Проблема с нейтралитетом

Критические отзывы на свои «стерильные» доклады А. Хуг получает и со стороны поддерживаемых Россией сепаратистов. Они со своей стороны тоже требуют еще более однозначного осуждения, но только уже обстрелов, производимых украинской стороной, в результате которых страдает мирное население. «В рамках этого конфликта нет недостатка в людях, постоянно указывающих пальцем на противоположную сторону», — говорит в ответ А. Хуг.

Он исходит из того, что выводы из его докладов должны делать те, кому эти документы адресованы. Александр Хуг уверен, что если бы он наряду с фактами предоставлял бы еще и собственную их интерпретацию, тогда это поставило бы под сомнение его позицию нейтрального наблюдателя, сделало бы невозможной его работу и превратило бы его и его сотрудников ещё в одну проблему, которых здесь и без него хватает.


А вот это в самом деле было бы весьма нежелательным развитием ситуации, потому что в рамках своей повседневной работы «в поле» наблюдатели ОБСЕ делают и много чего хорошего, о чём часто сообщают очевидцы с мест. Наблюдатели, например, улучшают возможности диалога конфликтующих сторон, и это часто оказывается очень важным вкладом в успех таких сложных процессов, как эвакуация жертв минной войны из конфликтных регионов или обмен военнопленными.

Миссия продолжится и без Хуга

Конечно, международное присутствие в регионе конфликта, жертвами которого уже стали более 10 тыс. человек и в результате которого беженцами пришлось стать почти одному миллиону человек, есть дело благое. Благодаря ему события в зоне конфликта не проходят бесследно и не оказываются тут же всеми забытыми. До сих пор режим прекращения огня нарушается почти каждый день десятки, а то и сотни раз. 

Так что наблюдательная миссия ОБСЕ продолжится и дальше после ухода А. Хуга. Хотя ясно, что с ним миссия потеряет свое самое известное и узнаваемое во всём мире лицо. Он же сам, наконец, вернётся на родину и получит возможность побыть в кругу семьи - вместе с женой, детьми, родителями, наверстать все то, на что у него последние четыре с половиной года просто физически не хватало времени.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей