Navigation

Швейцария и проблемы ЛГБТ-сообщества

Из непростой жизни лесбийской пары в Швейцарии

Чтобы стать полноценной семьей с ребенком Орнелле (слева) и Габриэле пришлось обходить закон и совершать, по их словам, «акт гражданского неповиновения». Thomas Kern/swissinfo.ch

Получить полноценные родительские права и быть признанными в качестве обыкновенной семьи: об этом мечтают Габриэла и Орнелла, мамы маленького Аарона. И пусть им пришлось долго бороться прежде, чем они обрели право быть родителями, они все равно убеждены, что Швейцария, рано или поздно, но ликвидирует свое отставание в области правового регулирования новых форм семейной жизни. «Однополые семьи — это реальность, и их права должны соблюдаться», — говорят они.

Этот контент был опубликован 28 сентября 2017 года - 11:00
Штефания Зуммерматтер ( Stefania Summermatter), г. Лозанна.

«Я всегда знала, что однажды стану матерью. Это было моей мечтой и моим правом, пусть даже законы Швейцарии и не позволяли мне этого». Габриэла берет Орнеллу за руку, сжимает ее ладонь в своей и продолжает: «У Аарона — две матери и очень много любви. Именно любовь лежит в основе любой семьи, вне зависимости от ее состава. Нет любви — нет и семьи».

Что такое LGBT / LGBTIQ?

Данная аббревиатура составлена из первых букв английских слов Lesbian, Gay, Bisexual und Transgender (лесбиянки, гомосексуалы, бисексуалы и трансгендеры).

Собирательное понятие LGBTIQ учитывает также транссексуальную самоидентификацию, интерсексуальную, а также людей с «квир-идентичностью» (англ. «queer» — «странный»), то есть людей, находящихся вне традиционных рамок идентичностей, включая и гендерно нормативных гетеросексуалов, чьё сексуальное поведение, однако, ставит их вне гетеросексуально-определяемого мейнстрима (например, люди, практикующие БДСМ или «свинг»).

За каждой из этих букв находится человек, уникальная личность, с собственной судьбой, со своими надеждами, страхами, сложностями, с единым для всех людей стремлением к счастью и самореализации. Поэтому портал swissinfo.ch решил обратить особое внимание на эту проблематику и подробнее рассказать о том, что происходит в данной области конкретно в Швейцарии.

End of insertion

«Семья». Это слово из пяти букв для Габриэлы и Орнеллы исполнено глубочайшего смысла. Причем до такой степени, что они решили написать его на входной двери своей квартиры в доме на окраине Лозанны. Оно для них почти как мантра. «Мы такая же семья, как и другие семьи. Наша повседневная жизнь протекает самым обычным образом: дом, работа, учеба, смена подгузников, поиски детского сада... В общем, мы ничем не отличаемся от других родителей», — говорит Габриэла. Будучи более открытой и эмоциональной, чем её спутница, именно она ведет беседу, в то время, как Орнелла держит Аарона на руках.

Габриэла родом из Бразилии, она приехала в Женеву в возрасте 12-ти лет. Получила экономические образование, сменила несколько мест работы в финансовом секторе. В последние годы, правда, она с особенной страстью увлеклась юриспруденцией, поэтому в сентябре этого года она опять отправилась на студенческую скамью. «Мне придется потратить на обучение пять лет, но это стоит затраченных усилий, потому что я хочу, получив диплом, посвятить себя защите интересов самых слабых и уязвимых членов нашего общества».

Орнелла — психолог. Ее детство и юность прошли в маленькой деревне в католическом кантоне Тичино, регионе «не слишком-то приветливым в отношении гомосексуалов». В 19 лет она переехала в Лозанну с целью поступить в университет и «обрести, наконец, свою личную свободу». Как и многие другие пары, эти две женщины, которым сейчас немногим больше тридцати, познакомились в социальных сетях. «Я скорее искала себе новых друзей, ничего серьезного не планировала», — говорит Орнелла. «А потом мы обнаружили, что работаем в одной компании, начали встречаться, потом мы полюбили друг друга, а два года спустя родился Аарон».

Ребенок «на заказ»

В Швейцарии однополым, или, как их тут называют, «радужным парам» к искусственному оплодотворению прибегать не разрешено. Поэтому, чтобы родить ребенка, Габриэла и Орнелла решили обратиться к услугам базирующегося в Дании международного банка спермы «Cryos». Их донор остался для них анонимным, его имени они не знают, но вся или почти вся информация о нем есть на сайте банка: детские фото, психологический профиль, аудиофайлы с записью его голоса, перечень интересов, уровень образования, рост, вес и даже размер обуви.

Такая «прозрачность» одновременно восхищает и пугает. Но Орнелла считает, что доступ к такого рода информации должен быть у каждого, кто намерен воспользоваться услугами банка. «Человек, который влюбляется в другого человека, всегда действует на основе своих критериев отбора. Почему для нас что-то должно быть иначе? Да и Аарону эта информация пригодится в будущем, если он решит в целом представить себе образ своего биологического „папы“».

В отличие от других гомосексуальных пар, обращающихся за помощью к приятелю или создающих семьи, состоящие из двух матерей и двух отцов, Габриэла и Орнелла сразу исключили этот вариант. Присутствие третьего или четвертого лица в их семье было бы для них слишком «стеснительным» фактором. Поэтому в итоге донорский материал в количестве шести пробирок они приобрели на сайте банка спермы «Cryos». 

«Швейцария запрещает импорт биологических материалов, и спермы в том числе, поэтому мы заказали доставку на адрес наших друзей во Франции. Внутри посылки сразу было все необходимое для осуществления процедуры оплодотворения в домашних условиях. Нам повезло: беременность наступила с первой же попытки. То есть нам нашего Аарона принесла служба доставки „FedEx“, а вовсе не аист», — говорит Габриэла, улыбаясь — хрупкое на вид создание, в свое свободное время поющее, а, точнее, ревущее, в хард-рок группе.

Аарон, два с половиной года, без документов

С точки зрения швейцарского государства у Аарона, которому власти уже официально «назначили» отца, есть только одна мама, Габриэла. У Орнеллы никаких законных прав на ребенка нет. Кроме того, есть тут и другое обстоятельство. Во время одной своей поездки в Бразилию в возрасте 18-ти лет Габриэла вышла замуж за молодого парня, которого она почти не знала, с одной лишь целью досадить своей матери. Это был импульсивный поступок, о котором она тут же пожалела, но который до поры до времени проблем не создавал. А потом она забеременела и понадобилось немало времени, чтобы найти того парня в стране с населением более 200 миллионов человек.

Свидетельство о разводе и его заявление об отказе от прав отцовства были оформлены только в апреле 2015 года, через несколько недель после преждевременных родов и появления на свет Аарона. Вследствие чего швейцарские государственные органы не сразу признали правомочность самого факта родов. А поэтому официально Аарон родился и потом еще некоторое время был зарегистрирован как ребенок двух разнополых супругов, находящихся в разводе. Ситуация сложилась абсурдная, почти кафкианская — в возрасте двух с половиной лет у Аарона по-прежнему нет никаких документов, удостоверяющих его личность, но при этом есть свидетельство о постановке на пенсионный учет по линии «первой опоры» («AHV»), а также полис ОМС.

У Габриэлы нет швейцарского гражданства, а для того, чтобы у ребенка был хотя бы бразильский паспорт, нужна была подпись «отца», официально имевшего родительские права на Аарона, но который жил за океаном и не желал иметь с этим ребенком ничего общего. «Последние два года были ужасными. Мы боялись даже приближаться к государственной границе, потому что у Аарона не было документов», — рассказывает Габриэла со слезами на глазах. И только месяц назад, после долгих юридических процедур, суд решил, наконец, вычеркнуть имя «отца» из всех официальных документов.


Орнелла была все это время в состоянии, близком к бессильному обмороку. Органы власти были глухи ко всем их просьбам, в клинике же, напротив, врачи и медсестры всегда считали их одной семьёй. Когда Аарон перенес экстренную операцию и был помещен в отделение интенсивной терапии, Орнелла смогла быть рядом с ним. Кроме того, Аарон не переносил сухих молочных смесей, а у Габриэлы не было молока для грудного вскармливания. И именно Орнелла кормила ребенка грудью, стимулировав образование молока путем приема средства «Motilium», обычно используемого для лечения симптомов расстройства пищеварения. Появление молока было встречено персоналом клиники с искренней радостью. Никто даже не ожидал, что такой способ сработает.

«Только брак, на меньшее мы не согласны»

С 1 января 2018 года в Швейцарии вступят в силу новые положения, касающиеся законодательного регулирования и применения условий усыновления, и тогда Орнелла сможет официально усыновить Аарона. Все это не может не радовать, но Орнелла и Габриэла считают, что Швейцария должна пойти еще дальше, позволив, например, однополым парам заключать брак на общих основаниях. «Регистрация партнерских отношений — это своего рода утешительный приз, который нам лично не подходит. Мы хотим иметь возможность заключить брак, а на меньшее мы не согласны. Однополые семьи — это реальность, на которую Швейцария больше не может закрывать глаза», — решительно заявляет Габриэла, демонстрируя обручальное кольцо на пальце.

Они убеждены, что общество Швейцарии уже дозрело и готово согласиться с фактом наличия альтернативных форм брачно-семейных отношений, сумело же ведь оно в свое время признать правовой статус незамужних матерей-одиночек. Хорошим примером в этом смысле являются родители Орнеллы. «Хотя сначала они вообще не воспринимали Аарона в качестве своего внука, и я в какой-то степени их понимаю — им пришлось „переварить“ много новостей сразу», — рассказывает Орнелла, выросшая в консервативном регионе и долго выбиравшая подходящий момент для того, чтобы совершить свой «камин-аут». «Я очень боялась осуждения со стороны других людей. Но когда у тебя появляется ребенок, то прятаться уже просто невозможно. Поэтому однажды я подошла к матери и сказала, что я лесбиянка, что у меня есть подруга и что она беременна. Очевидно, мать ожидала совсем не этого».

Габриэла и Орнелла мечтают о большой семье, второй ребенок уже запланирован. На этот раз вынашивать его будет Орнелла. «Мы надеемся, что это произойдет будущим летом, после экзаменов», — делится планами Габриэла. В морозильной камере банка спермы «Cryos» их ждут еще пять пробирок от того же донора. Чтобы план осуществился, женщинам вновь придется обходить закон: «Это акт гражданского неповиновения, мы знаем, но никто не имеет права лишить нас радости материнства».

Что говорит закон?

В Швейцарии гомосексуальные пары не имеют права пользоваться методиками искусственного оплодотворения в медицинских условиях. Доступ к банкам спермы зарезервирован только для разнополых супружеских пар. Поэтому представители ЛГБТ-сообщества все чаще обращаются в центры искусственного оплодотворения в других странах Европы, например, в Дании или Испании, или прибегают к услугам банков спермы, зарегистрированным за рубежом. В случае анонимного донорства информация о личности донора им не предоставляется. Процедура искусственного оплодотворения за границей в обход швейцарского законодательства наказуемым по закону правонарушением не является.

Гомосексуальные пары в Швейцарии также не имеют права усыновлять чужих детей. С января 2018 года они смогут, правда, официально усыновлять детей партнера, даже находясь вне рамок зарегистрированного партнерства. Это новое законодательное положение заполнит существенный пробел в швейцарском праве, в частности, гарантируя рожденным в однополых семьях детям в случае смерти биологического родителя право жить со вторым родителем.

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.