Прямая демократия в Швейцарии и в России: найдите отличия!

Keystone / Yuri Kochetkov

В среду 1 июля 2020 года закончился почти недельный марафон по голосованию россиян относительно поправок к Конституции, которые были подготовлены по инициативе президента России Владимира Путина.

Этот контент был опубликован 02 июля 2020 года - 13:16
Анна Митрофанова, Москва, Игорь Петров, Берн

В принципе власти могли принять изменения, не интересуясь мнением населения, однако, как полагают социологи и политологи, формат «референдума» был необходим для однозначной легитимизации этого решения. Именно поэтому для организаторов голосования была так важна явка. Масштабную поддержку (78% голосов «за») они тоже получили, хотя некоторые эксперты считают, что в прямом смысле слова референдумом это событие не является. 

Чем отличается голосование в России по поправкам в основной закон от классического инструмента прямой демократии по швейцарской модели? Но для начала: на момент написания статьи Центральная избирательная комиссия (ЦИК) России заявила об обработке 99,9% протоколов. Почти 78% россиян поддержали поправки к Конституции. Всего гражданам страны предлагалось проголосовать за 46 изменений в основной закон. Но большинство экспертов и граждан не сомневались, что главная поправка касается обнуления президентского срока, что позволит нынешнему главе государства выставить свою кандидатуру на следующих выборах. 

И здесь первое отличие от Швейцарии, которая давно считается «золотым стандартом» в области непосредственного народовластия. Отдельного голосования по каждой поправке не было, изменения принимались списком. В Швейцарии поправки в конституцию вносятся регулярно: каждые четыре месяца начиная с 1891 года. И по каждой голосовать надо отдельно. Несколько поправок могут голосоваться пакетом, как это было, например, с налогово-пенсионной реформой. Однако при этом следует соблюдать принцип «единства материи». Условно говоря, голосовать по яблокам и грушам надо раздельно. С упомянутой реформой как раз сложность состояла в том, что многие эксперты указывали: налоги и пенсии не имеют ничего общего между собой. Другие говорили, что, наоборот, они увязаны очень тесно. Победили последние, однако факт остается фактом: в России «принцип единства материи» не соблюдался.

Сакральный ритуал

В Швейцарии референдум — главный формат прямой демократии. Он проводится раз в четыре месяца, и только коронавирус сбил этот ритм. Как напомнил руководитель центра социального проектирования «Платформа» Алексей Фирсов, ключевое отличие этого механизма в западных государствах, в том числе в Швейцарии, от его российского варианта — его «рациональная природа». В самом деле, в Швейцарии любая поправка в конституцию Конфедерации призвана закрыть какую-то лакуну в законодательстве или привести законодательство в соответствие с меняющейся реальностью. Общие категории философского характера, как правило, на референдум не выносятся.

В Швейцарии поправки в конституцию вносятся регулярно каждые четыре месяца начиная с 1891 года.

End of insertion

Политический эксперт Виталий Арьков подтверждает, что на «Западе, например в Швейцарии, референдумы — это распространенная практика принятия решений. При этом поводом для проведения референдума чаще становятся не такие масштабные политические события, как Brexit, а заметные явления общественной жизни. В России власти опасаются референдумов, хотя это очень эффективный механизм для работы с населением. Ведь тогда у людей появляется чувство сопричастности к важным процессам».

Да, у России и тут свой путь. По словам Алексея Фирсова, в России все решения по стратегическим вопросам чаще всего предопределены заранее, но референдум по поправкам все же нельзя считать техническим действием. В наших политических реалиях этот инструмент прямой демократии используется с целью легитимизации важных изменений и демонстрации масштабной избирательной поддержки власти со стороны массовой аудитории. Публичная фиксация такой широкой поддержки — это не просто вопрос имиджа, это — важный факт демонстрации и внутри, и вовне, и самой себе собственной легитимации. Для значительной части общества любой референдум, в том числе и по изменениям в Конституцию, — ритуальная процедура, а участие в нем — возможность приобщения к энергии власти», — отметил социолог. 

В Швейцарии любой вопрос, выносимый на референдум, во-первых, является результатом инициативы «снизу», порой весьма болезненной для властей. Таков, например, будет референдум в сентябре 2020 года по денонсации режима свободы перемещения между ЕС и Швейцарией, инициированный консервативной Швейцарской народной партией. Еще одно важное отличие: в Швейцарии, как правило, между регистрацией народной инициативы и голосованием по ней может проходить даже несколько лет. Это дает народу возможность всесторонне обсудить вопрос и на политическом, и на экспертном уровне, и просто на уровне здравого смысла. Кратчайшие сроки между анонсированием каких-то поправок и датой голосования по ним фактически исключают любое демократическое их обсуждение. 

Сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Станислав Андрейчук вообще не квалифицирует прошедшее событие в качестве референдума. Он назвал это событие «одноразовой акцией, которую создали сами инициаторы изменения поправок». Как полагает эксперт, принципиальное отличие этого голосования от референдума состоит в том, что не были обеспечены, например, равные права на агитацию сторонников и противников референдума, не прописаны ограничения и запреты для госорганов и должностных лиц на вмешательство в процесс. Кроме того, изначально критику вызывал тот факт, что гражданам предложено проголосовать одним пакетом за 46 совершенно разных поправок. То есть отсутствует возможность проголосовать за одну поправку и против другой. Более того, предложенные поправки даже не будут указаны в бюллетене для голосования, посетовал Станислав Андрейчук.

Правило переноса

Учитывая важность события, полагают эксперты, российские власти хорошо подготовились к проведению референдума. В отличие, например, от противников поправок из числа политической оппозиции. Последние долго не могли определиться с единой линией поведения, их позиция постоянно менялась: звучали то призывы бойкотировать голосование, то, наоборот, активно в нем участвовать и портить бюллетени, затем граждан призывали все-таки идти на участки, чтобы сказать «нет».

За исключением нескольких просчетов, организаторы референдума были последовательны, уверены эксперты. Для начала, например, назначив референдум на будний день (изначально — 22 апреля, среда), но объявив его выходным днем. «Даже сам факт того, что референдум объявлен выходным днем, подчеркивает неординарность и торжественность события, очерчивает его символизмом — энергия власти проявляет себя в разрывах повседневности», — полагает Алексей Фирсов.

А как в Швейцарии? Здесь референдумы всегда проходят только по выходным, точнее, по воскресеньям, чтобы политика не вставала на пути экономики. Власти заранее рассылают, за бюджетный счет, то есть за счет налогоплательщиков, всем избирателям бесплатную «памятку» в виде красной брошюры, в которой изложена суть всех вопросов референдума, все позиции за и против, включая позиции парламента и правительства, а также дана рекомендация правительства — как голосовать! Но это именно что рекомендация, которую можно пропустить мимо ушей. 

И уж, конечно, коронавирус принудил власти перенести майский референдум 2020 года на сентябрь, и это даже при том, что на 80% в Швейцарии граждане голосуют по почте. В России сделали также, но даже вмешательство коронавируса, как ни странно, организаторы референдума смогли использовать себе в плюс. В последний момент власти приняли решение о переносе голосования на неопределенный срок. Безусловно, пандемия коронавируса и падающие рынки — не самая подходящая эмоциональная среда для народного голосования, отметили эксперты, и было логично подождать подходящего момента. 

Так, изначально СМИ на основе информации, полученной от своих источников, сообщали, что голосование может состояться 12 июня. Конечно, было бы чрезвычайно символично провести референдум о кардинальном изменении основного закона в тридцатилетнюю годовщину принятия «Декларации о государственном суверенитете РСФСР», что в 1992 года послужило основанием для учреждения нового праздника «День России». Однако, по мнению экспертов, 12 июня страна еще не была готова к проведению масштабного голосования, поскольку еще действовало большинство ограничений, введенных в связи с пандемией: многие люди самоизолировались на дачах, да и просто не горели желанием выходить из дома в связи с еще высокой активностью вируса. 

В итоге выбор пал на 1 июля 2020 года. К этому моменты многие ограничения были сняты, в Москве уже вовсю заработали рестораны, фитнес-клубы, салоны красоты, закрытие которых негативно повлияло на заработки и настроения малого и среднего бизнеса, были разрешены прогулки и занятия спортом, что создавало иллюзию возращения к «мирной», докоронавирусной эпохе. За день до начала онлайн-голосования в Москве пошел Парад Победы, который тоже был перенесен с 9 мая из-за пандемии.

«Без месседжа»

Алексей Фирсов из «Платформы» указывает на то, что на подготовительном этапе принятия поправок в Конституцию инициаторам не удалось сделать одну очень важную вещь — выйти на базовое сообщение для избирателей, разъясняющее цель изменений. «Например, таким сообщением мог бы выступить, скажем, тезис о том, что на сегодняшнем этапе развития политической системы предельная концентрация власти уже не нужна, и цель — усиление роли правительства и парламента. Или любой другой месседж, понятный гражданам», — пояснил он. Правда, в риторике многих из тех, кто в итоге проголосовал за поправки, доминировало два утверждения: «Мы не хотим повторения 90-х» и «Мы не видим альтернативы действующему президенту». В общем, люди выбрали иллюзию стабильности.

Что пишет пресса Швейцарии?

Газета «Neue Zürcher Zeitung»

«Вот уже двадцать лет он находится у власти, и тем не менее теперь 67-летнему Владимиру Путину все-таки будет разрешено баллотироваться еще на два срока. Это открывает ему возможность теоретически определять судьбу России до 2036 года, а это даже дольше, чем был у власти советский диктатор Сталин, и дольше, чем срок нахождения на престоле любого из царей со времен Петра Великого. Короткий пассаж об „обнулении сроков“ президентских полномочий, несомненно, является основным мотивом (конституционной) реформы. 

Тем не менее было бы неправильно рассматривать пересмотр Конституции как скучную формальность. Ведь последние несколько месяцев дали нам четкое представление о проблемах и приоритетах кремлевского режима, который, как правило, бывает очень недоволен, когда кто-то хочет заглянуть ему в карты». По мнению газеты, речь идет о страхе «российской элиты перед будущим. Неопределенность в раскладе политических сил для неё — настоящий яд. Вакуум во главе государства неизбежно углубил бы существующие внутри режима разделительные линии и привел бы к конфронтации. 

Для тысяч функционеров, которые несметно обогатились при Путине и которым без его покровительства грозило бы тюремное заключение с конфискацией, было бы куда лучше и безопаснее, если бы все оставалось так, как есть. Поэтому решение о том, хочет ли он покинуть Кремль, и если да, то когда и как, не может быть принято Путиным без учета интересов его ближайшего окружения». Однако, как считает газета, в реформе конституции есть один решающий недостаток, а именно, ее «вероломный характер. В свое время Путин категорически исключал любое „обнуление сроков“. Поспешность, с которой руководство России проводит голосование, даже несмотря на чрезвычайную ситуацию, связанную с пандемией, показывает, насколько циничен набор приоритетов власти: не здоровье населения важно ему, но скорейшее устранение „проблемы 2024 года“. 

Примечательно, однако, что данные изменения не способны решить основные проблемы России: коррупция, отсутствие правовых гарантий, подавление частной инициативы и чрезмерное влияние государства на экономику — все это остается нетронутым. В долгосрочной перспективе не будет устранена даже главная забота российской элиты, а именно создание условий для сохранения (в их руках) власти и материальных активов. Проблема преемственности просто откладывается на момент остановки биологических часов. Стабильность, к которой так часто апеллирует режим, покоится на очень хрупком фундаменте».

Оригинал материала по ссылке (доступен только платным подписчикам).

Швейцарское общественное радио SRF

«С точки зрения Кремля итоговые цифры выглядят неплохо: по данным Центральной избирательной комиссии около 78% россиян проголосовали за конституционную реформу. Важнейший момент законопроекта состоял в фактической отмене ограничений по срокам полномочий действующего президента. Он может продолжать править до 2036 года. Владимир Путин готовится стать вечным Путиным. Правитель, который будет формировать страну почти четыре десятилетия —действительно ли деле это то, чего хотят россияне?

Даже несмотря на якобы однозначный результат голосования, ответа на этот вопрос у нас нет, поскольку голосование, проведенное Кремлем, было не демократическим решением народа, а просто имитацией демократии. Начинать следует с откровенной рекламы государством всех этих конституционных изменений. Даже ЦИК, которая фактически обязана была быть нейтральной, на самом деле проводила кампанию в пользу поправок. Никакой кампании «против» не было. Власти утверждали, что, мол, такая кампания не предусмотрена законодательством.

Сама процедура голосования также вызывает много вопросов. Российские СМИ сообщали о многочисленных нарушениях. Одна только неправительственная организация «Голос», которая следила за процессом голосования, получила около 2 тыс. сообщений о предполагаемых нарушениях. И самое частное нарушение было связано с принуждением (бюджетников к голосованию): учителей, врачей, госслужащих. Руководство «просило» их принять участие в голосовании: в противном случае, звучала угроза, тот, кто не участвует, тот, кто не голосует «правильно», рискует получить массу неприятностей.

Все эти утверждения невозможно перепроверить в деталях, однако огромное их количество свидетельствует о том, что власти по меньшей мере «приложили усилия» для достижения заранее утвержденного результата. Полученные 78% голосов хотят убедить нас в том, что народ придерживается совершенно четких позиций, притом что реальное настроение в России выглядит далеко не столь однозначно. В последние недели SRF News общался с самыми разными россиянами, как в Москве, так и в провинции. Многие были настроены скептически, некоторые говорили, что они против новой конституции. Порой люди просто не понимали, для чего нужна эта реформа. И снова и снова звучала одна и та же фраза: «Власть имущие всё давно за нас решили».

Конечно, есть в России и много сторонников поправок, тех, кто говорит, что Путин выступает за стабильность, и потому они хотят, чтобы он оставался (у власти) как можно дольше. «Опрос» SRF News, безусловно, не является репрезентативным. Он ничего не говорит о том, какое количество россиян действительно хотят себе «вечного Путина». Вот только голосование, закончившееся в среду 1 июля, ответа на этот вопрос тоже не дает. Без (обычных для Швейцарии предвыборных) дебатов, без равных возможностей для оппонентов и сторонников представить свои позиции, в ситуации давления на избирателей — в таких условиях узнать истинную волю народа невозможно. Президент Путин обеспечил себе право на вечное правление. Но это не настоящая, это не честная победа. В этой победе есть много того, что «пошло не так».

Оригинал материала по ссылке.

Больше голосов прессы: здесь.

End of insertion

Много говорилось и о рисках применения цифрового формата голосования, поправки о котором были спешно приняты под референдум. На федеральном уровне онлайн-голосование применялось впервые. Безусловно, считают эксперты, подобное решение было экспериментом со множеством неизвестных последствий. Например, по мнению Алексея Фирсова, из-за проявления недоверия к технологической составляющей процесса можно было получить низкую явку. Хотя он не считает формат онлайн-голосования неприемлемым для проведения референдумов, а риски —критичными.

А что в Швейцарии? Здесь вопрос удаленного голосования в сети интернет E-Voting обсуждается уже едва ли не десяток лет. Разные кантоны разработали разные форматы такого голосования, что было бы очень важно для граждан, проживающих на ПМЖ за границей. Свою систему представила «Почта Швейцарии», которая накопила солидный опыт в организации через интернет таких стратегически важных процессов, как управление личными банковскими счетами и активами. И тем не менее в итоге в Швейцарии все равно решили, что даже безопасность, обеспеченная на 99%, — это мало для такого важного дела, как народное волеизъявление. И пока электронного голосования в стране нет, с учетом того, что для его введения потребовалось бы менять конституцию и проводить... правильно, еще один референдум. 

Представитель организации «Голос» Станислав Андрейчук уверен, что в России общество не доверяет цифровому формату. «Единственное его применение было на выборах в Москве в прошлом году и породило большое количество скандалов. Более того, оно дважды зависло прямо в день голосования», — напомнил он. На данный момент особых скандалов вокруг онлайн-голосования пока не проявилось. Зато не обошлось без курьезов. Например, один известный российский журналист умудрился проголосовать дважды. Также сообщалось об одном испорченном онлайн-бюллетене. Блокчейн оказался бессилен перед каким-то российским умельцем. 

Что в итоге? Что касается референдумов как инструмента прямой демократии, то они в России пока не прижились. Как напомнил представитель «Голоса», на федеральном уровне после принятия нынешней Конституции и закона «О референдумах» их не удалось провести ни разу, хотя попытки были. Последние две были связаны с желанием вернуть прямые выборы мэров городов и отменить пенсионную реформу. Эксперт утверждает, что проведение референдумов в стране настолько осложнено, что фактически их организовать невозможно. Например, гражданам, чтобы только инициировать федеральный референдум, нужно собрать не менее двух миллионов подписей за очень короткий срок, пояснил он.

Учитывая явку и численность проголосовавших «за», поправки вступят в силу с момента их опубликования. И, хотя в соцсетях очень много постов недовольных граждан, механизма обжалования итогов голосования не заложено, подчеркнул Станислав Андрейчук. «На мой взгляд, это сделано инициаторами референдума осознанно, и именно поэтому не применяется действующий закон о референдуме, где все эти вопросы были сняты», — уточнил он. Что породило новый ритуал — противники поправок массово выкладывали фотографии своих бюллетеней с галочкой напротив «нет». Таким образом, по их словам, они пытаются показать властям свое несогласие и с изменениями, и с результатами референдума. То есть тоже своего рода общение с властью.

Добро пожаловаться!

В Швейцарии также прямая демократия не есть ценность в себе и для себя. В период Второй мировой войны прямая демократия здесь была свернута, и потребовалось проводить отдельный референдум по возвращению к прямой демократии. Правительству Швейцарии уж очень понравилось управлять указами, так что даже после завершения войны прошло несколько лет, прежде чем Федеральный совет выпустил, весьма неохотно, из своих рук инструмент единоличного правления. Да и сейчас в Швейцарии активно обсуждался вопрос влияния коронавируса на демократию, ведь в период карантина с марта по июнь в Швейцарии опять действовал режим «чрезвычайной ситуации», и вся власть была у кабинета министров. 

Однако общество четко дало понять, что оно хочет возвращения к старому порядку, когда любое решение парламента и правительства любым гражданином может быть поставлено под вопрос. А как можно в Швейцарии выражать свое недовольство итогами референдума? Тут есть две опции. Первая: организовать еще один референдум. Так было, например, после того, как народ одобрил в 2014 году поправки в конституцию, ограничивающие иммиграцию. 

Парламент реализовал эту поправку, то, как это было сделано, не понравилось организаторам, они организовали еще один референдум на эту же тему и проиграли его. Внимание: проводить референдумы по одной и той же теме в Швейцарии слишком часто не принято, можно получить обвинения в злоупотреблении демократией. Вторая опция: власти учитывают тут не только голоса «за», но и голоса «против». Так было после известного референдума о роспуске армии. Данная инициатива была отвергнута, но количество голосов «за» было настолько велико (36%), что власти решили учесть их и запустили реформу Вооруженных сил, выполнив в итоге не все, но многие требования тех, кто выступал за роспуск армии.

Это все хорошо, но что, Швейцария — это святая страна, где никогда не бывает нарушений и фальсификаций? Конечно, они бывают, о чем наш материал ниже. Но факт состоит в том, что такие казусы здесь были и остаются исключением. 

Поделиться этой историей