«Общество должно рисковать...»

Тюрьма «Торберг» в кантоне Берн. Keystone

В Швейцарии по закону целью тюремного заключения является не возмездие, а ресоциализация осужденного. С другой стороны, нельзя упускать из виду и необходимость защиты интересов и безопасности социума. «Это противоречие является большой проблемой», - считает швейцарский кинорежиссер Дитер Фарер.

Габи Оксенбайн ( Gaby Ochsenbein), swissinfo.ch

Кинорежиссер Дитер Фарер (Dieter Fahrer) провел несколько месяцев в тюрьме общего режима «Торберг» («Thorberg»), что в кантоне Берн. Его целью было познакомиться с повседневной жизнью заключенных и запечатлеть ее на пленке.

«Я накопил большой опыт и серьезный объем ранее недоступной мне информации. Тем самым я стал своего рода адвокатом интересов заключенных – ведь эта социальная группа не имеет своего политического лобби», - говорит он.

Швейцарская юстиция

Данные по состоянию на 2012 г., сравнение с 2010 г.

Число учреждений системы исполнения наказаний: 109 (111)

Число «посадочных» мест: 6 978 (6 869)

Процент заполнения: 94,6% (88,3%)

Общее количество заключенных: 6599 (6065)

Доля женщин: 4,9% (5,3%)

Доля иностранцев: 73,8% (71,4)

Доля несовершеннолетних: 0,8% (0,5%)

End of insertion

swissinfo.ch: Как в тюрьме готовят осужденного к возвращению в общество и к необходимости, в идеале, вести жизнь, не имеющую ничего общего с криминалом?

Дитер Фарер (Dieter Fahrer): Вопрос ресоциализации очень и очень сложен.

Как вообще можно подготовить заключенных к жизни в обществе, если многие из них (более 70-ти процентов) являются иностранцами, и после освобождения их ждет немедленная высылка из страны, скажем, в Косово, или в Кот-д`Ивуар?

В таких случаях ни о какой реальной ресоциализации не может быть и речи.

swissinfo.ch: Но ведь не все же осужденные высылаются потом из страны. Как их готовят для жизни конкретно в Швейцарии?

Д.Ф.: Людей, как правило, отпускают на волю не сразу из тюрьмы с закрытым режимом содержания. Для начала их переводят на открытое содержание, в статус расконвоированного заключенного.

И именно на этой стадии их и готовят постепенно к жизни в нормальном обществе. Часто речь идет об условно-досрочном освобождении, которое связано с определенными условиями и ограничениями.

Проблема состоит в том, что общество, - часто уступая давлению СМИ, - отказывается рисковать, даже минимально. Отсюда процедура перевода из закрытого содержания в открытое длится иногда бесконечно. Как добиться доверия – вот в чем вопрос!

У нас же пока в обществе превалирует идея возмездия, мол, надо преступника упечь за решетку, и чтобы он там страдал непременно, смывая, так сказать, кровью содеянное.

Тюрьма «Торберг»

Кинорежиссер Дитер Фарер (Dieter Fahrer) работал над своим документальным фильмом о мужской тюрьме «Торберг» целых три года. Из них шесть месяцев он снимал непосредственно на территории этой тюрьмы, в которой в настоящее время отбывают наказание 180 заключенных, представляющих 40 стран и народов мира.

В центре фильма находятся семь заключенных из семи разных стран. В немецкой Швейцарии премьера фильма состоялась в сентябре 2012 года, а 28 марта 2013 года фильм выйдет в прокат и во французской части страны.

«Thorberg» получил премию германо-австрийско-швейцарского телеканала «3Sat» на 36-ой Кинонеделе в Дуйсбурге (Германия) в категории «Лучший немецкоязычный документальный фильм». В 2012 году в рамках Кинофестиваля в Золотурне (Швейцария) лента была номинирована на получение премии «Prix de Soleure».

End of insertion

swissinfo.ch: В тюрьме «Торберг» Вам встречались персонажи, которых при всем желании нельзя отнести к категории симпатичных людей. Понятно, что общество должно быть в состоянии защитить себя от особенно наглых преступников. И все-таки в итоге эти люди должны, по идее, стать достойными членами социума. Не является ли это утопией?

Д.Ф.: Общество имеет право на самооборону. С другой стороны, преступники должны быть, - так записано в швейцарском законодательстве, - возвращены в общество в качестве его полноправных членов.

Это противоречие является в настоящее время самым сложным вызовом. Решение данной проблемы зависит от того, насколько общество готово рисковать. Мы ведь смиряемся с остаточным риском в области атомной энергетики или в рамках дорожного движения… Почему же мы не готовы к этому в сфере юстиции?

Понятно, что решиться на такой риск нелегко. Ясно, так же, что новое преступление, совершенное заключенным после его освобождения, является настоящей катастрофой.

Однако в долговременной перспективе общество сможет эффективно защищать себя только при условии, если лица, отбывшие свой срок, имеют настоящие шансы на лучшую жизнь. Отсутствие такой перспективы в разы повышает вероятность рецидива.

swissinfo.ch: Как общество может обеспечить себе наиболее полную и эффективную защиту от рецидивистов?

Д.Ф.: Существенным пунктом является реалистичная профессиональная перспектива. И тут мы могли бы быть поизобретательнее. Что толку заставлять заключенных клеить коробки только с целью убить время?

Куда умнее было бы обучать людей нужным профессиям, например, учить их на автослесаря – в Косово или Нигерии эти навыки очень бы им пригодились.

Или из бывших заключенных можно было бы делать спортивных инструкторов. В конце-концов мужчины в тюрьме только и делают в свое свободное время, что «качают железо».

Таких «любителей» можно было бы переделать в профессионалов, дав им знания в области здорового питания или анатомии.

swissinfo.ch: Насколько нынешний социум в Швейцарии вообще готов и в состоянии поддерживать процессы реабилитации и ресоциализации бывших уголовников?

Д.Ф.: Наше общество пронизано страхом и недоверием. А между тем человек, вышедший из заключения, считается лицом, компенсировавшим причиненное им в прошлом зло.

Общество, по идее, должно быть готово принять таких людей обратно. Однако когда бывшим заключенным долгое время не удается найти ни жилья, ни работы – вот тогда начинаются проблемы.

Многие преступники, однако, и после отсидки остаются под плотным контролем органов юстиции, продолжая, фактически, отбывать наказание сверх срока.

И часто такая мера оправдана. Ведь есть люди просто безнадежные. Программы терапии или реабилитации для них просто бесполезны. Они являются реальной угрозой обществу, а потому они должны сидеть…

swissinfo.ch: Многие из заключенных в тюрьме «Торберг» нанесли своим согражданами серьезный ущерб и причинили тяжкие страдания. Насколько для ресоциализации важен факт их размышления над содеянным?

Д.Ф.: Такого рода работа относится, на самом деле, к стандартному репертуару швейцарской системы исполнения наказания. Конечно, для заключенного очень важно осознать содеянное и понять, как он, в буквальном смысле, «дошел до жизни такой».

Однако такая работа очень сложна. Многие преступления очень неоднозначны, свою роль подчас играет зависимость от наркотиков. Как понять, готов ли человек к жизни в нормальном обществе, с учетом наркотического фактора или, например, с учетом его прошлой зависимости от азартных игр? Не строить же в тюрьме учебное казино?

Наркотики в тюрьме присутствуют, это да, хотя и не в таких объемах, как на воле. Но все равно, практически невозможно понять, как человек будет сопротивляться потом вне тюрьмы всем этим, и многим другим соблазнам.

swissinfo.ch: Имеет ли тюремное заключение вообще какой-либо смысл?

Д.Ф.: Ганс Цосс (Hans Zoss), бывший директор тюрьмы "Торберг", сказал как-то в одном интервью незадолго до своего ухода на пенсию: "Наказание ничего не дает".

Я согласен с этой точкой зрения. Нет смысла причинять человеку боль путем возмездия. Его вместо этого нужно ставить в ситуацию, когда у него в сознании начинаются процессы переоценки, которые бы приводили к осознанию необходимости брать на себя ответственность за прошлые деяния, коль скоро никто из нас не властен повернуть время вспять.

swissinfo.ch: Что, по Вашему мнению, следовало бы улучшить в швейцарской системе исполнения наказания?

Д.Ф.: В «Торберге» заключенным полагаются только пять часов в месяц для приема посетителей. Нет там и «комнаты свиданий» для тех, кто женат или имеет семью.

Посещения проходят в помещении, которое постоянно находится под наблюдением, в присутствии других заключенных и их гостей. Поддерживать отношения в таких условиях, на еще на протяжении многих лет просто невозможно.

Абсурдным я считаю и запрет на пользование интернетом. А ведь сеть дает нам столько возможностей в области коммуникации и образования. Почему заключенные не могут через «Скайп» общаться со своими семьями, находящимися за рубежом?

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей