Navigation

«Швейцарцы всё ещё живут мифами о своей стране»

Койо Коуо (Koyo Kouoh) во время беседы с корреспондентами swissinfo.ch в печально известном парке Platzspitz в Цюрихе, где в 1980-х и 1990-х годах шла активная наркоторговля. «Тут было опасно, как в Багдаде, но мы часто ходили сюда с отцом ловить рыбу на речке», — рассказывает она. Carlo Pisani

Куратор выставочно-художественных проектов Койо Коуо стала лауреатом Премии им. Мерет Оппенгейм.

Этот контент был опубликован 24 ноября 2020 года - 07:30

Куратор выставочно-художественных проектов Койо Коуо стала лауреатом Премии им. Мерет ОппенгеймВнешняя ссылка. Мы поговорили с ней о том, что такое феминизм, постколониализм, существует ли Швейцария и почему необходимо развенчивать национальные мифы. 

В 2015 году газета The New York Times назвала Койо Коуо «одним из наиболее выдающихся арт-кураторов Африки». Она постоянно находится в движении, даже сейчас, в самый разгар пандемии. Но постоянно она живёт в Кейптауне, где руководит Музеем современного африканского искусства Цайца (Zeitz Museum of Contemporary Art Africa MOCAA), в распоряжении которого находится крупнейшая в мире коллекция современного искусства.

Как рассказывает сама К. Коуо, её муж живёт в Базеле, но по-настоящему она влюбилась в город Цюрих. В ее планах было вернуться в ЮАР через Париж, но пока (на момент написания статьи на немецком языке) она все еще остается в Швейцарии. Уроженка прибрежного города Дуала в Камеруне, Коуо переехала в Цюрих к своей матери в подростковом возрасте. Прежде чем заняться искусством, она обучалась банковскому делу и экономике.

В 1996 году К. Коуо уехала из Швейцарии и основала в Дакаре (Сенегал) Центр искусств Raw Material CompanyВнешняя ссылка. Этот проект стал для нее очень важной вехой, ведь с тех пор она сосредоточила все свои усилия на создании в Африке и Европе творческих организаций, став также автором нескольких арт-инициатив, которые призваны были скорее не продвигать отдельных художников, но преодолевать европоцентричную организацию мировой художественной индустрии.

Проект Home is where the art isВнешняя ссылка («Дом, это там, где находится искусство»), недавняя экспозиция, организованная К. Коуо в MOCAA, обобщает её принципиально космополитическую общественную позицию. Название выставки является ключом к пониманию ее подходов к работе в качестве арт-куратора. 

На этой выставке было представлено более 1 600 работ, отобранных в рамках конкурса, участвовать в котором могли все жители Кейптауна. Для таких кураторов, как К. Коуо, стремящихся сделать музей центром культурной жизни, а не просто собранием древних и экзотических экспонатов, работа в тесном контакте с гражданским обществом имеет фундаментальное значение. 

Присуждение премии имени Мерет Оппенгейм стало для Койо Коуо полной неожиданностью, тем более, что важные для ее проектов темы, собственно и принёсшие ей в последние годы широкое признание во многих странах (постколониализм, проблемы африканской диаспоры, национальная идентичность), до последнего времени в Швейцарии мало кого интересовали.

swissinfo.ch: Каково это было — переехать в Швейцарию из Камеруна?

Койо Коуо: Я родилась в прибрежном городе Дуале, где городская жизнь, яркая, динамичная и шумная, буквально била ключом. Переехав в Цюрих, я оказалась в очень тихом, маленьком, чистом, типично швейцарском городе. Для меня это было эмоционально насыщенное путешествие, чрезвычайно обогатившее меня, поскольку я опять могла жить с мамой и я всегда хотела выучить швейцарский диалект немецкого языка. Камерун был немецкой колонией до Первой мировой войны, и многие немецкие слова все ещё присутствуют в нашем местном диалекте.

swissinfo.ch: Ваш интерес к искусству, как он формировался? Вызревал в течение какого-то времени или же возник скорее случайно?

Койо Коуо: У людей может быть много наклонностей и интересов. У вас либо есть творческое начало и интерес к искусству, либо нет. Я категорически не согласна с тем, что человек способен проникнуться творческими, художественными идеями или попасть под их воздействие только в определённом контексте или только благодаря какому-то особому воспитанию или жизненному опыту.

Я сама из очень простой семьи: моя бабушка была швеёй. В Африке невозможно вырасти, не будучи причастным к творчеству. Посмотрите на наши танцы, музыку, костюмы! Мы просто живём во всем этом. Нам не нужно для этого специального образования, ведь искусство — это элемент нашего образа жизни.

swissinfo.ch: В 2014 году Вы подали заявкуВнешняя ссылка на участие в биеннале современного искусства Manifesta-11Внешняя ссылка, которая прошла в Цюрихе в 2016 году. Ваш проект был отклонён, но вызвал довольно живой отклик в местном арт-пространстве. О чем тогда вообще шла речь? 

Койо Коуо: Сама я раньше никогда не подавала никаких заявок на участие во всех этих биеннале, скорее ко мне сами организаторы начали постоянно обращаться. Кроме того, в то время я активно размышляла о структуре биеннале как формата, о том, каким зрелищем она становится, и о городском маркетинге, то есть о рекламе городов, стоящей всегда в центре этих фестивалей искусства.

И хотя моя заявка не была принята, но я и сегодня убеждена, что это был сильный проект, способный пролить свет на ряд аспектов истории Цюриха, о которых мало кто знает.

swissinfo.ch: Какие аспекты вы имеете в виду?

Койо Коуо: Я имею в виду, что это крошечный город, где сосредоточено так много искусства, так много богатства! Мне на самом деле хотелось рассмотреть мелкие трещинки на его лице, а не любоваться на его отполированную поверхность. Этот проект мог бы стать чем-то, что способно проникнуть в самую суть города, это была бы не просто демонстрация его достопримечательностей.

Размышляя о своем проекте, я исходила из того, что Цюриху вовсе даже не нужно очередное биеннале современного искусства, что ему необходим новый формат разговора о себе самом. В то время вся Швейцария как раз погрязла просто во всей этой болтовне о проблемах расизма и ксенофобии, ведя дебаты в связи с предложениями ограничить иммиграцию, с которыми выступала правая Швейцарская народная партия (SVP). 

А это как раз тема, которая в стране регулярно оказывается в фокусе дебатов. И было бы действительно хорошо связать Цюрих и Швейцарию с более масштабными вопросами 20-го века: с проблемами постколониализма, с вопросами эпохи, наступившей после классического модерна, с миграцией, расизмом и колониализмом во всём многообразии их форм.

swissinfo.ch: Наверное, после того, как Ваш проект был отклонен организаторами на Биеннале, новость о том, что вы стали Лауреатом премии имени Мерет Оппенгейм, стала для вас настоящим сюрпризом?

Койо Коуо: Это была, в самом деле, полная неожиданность. Я никогда не работала в Швейцарии в качестве куратора, продюсера в области культуры или организатора выставок. Я уехала из Швейцарии в Сенегал ровно 24 года назад, вся моя карьера и профессиональное становление сложились не здесь, не в Швейцарии. Но тут прошла моя юность, и я очень дорожу воспоминаниями о том времени. 

Я даже и не подозревала, что Федеральное ведомство культуры в Берне вообще рассматривало мою кандидатуру, ведь темы, которые меня интересуют, идеи, которые я воплощаю в своей работе — африканская диаспора, концептуальный процесс-арт, постколониализм, политика национальной идентичности — не очень-то тут кого-то интересуют. У меня не было возможности поработать здесь в этих областях, но я не жалуюсь. Я никогда не рассматривала Швейцарию, как потенциально возможное место работы.

swissinfo.ch: Что у вас еще осталось от связей со Швейцарией?

Койо Коуо: Сейчас это чисто эмоциональная вещь. Я люблю эту страну. У меня швейцарский паспорт, моя семья живёт тут, и всего три года назад я получила приглашение от организации Pro Helvetia стать куратором павильона Salon SuisseВнешняя ссылка для Венецианского биеннале, —своего рода арт-пространства, которое будет функционировать параллельно с официальным швейцарским павильоном. Но я на самом деле никогда не думала о премиях. Я делаю то, что должна делать.

swissinfo.ch: Но о личности художницы Мерет Оппенгеймер вы ведь размышляете, не так ли?

Койо Коуо: Конечно! В момент, когда я начала интересоваться современным искусством, первой референтной инстанцией для меня было движение сюрреализма, да и наследие дадаизма было еще живее всех живых, так что Мерет Оппенгеймер в этом контексте была очень значимой для меня фигурой. 

Ведь она была художницей в то время, когда для женщины из такой маленькой страны, как Швейцария, иметь собственный голос или позицию, особенно среди всех этих супер-мачо сюрреализма, таких как, например, Андре Бретон, было огромным достижением. Кроме того, феминизм для меня — это нечто само собой разумеющееся. Я активно участвую в движении за права женщин, но не создаю шумиху вокруг этой своей деятельности. Мне не надо флагами размахивать, для меня феминизм — это естественное состояние.

swissinfo.ch: У Швейцарии сложились странные отношения с социально-историческим проектом модерна. Дадаизм зародился в начале 20-го века в Цюрихе, но в школах о нем по-прежнему очень мало рассказывают.

Койо Коуо: Ну, все-таки в 1980-е годы дух знаменитого «Кабаре Вольтер» в каком-то смысле все-таки возродился. Однако нужно учитывать, что для швейцарской культуры характерна очень узкая специализация. Люди сосредотачиваются на одной области в самом начале своей карьеры и не очень вникают в тонкости других дисциплин, в отличие от Бразилии, Камеруна и других постколониальных государств, где люди стремятся получить разносторонние и всеобъемлющие знания. 

В Швейцарии вы знаете очень много в основном только об одном предмете. Кроме того, у Швейцарии серьёзный комплекс неполноценности из-за её размеров и нейтрального положения на мировой арене. В стране нет никакого единообразия. Здесь разговаривают на немецком, французском и итальянском языках. Швейцария как таковая не существует. В течение нескольких лет я поняла, что эта страна, выражаясь образно, предпочитает оставаться на тротуаре, поставляя асфальт для укладки основной дороги и зарабатывая на этом деньги. 

Это становится также понятно, если посмотреть на то, как тут изучается колониализм и его история. Швейцарцы всегда заявляли: «Ну мы-то сохраняли нейтралитет, мы не были империалистами, мы никогда ни в чём таком не участвовали!». Да конечно же вы во всем этом участвовали! На протяжении всей истории до сегодняшнего дня включительно. Просто вспомните, к примеру, что крупнейшие рынки сырьевых товаров расположены в кантоне Цуг.

swissinfo.ch: Новое поколение швейцарских историков в течение последних нескольких лет пытается открыть ящик Пандоры, хранящий секреты колониального прошлого Швейцарии. Но результаты их исследований пока ещё не освещаются в школах.

Койо Коуо: Придётся ещё подождать, пока эти вопросы войдут в учебную программу. Одновременно положительной и отрицательной особенностью Швейцарии можно назвать тот факт, что здесь всё происходит очень медленно. Это мешает, когда вы торопитесь, но, с другой стороны, всё рано или поздно всё же происходит. У медлительности есть свои преимущества, но в такое время, как сейчас, нужно, чтобы всё решалось быстрее.

Весь этот дискурс должен дойти до уровня семьи. Ведь многие швейцарцы всё ещё живут мифами о своей стране, не имеющими никакого отношения к истории. Это необходимо сделать, но не для того, чтобы вызвать чувство национального стыда. Это нужно для создания полного и объективного представления о Швейцарии.

Какие деятели арт-рынка являются для К. Коуо ориентирами?

Харальд Зееман (1933 - 2005)

Для каждого куратора моего поколения он — культовая фигура, благодаря которой начинаешь гордиться тем, что ты — гражданка Швейцарии, как я. Но я — не националистка. Мне на самом деле неважно, откуда человек. 


Харальд Зееман (Harald Szeemann). Keystone / Yoshiko Kusano

Художник Нот Витал (Not Vital)

За последние годы я очень с ним подружилась, и я считаю, что он очень недооценён как художник. Хотя в Швейцарии он весьма популярен и известен, я полагаю, его творчество заслуживает гораздо более глубокого изучения и понимания. 


Художник Not Vital позирует на фоне своей инсталляции «700 снежков» (700 Snowballs) в «Художественном Музее кантона Граубюнден» (Bündner Kunstmuseum) во время выставки NOT VITAL. Univers Privat в городе Кур, сентябрь 2017 года. © Keystone / Ennio Leanza

Урсула Биманн (Ursula Biemann)

Я наладила профессиональные отношения с цюрихской художницей Урсулой Биманн не только потому, что её произведения — просто потрясающие вещи, но и из-за того, что наши профессиональные биографии очень похожи. 


Инсталляция Урсулы Биманн (Ursula Biemann, куратор — Койо Коуо) «Сахарская хроника» (Sahara Chronicle, 2007-2009). Посвящён незаконной миграции в регионе Сахары. Эпизод, снятый в Сенегале, возник по инициативе К. Коуо. Ursula Biemann

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей