Navigation

Как звучит Швейцария?

Со стороны мы со своими микрофонами выглядим наверное странно. Danielle Liniger

Если внимательно вслушаться, то вы заметите, что под землей у вас под ногами играет целый многоголосый оркестр, звуков которого мы обычно не воспринимаем. Гробовая тишина? Ничего подобного. Ученые пытаются лучше понять этот подземный мир звуков. Но зачем?

Этот контент был опубликован 27 февраля 2021 года - 07:00
Марк Леттау (Marc Lettau), журнал Schweizer Revue

Перевод с французского: Евгений Мамонтов.

В начале нашего маленького путешествия мы сформулировали для себя небольшую рабочую гипотезу, в соответствии с которой дом — это то место, где вы пустили корни. В прямом смысле и в переносном. Что касается переносного смысла понятия «корни», то оно нас пока не интересует. Нам интересно внимательно прислушаться к тому, как звучит «корневая система», спрятанная буквально у нас под ногами. 

Наши поиски в саду мы начинаем на территории небольшого дачного поселка на окраине Берна. Это так называемый SchrebergartenВнешняя ссылка, своего рода конгломерат небольших «фазенд», позволяющих горожанину в прямом смысле прикоснуться к родной почве. У нас на вооружении хорошая пара наушников, гиперчувствительный микрофон, а также устройство для записи подземных звуков. Все это сдобрено изрядной порцией простого любопытства. 

Оглушающее переживание!

Микрофон погружается в землю. Он многократно усиливает недоступные для человеческого уха звуки живущих в почве организмов. Что мы слышим? Поначалу - абсолютно ничего. Затем - грохот и скрежет, и мы получаем болезненный удар по барабанным перепонкам! Причина — дрогнув под ветром, травинка задела микрофон, а современная электроника превратила едва различимый шорох в оглушительное фортиссимо. Звукозаписывающее оборудование и в самом деле чрезвычайно чувствительно!

Разнообразие и интенсивность звуков: автор оригинального немецкого текста данного материала Марк Леттау слушает землю. Danielle Liniger

Вторая попытка оказалась удачнее. Во влажном слое перегноя под гигантскими листьями тыквы прибор записывает даже самые тонкие звуки: легкое движение, потрескивание. Судя по всему, у нас под ногами в земле и в самом деле что-то происходит. И чем дальше продвигаемся мы в рамках нашей экспедиции по бернским задворкам, тем яснее и отчетливее становится для нас удивительное богатство подземного звукового мира. И тем сложнее его описать в каких-то терминах.

Собаки? Они лают. Лошади ржут, сверчки стрекочут, коровы мычат — но какой шум производят невидимые для нас крошечные живые организмы в почве? У нас буквально нет слов, чтобы описать эти звуки: мы слышим треск, скрип, хруст, треск, урчание и постукивание, мы слышим лопающиеся звуки и звуки, напоминающие выстрелы. А иногда даже жевание и булькание!

Земля патриотов

Как звучит луг Рютли? Самый важный луг страны, с которого, как утверждает легенда, «есть пошла Швейцария»? Увы, уныло барабанящий по земле дождь не дает нам шанса ответить на этот вопрос. Поэтому мы возвращаемся в Берн и решаем заменить легендарную лужайку на землю, на которой, прочно утвердившись всеми своими колоннами, возвышается Федеральный дворец, политический центр страны. Это не так патриотично, но для научных целей сойдет. Для наших изысканий мы выбираем южный фасад досточтимого сооружения.

Со стороны мы со своими микрофонами выглядим, наверное, странно. Впрочем, странных людей, занимающихся странными делами, сегодня вокруг в избытке. Проходящая мимо Федерального дворца дама с удивлением на лице останавливается и интересуется у нас: а что это мы тут делаем? Наверное, она езще помнит стихотворение Мани Маттера о том, как некто хотел «взорвать благородный сей дом». Мы говорим, что пытаемся подслушать, о чем рассуждают под землей дождевые черви. Скептицизм дамы улетучивается только тогда, когда она сама надевает наушники: «С ума сойти! Это должен услышать каждый! Жизнь, оказывается, действительно всюду!».

То, что происходит под землей, затрагивает всех нас, с учетом того, что состояние почв напрямую влияет на ситуацию с грунтовыми водами или на положение с производством продуктов питания. Foto Marie Louise Huskens

А какие звуки издает, например «Рёштиграбен», условная культурная граница между немецко- и франкоязычными частями Швейцарии? В регионе на границе кантонов Берн и Фрибур мы аккуратно устанавливаем наш микрофон как раз на картофельном поле (коль скоро речь идет о «картофельном рве»). Мы прислушиваемся, но ничего не слышно! Вообще ничего. О поле, поле, кто тебя... вот так? Куда подевалась из тебя вся твоя жизнь?

Подземный оркестр

Мы завершаем наше путешествие на влажном лугу на опушке леса в предгорьях Альп. Снова погружаем в землю наш тонкий микрофон, надеваем наушники — и внезапно знаменитая горная тишина исчезает, словно ветром ее сдуло. Мы-то думали, что земля у нас под ногами молчит, но все оказывается совершенно иначе и мы действительно слышим чуть ли не целый оркестр. Поэтому-то этот проект и носит название Sounding Soil, или «Звучащая почва»Внешняя ссылка. Участие в нем могут принять как ученые, так и любители.

Реализуется он с лета 2019 года при поддержке цюрихской Высшей школы прикладного искусства (Zürcher Hochschule der Künste, ZHdK), федерального НИИ исследования лесов, снега и ландшафта (Eidgenössische Forschungsanstalt für Wald, Schnee und Landschaft, WSL), Национального центра мониторинга почв (Nationale Bodenbeobachtung, NABO), Института наземных экосистем (Institut für Terrestrische Ökosysteme EPH Zurich) и НИИ проблем органического сельского хозяйства (Forschungsinstitut für biologischen Landbau, FiBL). Руководит проектом Сабина Лерх (Sabine Lerch) на базе Фонда экологического развития Biovision (Stiftung für ökologische Entwicklung).

С ее точки зрения, этот проект является ярким примером партнерства фундаментальной науки и гражданского общества. Крошечные ногохвостки, а также клещи, личинки мух, мокрицы, дождевые черви, пауки, многоножки, жуки, кузнечики и цикады - все они являются музыкантами подземного оркестра. Но кто конкретно производит какой звук? Сабина Лерх пока не может дать точного ответа: «Мы не знаем. Мы ведь первые в мире, кто записывает и анализирует звуки подземной жизни. Наука тут пока находится в самом начале, хотя первые выводы мы уже сделали: чем разнообразнее звуки, тем большим является количество самых разных видов организмов, находящихся у нас под ногами. Чем интенсивнее звуки, тем активнее мезо- и микрофауна».

Новая научная дисциплина

«Разнообразие и интенсивность звуков: эти два показателя уже позволяют нам оценить ситуацию с присутствием в почве живых организмов», — говорит Сабина Лерх. «К концу 2021 года мы должны точно сделать вывод о том, годятся ли они для того, чтобы стать основой измерительного метода, с помощью которого мы могли бы производить оценку как состояния почв в данном регионе, так и общей степени его биологического разнообразия. При позитивном развитии ситуации мы, может быть, станем свидетелями рождения новой науки - экоакустики». 

Звуки почвы у города Труб (Trub), кантон Берн, регион Эмменталь:

Звуки почвы в регионе Гайс (Gais), кантон Аппенцелль-Внешний:

Ее отцом и основателем мог бы стать швейцарский ученый-исследователь Маркус Медер (Marcus Maeder). По словам Сабины Лерх, «ни политика, ни общественность толком вообще не интересуются, что происходит с нашими почвами. Мы используем их для реализации девелоперских и гидротехнических проектов, мы очень интенсивно эксплуатируем их в рамках индустриального сельского хозяйства. Пестициды и удобрения также становятся фактором повышенной нагрузки на почвы страны.

При этом многие воспринимают почву просто как „поверхность“. Даже специалисты в области охраны природы предпочитают смотреть прежде всего на наземное биоразнообразие, а не на подземное. Что и понятно: пословица „с глаз долой - из сердца вон“ действует и в обратную сторону, мы ведь, как правило, сосредоточены на том, что видно невооруженным взглядом и что вызывает у нас непосредственные эмоции». Таким образом, Sounding Soil - это не только исследовательский проект, но еще и попытка привлечь внимание общественности к серьёзной проблеме. 

«Мы хотим дать земле голос. То, что происходит под землей, затрагивает всех нас, с учетом того, что состояние почв напрямую влияет на ситуацию с грунтовыми водами или на положение с производством продуктов питания. Что мы ожидаем от проекта? В лучшем случае мы получим не только новые научные данные, но еще и сформируем иное восприятие земли, на которой мы живем и по которой ходим. Ну, а в худшем случае микрофоны, разработанные Маркусом Медером, просто зафиксируют для нас саундтрек процесса утраты биологического разнообразия», — резюмирует Сабина Лерх.

Оригинал материала был опубликована в журнале Schweizer RevueВнешняя ссылка.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.