Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Дипломатия Швейцария начала свое возвращение в Сирию?

Une famille dans la Ghouta orientale

Женщины и дети в городе Хамория (Hamoria) в районе оазиса Гута, на который 21 августа 2013 года была проведена химическая атака, унесшая жизни более 1700 человек. Фото сделано 23 декабря 2017 года. 

(Keystone)

Открывая «Бюро по гуманитарным вопросам» в Дамаске, Министерство иностранных дел Швейцарии (ФДИД/EDA) закладывает основу для возможного воссоздания своей дипломатической миссии в сирийской столице. Такого мнения придерживается Хасни Абиди (Hasni Abidi), эксперт по данному региону. Как и другие западные страны, Берн закрыл свое посольство в Сирии в 2012 году. В то время в стране началась гражданская война, подогреваемая репрессивной политикой правительства Асада, который вот-вот объявит о своей полной победе в этом конфликте.

«Цель бюро состоит в предоставлении гуманитарным службам как можно более оперативного доступа ко всем нуждающихся в помощи. Кроме того, его сотрудники должны оказывать поддержку швейцарским гуманитарным проектам в Сирии и осуществлять их координацию», — говорится в заявленииВнешняя ссылка швейцарского внешнеполитического ведомства (ФДИД/EDA). «Бюро по гуманитарным вопросам располагается на данный момент в гостинице, как и офисы многих других гуманитарных организаций в Дамаске», — рассказывает представитель EDA Жорж Фараго (George Farago). «Вопрос, где куда бюро переедет в кратко- и среднесрочной перспективе, еще предстоит решить», — добавляет он.

«В настоящее время на месте работает только один человек — директор бюро», — говорит далее Ж. Фараго. Не называя имен, он отмечает, что глава миссии является членом «Швейцарского Корпуса гуманитарной помощи» («Schweizerisches Korps der Humanitären Hilfe» — «SKH») с «многолетним опытом международного сотрудничества в решении более чем деликатных вопросов». У него есть все необходимые разрешения и компетенции, которые требуются для того, чтобы выполнять эту работу. Как и все сотрудники ФДИД/EDA, находящиеся в долговременной служебной командировке за рубежом, он пользуется иммунитетом и всеми положенными по Венской конвенции дипломатическими привилегиями. Пока задачи директора гуманитарного бюро ограничиваются поиском и наймом на работу персонала из числа местных жителей.

Мануэль Бесслер (Manuel Bessler) является уполномоченным представителем правительства Швейцарии в сфере оказания гуманитарной помощи. Вопросами открытия этой миссии он занимается уже с 2015 года. В интервью швейцарскому общественному национальному телеканалу SRFВнешняя ссылка он уточнил, что данная миссия «не является политическим или дипломатическим представительствам, хотя, конечно же, теперь у нас, наконец, есть глаза и уши в Дамаске. Но речь, все-таки, в первую очередь идет о том, чтобы оказывать помощь на месте конкретными совместными действиями, сотрудничая с партнерскими организациями (начиная с МККК — примечание ред.). Ну и наконец, нам нужно точно знать, что выделяемые нами деньги идут туда, куда и должны попасть».

Глаза и уши? По словам Хасни Абиди, директора женевского «Центра арабских и средиземноморских исследований» («CERMAMВнешняя ссылка»), это заявление очень озаботило официальных лиц в Дамаске. «Формулировка вышла неважная. Ее неправильно поняли, восприняв как попытку шпионажа, да и в целом все это не понравилось местным властям, что может серьезно затруднить возвращение швейцарцев в Сирию». Однако представитель EDA Ж. Фараго не согласен. «Нет пока никаких признаков, которые позволяли бы делать такого рода выводы», — говорит он. В любом случае, по словам Х. Абиди, глава миссии столкнется с серьезными проблемами. Учитывая крайне нестабильную военно-политическую ситуацию и недоверие со стороны официальных сирийских властей, ожидать каких-либо чудес пока тут не приходится.

Гуманитарная и политическая инициатива

Тем не менее, этот первый шаг очень важен, как для Берна, так и для Дамаска. «Возвращение Швейцарии в Сирию, с учетом женевского процесса по Сирии, дело нешуточное», — говорит Х. Абиди, который не скрывает, что для официального Дамаска это даже может стать инструментом укрепления собственной власти в стране, ведь открытие этого офиса означает, что Швейцария вполне готова иметь дело с сирийским правительством, поддерживаемым российскими ВКС, хотя совершенно необязательно, что именно такой и является официальная позиция Швейцарии. Но именно так может рассматривать открытие офиса правительство президента Башара Асада — а это и есть, собственно, решающий фактор.

Война в Сирии Гуманитарная помощь Сирии — заложник политических игр?

Гуманитарная помощь нужна всем сторонам конфликта в Сирии — и все стороны конфликта стараются использовать эту помощь в своих корыстных целях.

«Поэтому чисто гуманитарный мандат швейцарской инициативы отнюдь не исключает дипломатических и политических аспектов», — говорит Х. Абиди. «Официально бюро по гуманитарным вопросам не является дипломатической миссией, но это ведь и не какая-то там неправительственная организация, просто открывающая офис в Дамаске. Кроме того, гуманитарная помощь всегда требует переговоров и диалога со всеми участниками конфликта. Поэтому это бюро вполне можно, пусть пока только и на бумаге, рассматривать в качестве дипломатического представительства, означающего начало процесса политического возвращения Швейцарии в Дамаск».

В любом случае, гуманитарная помощь — особенно в Сирии — это вопрос, имеющий как политическое, так и военное измерения, причем как для официального Дамаска, так и для вооруженных групп, воюющих против режима Б. Асада. То обстоятельство, кстати, что гуманитарная помощь фактически давно стала здесь заложником политическиз игр, постоянно подвергалось критике со стороны международных гуманитарных организаций (см. материал справа). Так или иначе, но швейцарское бюро в Сирии все-таки сможет хоть как-то, но облегчить жизнь помощников и спасателей.

А их работа по-прежнему затруднена, как показывает, например, тяжелое положение жителей Восточной Гуты, местности недалеко от Дамаска, которая все еще находится в руках антиправительственной оппозиции — и вот уже четыре года полностью блокирована правительственными войсками и подвергается, по сообщению «Белых касокВнешняя ссылка» и лондонского «Сирийского центра мониторинга за соблюдением прав человекаВнешняя ссылка», воздушным ударам со стороны российских ВКС. В российском «Центре по примирению враждующих сторонВнешняя ссылка», расположенном на авиабазе Хмеймим, такая информация, правда, всякий раз опровергается.

Швейцария — не единственная западная страна, имеющая представительство в Дамаске. Чехия, например, в отличие от других стран ЕС и Швейцарии, сохраняла свое посольство в Сирии на всем протяжении войны. «Но у Швейцарии другие цели в Сирии, нежели у стран ЕС. Она хочет использовать свой капитал — нейтралитет, хотя сирийские власти и не раз критиковали Берн. Напомню, в Совете по правам человека ООН Швейцария выступила за то, чтобы Асад предстал перед судом из-за массовых военных преступлений, совершенных его режимом», — говорит Х. Абиди.

Москва лишила переговоры в Женеве смысла

Организуя гуманитарную миссию в Дамаске, Берн тем самым устанавливает для себя определенную планку на будущее. «Швейцария хочет участвовать в будущих мирных переговорах», — указывает Хасни Абиди. Берн знает, что гуманитарная помощь может стать ключевым фактором, открывающим для Швейцарии дверь, ведущую к столу, за которым будет формироваться порядок послевоенного урегулирования. 

Создание этого бюро — это некий процесс в тестовой фазе, за которым многие наблюдают очень пристально. «Если эксперимент завершится успехом, то, возможно, это станет ориентиром и для других», — считает этот знаток региона. А между тем, оставаясь на втором плане, Швейцария уже фактически участвует в трудных мирных переговорах по Сирии. Они проходят в Женеве под эгидой Организации Объединенных Наций. 

«Однако Россия смогла умело воспользоваться дипломатическими ошибками США в регионе, а также позицией Дональда Трампа, с самого начала с недоверием относившегося к этому многостороннему процессу и, в итоге, вообще отказавшегося участвовать в нем. В итоге именно Москва и лишила эти переговоры любого смысла, что стало серьезным ударом как по Швейцарии вообще, так и по позициям Женевы в качестве важного европейского центра международной многосторонней дипломатии», — резюмирует Хасни Абиди.


Перевод на русский и адаптация: Надежда Капоне

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×