Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

История Швейцария реабилитирует «работных детей»

На одной из самых темных страниц швейцарской истории записаны судьбы «работных детей», насильно оторванных властями от родных и отданных «в люди» для труда и воспитания. Эта практика сохранялась в стране вплоть до 1980-х гг. Теперь государство намерено принести за нее свои извинения.

«Я родился безотцовщиной, и моя мать отдала меня на попечение бабушки. Когда бабушка умерла, я сначала попал к ее сестре, а потом на хутор к одному фермеру. С тех пор каждый день перед уходом в школу я должен был по утрам доить коров. Относились ко мне… Так себе… Я ведь был никем и звали меня никак…». Такова исповедь Пауля Штутцмана (Paul Stutzmann).

Сегодня ему 72 года. Он один из почти 100 тыс. так называемых «работных детей» (по-немецки  - «Verdingkindern», по-французски «Enfants placés», которые на протяжении 19-го и 20-го веков были задействованы в качестве дешевой рабочей силы на хуторах крестьян и фермеров, вкалывая иногда от зари до зари, невзирая на погоду, подвергаясь физическому, а то и сексуальному насилию.

Позже многие из них, прежде всего несовершеннолетние матери, оказывались либо в тюрьме, либо в психушке, где в полной мере практиковалась «карательная психиатрия». Впрочем, в корректной Швейцарии, конечно же, ни о чем таком официально не говорилось, а в обращении были нейтральные бюрократические понятия, такие, как «административные меры» или «государственное попечение». Власти не останавливались порой даже перед насильственной стерилизацией или кастрацией таких «работных детей».

Исторические вехи

История внесемейного государственного воспитания и попечения в Швейцарии до сих пор никогда не была предметом исторического анализа. Правда, власти всех уровней в целом признали, что дети и подростки становились жертвами «принудительных административно-воспитательных мер» вплоть до 1981 года.

В 1944 году выходивший в тогда в Швейцарии еженедельник «Die Nation» опубликовал репортаж культового швейцарского журналиста Петера Суравы (Peter Surava) о детском приюте для мальчиков «Sonnenberg» в кантоне Люцерн. Публикация сопровождалась фотографиями Пауля Зенна (Paul Senn). После выхода репортажа в свет приют был закрыт, а его директор предстал перед судом.

В 1974 году политик и журналист Артюр Онэггер (Arthur Honegger) опубликовал во многом автобиографический роман «Die Fertigmacher» («Домашний мучитель» - перевод ред.). Роман стал бестселлером, всего было продано более 100 тыс. экз.

В 1981 году, а точнее, семь лет спустя после ратификации Швейцарией Европейской конвенции о правах человека, в швейцарское законодательство вносятся соответствующие поправки, четко регулирующие условия отдачи тех или иных категорий лиц под опеку государственных органов социального призрения.

В 1991 году историк из Берна Марко Лоенбергер (Marco Leuenberger), отец которого был одним из «работных детей», публикует первое солидное историческое исследование практики «отдачи в люди» детей в кантоне Берн.

В 1999 году группа швейцарских парламентариев выступила с инициативой принять закон о предоставлении материальной компенсации жертвам принудительной стерилизации. Инициатива осталась без последствий.

С 2009 по 2013 гг. в целом ряде городов Швейцарии была с большим успехом показана передвижная выставка «Enfances volées – Verdingkinder reden – Говорят «работные дети». В общей сложности ее посетили 85 тыс. человек.

На данный момент официальные извинения «работным детям» принесли кантоны Берн, Люцерн, Фрибур, Тургау.

В 2010 году во исполнение еще одной парламентской инициативы тогдашняя министр юстиции Швейцарии Эвелинн Видмер-Шлумпф (Eveline Widmer-Schlumpf) официально принесла свои извинения жертвам «административных интернирований».

В 2011 году швейцарские парламентарии выступили с очередными двумя инициативами. Одна из них требует акта официальной реабилитации лиц, ставшими жертвами «административного попечения». Вторая требует от федеральных властей провести работу по историческому анализу этой проблемы и принести официальные извинения затронутым лицам.

Конец инфобокса

Никто не хотел начинать

В начале 21-го века в швейцарских СМИ стали все чаще появляться материалы с описанием судеб некоторых из еще живых жертв такого «государственного попечения». Итогом стали депутатские инициативы с призывами целиком и без остатка изучить историю «работных детей» в Швейцарии и компенсировать нанесенный им моральный, материальный и физический ущерб.

Никто, в целом, открыто не выступал против такой реабилитации – но и инициативу брать на себя долгое время никто не спешил. Церкви, общины и кантоны мягко, но решительно, отпихивали от себя сомнительную с их точки зрения честь стать передовиком сложного и болезненного процесса научной и морально-правовой оценки этих темных страниц национальной истории.

Дело сдвинулось с мертвой точки только тогда, когда в 2010 году кантон Берн официально извинился перед жертвами «административного попечения», в частности, перед теми, кто был вынужден отсидеть ни за что порой очень серьезные сроки в бернской женской тюрьме «Hindelbank».

И вот теперь, 11-го апреля 2013 года все жертвы «принудительных мер, принятых на основании решения о взятии под административную опеку» приглашены в Берн на специально памятное мероприятие, которое призвано подвести окончательную черту под печальной историей швейцарских «работных детей».

В этом мероприятии примут участие министр юстиции Швейцарии Симонетта Соммаруга (Simonetta Sommaruga), представители федеральных, городских и кантональных органов власти, а также «Швейцарского крестьянского союза» (Schweizerischer Bauerverband). Участвовать в этом историческом мероприятии намерен и бывший швейцарский парламентарий Ханс-Руди Штадлер (Hansruedi Stadler), который по поручению швейцарского Минюста координировал всю работу по созданию истории «работных детей».

Опека Семья – (почти) такая же, как все…

Сегодня в Швейцарии права детей, в том числе и в сфере социальной опеки, жестко регламентированы. Однако жизнь, как и раньше, продолжает быть ...

Стыд и боль

«В то время жестокость по отношению к детям была совершенно нормальным делом. Бедность рассматривалась в качестве своего рода морального прегрешения, искупить которое можно было только «честной работой». Однажды я присутствовал на встрече таких бывших «работных детей». Я выслушал их истории, и был настолько потрясен, что у меня просто не было слов», - говорит Вальтер Цвален (Walter Zwahlen), председатель общественного инициативного объединения «Netzwerk Verdingt», основанного в 2008 году.

По разным оценкам в настоящее время живы еще примерно 10 тыс. бывших «работных детей», однако членами этого объединения являются только сорок из них. «Большинству пострадавших стыдно признаваться в том, что они стали жертвами государственного насилия. Они не хотят сыпать соль на старые раны, которые, оказывается, и не думают исчезать», - говорит В. Цвален.

Пока еще не создано общенационального историко-социологического исследования, которое бы проливало свет на феномен «работных детей». Одна из причин – трудности с источниками, прежде всего, сложность собрать воедино все архивные данные, рассеянные по многочисленным кантональным, городским и общинным хранилищам документов. А многие из документов той поры и вовсе были уничтожены. На данный момент единственными надежными и доступными источниками являются устные показания бывших жертв «административных мер».

Несмотря на это только у одного Вальтера Цвалена в распоряжении находится впечатляющая библиотека в составе почти 620-ти наименований книг, в которых собран похожий опыт и из других европейских стран. «В другие странах, порой, действовали точно такие же обычаи обращения с детьми», - говорит он. «Архивных документов и там сохранилось очень мало, однако показатели тамошних свидетелей в общих чертах совпадают со словами наших, швейцарских свидетелей, идет ли речь о Германии, Норвегии или Польше».

Памятное мероприятие

Жертвы швейцарской системы «административного попечения» приглашены приехать 11-го апреля 2013 года в Берн на памятное мероприятие.

Участие в нем, наряду с министром юстиции Симонеттой Соммаругой (Simonetta Sommaruga) примут представители:

- профессионального Объединения работников социально-педагогических структур (Fachverband Sozial- und Sonderpädagogik);

- Конференции кантональных министров образования и воспитания (Konferenz der kantonalen Erziehungsdirektoren);

- Союза швейцарских общин (Verein der Schweizer Gemeinden);

- Федерации протестантских церквей (Föderation der protestantischen Kirchen);

- «Швейцарского крестьянского союза» (Schweizerischer Bauernverband);

- Швейцарского союза городов (Schweizerischer Städteverband);

- Швейцарской конференции католических епископов.

Конец инфобокса

Принудительные работы на многие миллиарды

Швейцарская газета «Blick» попросила главного экономиста одного ведущего швейцарского банка рассчитать сумму прибавленного продукта, произведенного за всю историю использования труда «работных детей».

Полученная сумма, колеблется, правда, в зависимости от методики расчета, в довольно широком диапазоне от 20 до 65 миллиардов франков. Но все равно цифры эти не могут не впечатлить, тем более, что это означает, что, по хорошему, 10 тыс. еще живых «работных детей» могли бы претендовать на общую компенсацию в размере по меньшей мере в 1,2 миллиарда франков.

«Швейцарский крестьянский союз» (SBV) признает наличие «темной страницы в своей истории», отвергая, однако, любые требования в плане извинений и компенсаций. «Очень сложно, если вообще возможно, определить по прошествии стольких лет сумму возможной компенсации. Какая-то средневзвешенная сумма индивидуальной компенсации для всех скопом не была бы в данном случае приемлемым выходом, потому что судьба каждого «работного ребенка» была очень индивидуальна, равно как весьма индивидуальны были и понесенные ими жертвы», - заявляет председатель «SBV» Жак Буржуа (Jacques Bourgeois).

Для Пьера Аввацино такие аргументы не вполне убедительны. По его словам, ситуацию можно было бы изменить в случае «серьезного общественного давления, которого, увы, пока не видно. Исторические факты все еще являются объектами серьезных дискуссий. Мне кажется, что эти несчастные «работные дети» просто не имеют пока своего могучего лобби, а потому и для политиков они, по большей части, являются пустым местом. Но если делать что-то – то это надо делать быстро, потому что «работные дети» не молодеют и скоро просто  уйдут из жизни. И тогда будет уже поздно».

Пауль Штутцман, бывший «работный ребенок» из кантона Фрибур, 11 апреля в Берн, скорее всего, не поедет. «Я не думаю, что у меня хватит на это мужества. Кроме того, вообще-то, жизнь-то я прожил неплохую. Для меня эта история окончательно завершена. И думать я об этом больше не желаю», - говорит он неуверенным голосом.


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров., swissinfo.ch


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×