Navigation

Швейцарская железная дорога в женских руках


Этот контент был опубликован 07 июня 2017 года - 11:00
Сюзан Мисика ( Сюзанн Мисика), по пути из Цюриха в Базель
Леа Штеппахер (Lea Steppacher) рассматривает свою профессию машиниста локомотива в качестве призвания. Susan Misicka/swissinfo.ch

Каково это, находиться в кабине машиниста швейцарского железнодорожного экспресса и отвечать за безопасность нескольких сотен человек? Для Леи Штеппахер такая профессия была мечтой всей ее жизни. Она уверена, что в будущем профессия машиниста локомотива сохранит свою значимость и никакая автоматика не способна заменить человека.

В комнате отдыха перед нашей поездкой мне предлагают попить на дорожку кофейку, но кофеварка начинает кашлять и испускать клубы пара. Ну и ладно! Не очень-то и хотелось, особенно если учесть, что в пути мне может совсем некстати потребоваться туалет! Кстати, а что бывает, когда такая же потребность возникает у машиниста прямо на дистанции?

Лее Штеппахер 36 лет, восемь из них она является сотрудником концерна «Швейцарские федеральные железные дороги» («SBB/CFF»). Она обожает свою работу, ей нравится находиться в кабине локомотива, особенно в рассветные или закатные часы. «Нет ничего прекрасней этого времени! Вы можете управлять поездом и одновременно любоваться тем, как просыпается страна и ее природа. И за все это вам еще и деньги платят!», — говорит она с восторгом.

Сегодня, правда, нам не повезло. Дистанцию из Цюриха в Базель нам пришлось преодолевать под дождем, но мне, если честно, не до погодных капризов. Мне еще ни разу в жизни не доводилось сопровождать машиниста локомотива, заглядывая ему буквально через плечо. Я волнуюсь, хотя, казалось бы, могла бы просто расслабиться и наслаждаться поездкой. Лея Штеппахер тоже взволнована, хотя это больше походит на предвкушение. «Это чувство невозможно описать!» — говорит она, ее сине-зеленые глаза сверкают за стеклами очков.


«Вести поезд, контролировать его скорость, наблюдать, как пассажиры садятся в поезд и покидают его, ощущать свою ответственность за их безопасность, а ведь в часы пик у меня в вагонах находятся сотни людей — все это невозможно сравнить ни с чем на свете!». И вот состав трогается, так мягко, что поначалу это даже невозможно заметить. Перроны, переплетения проводов и путей, осветительные фонари и семафоры, странные дорожные знаки, которые я вижу вообще впервые в жизни, капли дождя, скользящие по ветровому стеклу — все это сливается в один мотив движения и преодоления пространства.

Вагончик тронется

Железной дорогой Лея Штеппахер заболела в детстве. Будучи еще совсем маленькой, она поехала со своей семьей на отдых в швейцарский регион Энгадин, что в кантоне Граубюнден. «Железнодорожный состав показался мне тогда оплощением обыкновенного чуда. Воображение у меня в детстве было развито очень сильно, да и место, куда мы направлялись, тоже было особенным. Еще в детстве у меня была и другая мечта: водить желтый почтовый автобус», — вспоминает она.

Впрочем, повзрослев, Лея Штеппахер решила поступить для начала в университет и начать изучать историю и географию. Завершив учебу, она принялась раздумывать, «кем работать мне тогда, чем заниматься». Размышления продлились недолго, примерно неделю, потому что потом в Базеле она увидела информационное объявление о том, что открыт набор на обучение по профессии машиниста электропоезда. «Я сразу поняла, что это именно то, что мне нужно. Я и сейчас думаю именно так. Один из моих профессоров даже подшутил надо мной тогда, сказав, что я теперь, мол, смогу использовать мои географические познания на практике!» Конечно, во многом это так и осталось шуткой, познаний в географии сибирской тайги или джунглей Амазонки от нее не потребовалось.


С другой стороны, благодаря своей работе Лея Штеппахер действительно имеет возможность путешествовать по всей стране. Маленькая Швейцария на поверку оказывается весьма разнообразной как с точки зрения культур и ландшафтов, так и людей. 

Один из ее любимых маршрутов пролегает из родного Базеля через регион Юра в город Поррентрюи, который она преодолевает на электропоезде модели «FLIRT» («Fast Light Innovative Regional TrainВнешняя ссылка») производства компании «Stadler Rail AG». «Там совершенно другой мир. Там та-аак спокойно! Обычно ты находишься в рамках очень жесткого расписания с интервалами движения всего в пару минут, а на этой дистанции интервалы между поездами могут достигать четверти часа».

«Пассажиры чувствуют буквально всё»

С ее университетским дипломом и педагогическим образованием Лея Штеппахер могла бы преподавать в школе или колледже. Впрочем, ее педагогические способности даром не пропали. Помимо выполнения плановых рейсов она еще курирует несколько учебных групп, в составе которых новые сотрудники «SBB» получают первое представление о том, куда они попали и чем и предстоит заниматься. 

«Для новичков первый год у нас становится временем интенсивного обучения. что требует больших затрат сил. Работа машиниста годится далеко не для всех. Ежегодно в каждой такой группе выясняется, что один или два человека из 18-ти или 20-ти просто не созданы для этой карьеры. Может быть, они недостаточно уверены в себе или недостаточно уравновешены. Вы должны четко контролировать все свои движения, не рвать рычаги на себя и бить по кнопкам», — говорит Лея Штеппахер. Она и в самом деле делает все плавно и спокойно, ее движения рассчитаны с точностью до миллиметра, а ее рабочее место напоминает мне звукозаписывающую студию.

«Сейчас все работает при помощи компьютеров. Контролировать огромный состав можно несколькими легкими касаниями», — говорит она. Периодически она отвлекается на планшетный компьютер, который лежит перед ней не пульте. В нем она отмечает свое передвижение по маршруту. А еще есть так называемая «педаль мертвеца», большая, больше похожая на тормоз. Машинист должен постоянно держать ногу на этой педали, и тогда поезд «понимает», машинист жив и способен выполнять все свои обязанности. Если же по какой-то причине давление на педаль ослабеет (машинист может заснуть или потерять сознание), то тогда состав немедленно перейдет в режим экстренного торможения и остановится.


Чтобы этого не случилось, во время движения периодически в кабине машиниста срабатывает беззвучно вибрирующий будильник. Так «умный» поезд проверят, все ли хорошо с машинистом. «У меня все в порядке, дорогуша!» — наполовину в шутку, наполовину всерьез отвечает Леа Штеппахер. На каждой крупной железнодорожной станции в Швейцарии всегда есть дежурный машинист, готовый подменить коллегу, который по какой-либо причине не сможет больше вести свой состав дальше. Состоянию здоровья машинистов локомотивов в Швейцарии уделяется огромное внимание, нездоровый сотрудник никогда не получит допуска и разрешения выйти в рейс.

Пивоварня как сказочный замок

«Конечно, проблемы бывают всегда и везде. Самое худшее, что пока со мной случалось, касалось изменений в расписании движения поездов и задержек, в результате чего рейс, который должен был занять всего один час, становился минут на десять длиннее», — говорит Л. Штеппахер. Но ведь эти десять минут — это лишняя возможность полюбоваться пейзажами за окном? Мы как раз проезжаем желтые поля цветущего рапса, причудливые церквушки и пивоварню «FeldschlösschenВнешняя ссылка», здание которой очень похоже издалека на сказочный замок. В ответ на мои слова Лея Штеппахер только улыбается.

Несмотря на весь свой энтузиазм, она признает, что и у ее работы есть свои недостатки, например, нерегулярный график работы по сменам. «Приходится учиться справляться и с этим. Это, правда, ведет к ограничению круга общения, времени заводить новые знакомства оказывается не так уж много, так что остается только поддерживать те дружеские отношения, которые у тебя уже есть», — говорит она. Действительно, в Швейцарии классическим временем вечеринок и прочих развлечений является суббота, а по субботам ей часто приходится уходить в рейс — и сидеть у себя в кабине машиниста в полном одиночестве.

«Машинист должен быть психологически в состоянии выдерживать длительные периоды одиночества, с учетом того, что эта работа связана еще и с большой ответственностью, требующей полной концентрации», — отмечает она, но добавляет, что коллектив сотрудников у них в Базеле просто потрясающий, атмосфера среди коллег царит позитивная, очень часто она и ее товарищи по работе отправляются вместе куда-нибудь на велосипедную прогулку или еще как-то проводят вместе свободное время. 

Спокойно и уверенно

А между тем, прогресс не стоит на месте. В перспективе уже замаячили беспилотные летательные аппараты и автомобили, лозаннское метро уже работает в автоматическом режиме, а недавно Федеральное транспортно-дорожное Ведомство Швейцарии начало, пока в тестовом режиме, анализировать возможность запуска беспилотных поездов между городами Люцерн и Санкт-Галлен. Не отстает и концерн «SBB», которые стремится, судя по его собственным словам, «способствовать опережающему внедрению систем автоматизации рабочих и сервисных процессов, включая составление и актуализацию расписаний движения, продажу билетов, управление транспортными потоками и задействование беспилотных транспортных решений». Итак, профессия машиниста обречена на вымирание?


Лея Штеппахер говорит, что за свое будущее она не опасается. «С технической точки зрения полностью беспилотные локомотивы я себе представить пока не могу, хотя ясно, что степень автоматизации будет расти, и в будущем компьютеры будут управлять еще большим числом процессов, самостоятельно решая задачи, даже связанные с реагированием на дорожную обстановку». Уверенности в будущем ей придает еще и тот факт, что недавно ее работодатель (концерн «SBB») начал реализовывать обширную программу модернизации подвижного состава с прицелом на долгосрочную перспективу, и все новые типы локомотивов предусматривают наличие в их кабине человека.

Может ли она представить себе, что будет заниматься своим делом до самой пенсии? «Конечно могу! У меня множество коллег, старше меня, многие из них водят поезда уже больше 30 лет. И, несмотря на все изменения, они говорят, что по-прежнему прекрасно себя чувствуют в кабине машиниста. А меня всегда завораживали большие мощные машины», — улыбается она. А между тем мы приближаемся к Базелю. Темнеет. Для Леи Штеппахер это последний рейс на сегодня. Она надевает свою черную фуражку и красный форменный шарф, проверяет, все ли в порядке в ее кабине, опускает шторки на окнах. Сделав несколько последних фото, мы прощаемся на платформе. Теперь я примерно представляю, какие люди водят поезда в Швейцарии. И я чувствую себя при этом спокойно и уверенно.


Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.